Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Спутники» пандемии: артисты Театра на Таганке приступили к репетициям
2020-07-01 11:01:27">
2020-07-01 11:01:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вентиляция прочищена, рециркуляторы воздуха подключены, маски, перчатки и санитайзеры закуплены, тесты на коронавирус сданы — артисты Театра на Таганке вовсю репетируют спектакль о войне «Спутники». Сцена оживает после пандемического сна, в который она погрузилась почти на три месяца. Но, по словам актеров, праздновать возвращение пока рано — настоящий повод для радости появится в сентябре, когда в зал, как планируется, войдет первый зритель. «Известия» оценили готовность «Таганки» к новому сезону.

Предъявите билет и маску

Открываю тяжелую входную дверь. В фойе встречают охранник и администратор: «Здравствуйте, добро пожаловать в театр! Позвольте измерить вашу температуру? Спасибо, всё хорошо — 36,7. У вас есть с собой перчатки и маска? Нужно обязательно надеть». Необходимых средств индивидуальной защиты (СИЗ) у меня с собой не оказалось, но в ближайшую аптеку не отправили — любезно их выдали, предварительно обработав руки санитайзером.

Судя по всему, именно так и будет теперь выглядеть процедура прохода в театр, когда его двери распахнут для зрителей. Помимо привычных билетов придется предъявить набор СИЗ. Впрочем, рекомендаций от Роспотребнадзора по условиям полноценной работы культурных учреждений и дате их официального открытия еще не поступало — обещают прислать к 15 июля.

А вот предписания ведомства по репетиционному процессу «Таганка» полностью соблюдает, уверила директор театра Ирина Апексимова. По ее словам, сейчас трудится только та часть труппы, что занята в спектакле «Спутники». За неделю до выхода на работу творческая группа и технический персонал сдали тесты на короновирус. Все они оказались отрицательными — заболевание ни у кого не обнаружено, но и антител тоже нет. Артисты расстроились: говорят, чувствовали бы себя спокойнее и безопаснее, если бы знали, что уже переболели.

Ирина Апексимова на репетиции спектакля «Спутники»

Ирина Апексимова на репетиции спектакля «Спутники»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Знаете, за что я больше всего волнуюсь? Что у кого-то из нас что-то обнаружат и всех опять посадят на карантин. А нам так работать хочется, — волнуется актриса Маргарита Радциг.

Следом за актерами «Спутников» пройдут тестирование и приступят к репетициям участники спектаклей «Снегурочка» и «Отелло». Вся экономическая и административная часть учреждения по-прежнему трудится на удаленке. За исключением, конечно, руководителя «Таганки».

Я бы еще месяц посидела дома. С удовольствием восприняла карантин, мне всё это очень понравилось. А теперь снова нужно вставать по будильнику, — пожаловалась «Известиям» Ирина Апексимова.

Эмоции зашкаливают

На сцене тем временем вовсю идет репетиция. Режиссер Денис Хуснияров периодически сердится на артистов, делает замечания — то они играют излишне эмоционально, то не к месту острят, то переигрывают. Когда в зрительный зал тихонько заходит Ирина Апексимова и садится в одно из кресел, режиссер вновь прерывает монолог Сергея Трифонова.

— Сереж! Ну не играй ты ничего! Естественнее! — командует Денис Хуснияров.

Денис Хуснияров

Денис Хуснияров

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Не могу я не играть, директор же к нам пришел, — отшучивается артист.

— Вот так всегда — приходит директор, и начинается, — то ли в шутку, то ли всерьез говорит режиссер.

Позже, в перерыве, сидя в курилке, актер Трифонов оправдывает постановщика.

— С нами сейчас сложно работать, — признает он. — Мы столько сидели дома, не виделись друг с другом, нам весело, эмоции зашкаливают...

Согласна с коллегой и Маргарита Радциг. По ее словам, все сейчас пребывают в эйфории от того, что наконец-то репетируют. И хотя процесс после длительного простоя дается непросто, это гораздо лучше, чем бездействие и неопределенность. О том, что, возможно, придется играть премьеру в заполненном лишь на треть зале (в случае, если Роспортребнадзор настоит на шахматной рассадке зрителей), актеры стараются не думать, чтобы не омрачать радость выхода на сцену. Но в приватном разговоре признаются: пустые кресла их расстроят. К тому же есть опасения, что процесс возвращения зрителя в будет длительным и болезненным: инстинкт самосохранения одержит верх над любовью к искусству. Аншлагов в первое время ждать не стоит. Впрочем, в истории театра, привыкшего к вниманию публики, такое время уже было.

Сергей Трифонов и Маргарита Радциг

Сергей Трифонов и Маргарита Радциг

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— В начале 1990-х мы играли великие спектакли на треть зала, — вспомнает Сергей Трифонов. — Людям есть было нечего, какой там театр? Сейчас встанет другая проблема — испуг перед скоплением людей.

Репетиция неопределенности

Изначально премьера «Спутников» по одноименной повести Веры Пановой была запланирована на 9 мая — к 75-летию Победы. В произведении идет речь о о взаимоотношениях людей, несущих нелегкую службу в санитарном эшелоне.

Драматург Ася Волошина, автор сценической адаптации, и режиссер Денис Хуснияров предлагают зрителям увидеть события 1940-х глазами современного человека, фокусируют внимание на том, что объединяет людей, живущих в мирное время, с теми, кто прошел страшную войну.

По словам Сергея Трифонова (он играет роль комиссара поезда), «Спутники» — это размышление о том, что такое война. Попытка понять, каково ее принять и перенести. Актер признается — жизнь в неопределенности, с которой все мы столкнулись из-за пандемии, помогла в работе над этим материалом.

Репетиция спектакля «Спутники»

Репетиция спектакля «Спутники»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

— Мы все пережили микро-, тряпочную, мультяшную, но тем не менее войну. Конечно, число погибших тогда и сегодня несопоставимо. Но есть ощущение беспомощности как перед пулей, так и перед вирусом, — отметил артист.

Маргарита Радциг рассказала «Известиям», что сравнение пандемии с войной было первой мыслью, возникшей у артистов и режиссера. Постановочная группа «Спутников» уверена: коронавирусное испытание хотя бы на 10% помогло понять, что испытали люди, когда их мирная жизнь вдруг изменилась до неузнаваемости. Если зрители посчитают так же, создатели спектакля будут считать, что их цель достигнута.