Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Меня приглашали в «Сан-Антонио», но я предпочел поездку на Игры-2008»

Двукратный чемпион России по баскетболу Виктор Кейру — о шансах уехать в NBA, гибели Коби Брайанта и становлении «Руны»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Экс-защитник сборной России по баскетболу Виктор Кейру провел достаточно успешную карьеру. Он дважды выиграл чемпионат России с ЦСКА времен Этторе Мессины, поучаствовал в Олимпийских играх – 2008, был одним из лидеров казанского УНИКСа и столичного «Динамо», принимал участие в драфте NBA-2006. Карьера игрока закончилась из-за травмы колена гораздо раньше, чем он планировал, — в 31 год.

С тех пор прошло уже более пяти лет, но Виктор по-прежнему связан с баскетболом. Помогает развиваться молодым игрокам, а также активно сотрудничает с московским клубом «Руна» — дерзким новичком Суперлиги-1, который уже в своем первом сезоне борется за место в плей-офф. В интервью «Известиям» Кейру рассказал о развитии новой столичной команды, игре против Коби Брайанта, нереализованной мечте уехать в NBA и главных качествах тренера сборной России Сергея Базаревича.

Полный карт-бланш

— Как вам поступило предложение сотрудничества с «Руной»? Расскажите, чем вы конкретно занимаетесь.

— Так сложилось, что после окончания карьеры я начал интересоваться маркетингом. У меня был определенный опыт работы в этом направлении, и парни из «Руны» Сергей Юхневич и Павел Ильменков (экс-игрок петербургского «Спартака») вышли на меня и предложили сотрудничество. Они рассказали о возможностях клуба и дали полный карт-бланш для реализации своих идей. В нашем спорте не таких много столь перспективных проектов, и у меня появился отличный шанс создать по-настоящему интересный продукт.

Что касается второй части вопроса, то я не работаю в клубе, я наемный менеджер. «Руна» — это молодая команда, и ей нужен был человек с баскетбольными связями, который мог бы повысить ее узнаваемость и постараться привлечь новую аудиторию на трибуны. Все-таки мы базируется в столице, и тут баскетболу приходится конкурировать не только с другими видами спорта, но и с любыми другими досуговыми мероприятиями. Будь то поход на концерт, в кино или шопинг. Если брать наш первый домашний матч в Суперлиге-1 и последние игры, то посещаемость выросла примерно на 30%. Плюс появились лояльные болельщики, которые ходят на каждый матч.

— За счет чего в Москве можно привлечь зрителей на баскетбол, если матч проходит не с участием ЦСКА?

— В первую очередь «Руна» делает акцент на социальной активности. Мы наладили отношения со специализированными баскетбольными секциями и общеобразовательными школами. Регулярно проводим там мастер-классы, приглашаем на матчи Суперлиги-1 детей и их родителей, в межсезонье проводим мини-турниры по новой олимпийской дисциплине — баскетболу 3х3, стараемся интегрировать клуб в различные массовые мероприятия, в частности фестивали. У нас есть именитые игроки, тот же Иван Лазарев, выигравший Евролигу с ЦСКА, Максим Ткаченко, поигравший в Единой лиге. Также отмечу, что менеджерский состав команды открыт для различных активностей, новых форматов, не боится экспериментировать. Клуб взаимодействует со многими организациями, быстро принимает решения по тем или иным коллаборациям. Например, мы активно сотрудничаем с Межрегиональной любительской баскетбольной лигой (МЛБЛ), у которой большая целевая аудитория.

— В эти выходные «Руна» проведет матч против сборной лучших игроков МЛБЛ. Как пришла такая идея?

— Мы проводим домашние матчи на той же площадке, где проводятся игры МЛБЛ, поэтому такое решение напрашивалось. Лучшие игроки любительской лиги получат возможность сыграть против профессионалов, а «Руна» — новых болельщиков, увлекающихся баскетболом. Мы соединим профессионалов и любителей, при этом я ожидаю серьезную борьбу на паркете. Звезды МЛБЛ будут выкладываться по максимуму, чтобы проявить себя на новом уровне, а наставник «Руны» Олег Окулов, думаю, применит широкую ротацию. Много игрового времени получат те, кто не так часто играет в Суперлиге-1, а основным игрокам предоставится больше отдыха. Все-таки риск получить травму перед решающими матчами регулярного сезона лучше минимизировать.

— Пока команда идет на девятом месте в турнирной таблице. Как оцениваете вероятность выхода в плей-офф?

— Мне сложно давать оценки относительно баскетбольной составляющей, я не нахожусь внутри тренировочного процесса. Но считаю, что если лидеры команды смогут избежать травм и сыграют все оставшиеся матчи на своем уровне, то «Руна» выйдет в плей-офф. Да, календарь не такой простой, но шансы хорошие.

Крутой челлендж

— Вы закончили карьеру пять лет назад. Скучаете по профессиональному баскетболу?

— Мне хватает активностей в жизни, в которой наступил новый этап. Конечно, когда я смотрю баскетбол с трибуны, то иногда появляется желание провести два-три матча на профессиональном уровне, в свое удовольствие. Но сказать, что я скучаю по тренировкам, перелетам и прочим атрибутам жизни профессионального спортсмена — точно нет.

— Какой момент вы считаете лучшим в своей карьере?

— Поездка на Олимпийские игры-2008 и первый сезон за ЦСКА под руководством Этторе Мессины. Это был крутой челлендж.

— Сейчас многие говорят, что время Мессины прошло и методы тренера уже устарели. Согласны с этим?

— У Этторе очень фундаментальные знания баскетбола, и в первую очередь он очень силен как психолог, человек, который настраивает игроков на достижение результата. По мне, у него нет слабых сторон. Не зря он четыре раза выиграл Евролигу, много лет работал первым ассистентом Грегга Поповича. В NBA итальянец получил новый импульс, абсолютно новый опыт. Не знаю, насколько эти знания могут быть полезны для Европы, но мне кажется, что его «Милан» еще может всех удивить. Этот сезон, скорее всего, уйдет у Этторе на адаптацию, но в следующем итальянский клуб вполне сможет претендовать на самые высокие места в Евролиге. Все-таки нынешним летом у Мессины будет полноценное межсезонье, где он с первого дня сможет строить команду и подбирать игроков под себя.

— Все знают Этторе как очень жесткого тренера. Ощутили это на себе? В чем его главное требование к игрокам?

— Конечно. Всем, кто поработал с Мессиной, уже не страшно никакое психологическое давление. У него разный подход к игрокам старта и ролевым баскетболистам, усиливающим игру со скамейки. Я относился ко второй категории, и он требовал от нас, чтобы мы предъявляли к себе более высокие требования к дисциплине, концентрации, баскетбольному мышлению, чем лидеры коллектива. Мне было уже 24 года, и перестроиться было очень тяжело.

— С кем из ЦСКА вы больше всего общались?

— Сложно сказать, со всеми были хорошие отношения. В тренировочном процессе мы много работали с Холденом, Лэнгдоном, Шишкаускасом, но мы не поддерживали связь вне площадки. На следующий сезон к нам перешел Курбанов, Понкрашов — стало гораздо веселее. Плюс хорошо общался со Шведом и Воронцевичем. С последним у нас один агент и мы всегда были друзьями.

— Были удивлены, что Траджан Лэнгдон построил успешную карьеру в NBA, в 2019 году став генеральным менеджером «Нью-Орлеана»?

— Он был классный игрок, который в то время подходил под стили игры ЦСКА и «Динамо». Знаю, что он один из немногих легионеров, кто выучил русский. Он был достаточно упорный. Возможно, это качество и помогло ему стать успешным в баскетболе после завершения карьеры.

— Алексей Швед полностью реализовал свой талант?

— Да, причем на 100%. Леха — лидер клуба-участника Евролиги и сборной, поиграл в NBA. И думаю, что у него впереди еще несколько ярких сезонов.

Сам принимал решения

— Вы также могли попасть в NBA и даже выставляли свою кандидатуру на драфт 2006 года. Тот факт, что вас не выбрали, — главное разочарование в карьере?

— Нет. Главное разочарование, что я не воспользовался всеми шансами, которые мне предоставляла баскетбольная судьба. У меня не было опытного наставника, я всегда сам принимал решения. Мои агенты тогда тоже были совсем молодыми и не всегда могли подсказать правильное направление.

— Можете привести пример?

— После сезона во Владивостоке я не поехал в просмотровый лагерь в «Денвер». В последней игре чемпионата повредил голеностоп и халатно отнесся к реабилитации. К тому же врач команды не знал о существовании МРТ, мне сделали рентген, который показал, что всё нормально. На деле же у меня были порваны связки. На следующий год меня приглашали в «Сан-Антонио», но я предпочел поездку на Олимпиаду-2008.

— Это было приглашение от офиса «Сан-Антонио»?

— Да, они вели меня два-три года, и мой отказ их обескуражил. Я правда очень хотел попасть в NBA, но из-за неудачной поездки на драфт я на какое-то время был обижен. Все-таки мне было 22 года, и я не до конца осознавал реальность происходящего. С другой стороны, я не жалею, что поехал на Игры в Пекин.

— При подготовке к Играм-2008 вы противостояли трагически погибшему Коби Брайанту в товарищеской игре. Каким он вам запомнился?

— Расскажу про один эпизод, который считаю показательным. На открытии Игр-2008 он фотографировался со всеми желающими спортсменами. Делал это около трех часов, никому не отказал, улыбался, отвечал на вопросы. Рядом не было никаких менеджеров или охранников. Хотя другие звезды NBA вели себя иначе. Это говорит о его профессионализме и высоких человеческих качествах.

— Смерть Коби как-то изменила ваше отношение к жизни?

— Безусловно. Думаю, эта история коснулась абсолютно каждого. Не только спортсменов. Когда такое происходит, люди задаются вопросом: почему так получилось? Ведь Коби был абсолютно положительным героем, и его жизненный путь вызывал восхищение. Он не мог погибнуть так рано. Но с другой стороны, Брайант оказался даже большей фигурой, чем кто-то предполагал. Думаю, что смерть ни одного другого спортсмена не объединила бы так мир.

— Самая запоминающая история с драфта?

— Я тогда уже был профессионалом, зарабатывал неплохие деньги, а мои соседи по апартаментам, тот же Руди Гэй (двукратный чемпион мира в составе сборной США, форвард «Сан-Антонио»), были студентами. Мы вместе ходили в рестораны, и я расплачивался за них. Они называли меня «богатым русским», на что я отвечал, что скоро они станут миллионерами. Так и вышло с Руди, хотя, на мой взгляд, он не до конца реализовал свой талант.

— Перед переходом в петербургский «Спартак» ваш агент говорил, что вы могли перейти в «Валенсию». Почему так и не получилось поиграть в иностранном чемпионате?

— Если честно, то у меня было много возможностей уехать в Европу и присоединиться к клубу-середнячку. Но я бы терял в деньгах. И уезжать в условную Испанию или Италию на понижение не хотелось. Поэтому всерьез не рассматривал эти предложения.

Личный бренд

— Свою карьеру вы заканчивали в самарских «Красных Крыльях» под руководством Сергея Базаревича. Он топ-тренер?

— Лично я считаю, что в российском баскетболе есть два-три сильнейших тренера, один из них, безусловно, Базаревич. Мне нравилось с ним работать. Он использовал мои сильные стороны и объяснял четкие требования для игрока моей позиции. Тренер Базаревич пропагандирует быстрый баскетбол, с акцентом на защиту. У него ты не должен бояться проявить себя, и мне всегда это импонировало.

— Почему после ухода из баскетбола вы решили работать с клубом, а не занялись более понятной работой агента или тренера?

— Я рассматриваю варианты, что в будущем буду заниматься агентской деятельностью, но больше всего мне было бы интересно построить личный бренд спортсмена. В России пока недооценивают это направление, хотя оно может иметь сильное влияние на успешную карьеру.

Читайте также
Прямой эфир