Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Детсадизм: королева кантри против королевы андеграунда
2018-12-25 15:34:27">
2018-12-25 15:34:27
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Новогодние праздники — время благостное, располагающее к прослушиванию музыки тихой, романтической и даже наивной. В последнем месяце 2018 года таких релизов хватало, и даже в авангардном оммаже наследию маркиза де Сада сквозит какое-то расслабляющее спокойствие. «Известия» напоминают о самых интересных альбомах декабря — для тех, кто почему-то забыл их послушать.

 

Heart To Mouth

Американка Лаура Перголицци, избравшая для себя крайне неудобный для поиска в интернете псевдоним (конечно, это ее инициалы, но попробуйте забить их в Google) — дама весьма занятая. В этом году она уже успела помочь своими талантами в сочинении песен Милен Фармер, а заодно подготовила и собственный сольник. Вообще говоря, Перголецци всегда находилась в тени своих знаменитых клиентов (в ее активе — хиты для Риты Оры, Шер, Рианны, Кристины Агилеры и прочих завсегдатаев хит-парадов), но к 50 годам и пятому сольному альбому внезапно оказалась вполне себе кумиром продвинутой публики — причем по возрасту вполне годящейся ей в дети. Дело, возможно, в том, что даже молодая аудитория иногда хочет послушать что-то не столь крикливо-безвкусное и давящее на уши, как продукция большей части современных поп-героев. Эти 12 песен, с запоминающимися мелодиями, изящными «семидесятническими» аранжировками и удачной звуковой деталировкой, не позволяющей забыть, что это всё же запись 2018 года — как раз для таких, постепенно взрослеющих, слушателей. Своего рода Fleetwood Mac для XXI века.

Carpenters

Carpenters with The Royal Philharmonic Orchestra

Королевский Филармонический оркестр Великобритании меломаны издавна поругивают — за страсть к исполнению популярных хитов в «классической» обработке (или, что еще ужасней, популярной классики под диско-ритм — серия Hooked On Classics, выходившая в конце 1970-х). Зато для обычных, не отягощенных академическим багажом слушателей именно записи КФО частенько становились первым шагом к знакомству с серьезной музыкой. Последнее время — и с золотым фондом поп-сцены. Только в ушедшем году КФО успел обилетить своими аранжировками записи вокала Бадди Холли, Роя Орбисона и Beach Boys; теперь вот очередь дошла и до Carpenters, у нас почти неизвестных, но на родине в Штатах — едва ли не главной поп-группы 1970-х. Семейный дуэт брата и сестры Карпентер распался в 1983-м, после смерти вокалистки Карен от сердечного приступа (последствия анорексии) в возрасте 32 лет, но альбомы и сборники Carpenters продолжают переиздаваться с завидным постоянством. Аранжировщиком и дирижером КФО для этого релиза выступил сам Ричард Карпентер, а голос его сестры и спустя почти четыре десятилетия звучит так же нежно и проникновенно.

Pavlov’s Dog

Prodigal Dreamer

Группа из Сент-Луиса, записавшая 40 с лишним лет назад абсолютно феноменальный (даже по суровым меркам прог-рока середины 1970-х — времен расцвета yes, Pink Floyd, Van Der Graaf Generator и Genesis) альбом Pampered Menial, затем выпустила два куда менее выдающихся диска, а после и вовсе тихо ушла в тень. Со сцены, впрочем, «собачка Павлова» окончательно не ушла, продолжая выступать на фестивалях с постоянно меняющимся составом (сегодня из оригинального остался лишь вокалист Дэвид Серкамп). В 2010 году команда внезапно выпустила первый за два десятка лет студийный альбом — увы, довольно невнятный. Видимо, понадобилось еще почти десятилетие, чтобы наконец выйти из кризиса и явить миру что-то сравнимое с былыми достижениями. Конечно, песен столь же невероятной красоты, как Julia или Theme from Subway Sue, здесь нет, да и фальцет Серкампа больше не забирается в область ультразвука, но пластинка всё же вышла на удивление достойной и вполне уместной для прослушивания долгими зимними вечерами.

Dolly Parton

Dumplin’ (Original Motion Picture Soundtrack)

В Европе эту жизнерадостную блондинку с нарушающим все законы физики бюстом традиционно воспринимают как такую типично американскую диковину: дочь батрака из Теннесси, подобно Элвису выбившаяся из грязи в королевы (только что кантри, а не рок-н-ролла); типический и наглядный пример, какие приходят в сладких мечтаниях девочек-«реднеков»: личный самолет, состояние в $500 млн, ковбойские сапоги в бриллиантах и пергидрольная завивка. У себя в США Долли Партон — звезда национального масштаба вот уже почти полвека, во многом именно благодаря всем вышеперечисленным деталям ее биографии. О чем, впрочем, часто забывают даже на родине героини, так это о почти 3 тыс. сочиненных ею песен, среди которых есть минимум два шедевра на все времена: I Will Always Love You (да-да, та самая баллада, сделавшая международной звездой покойную Уитни Хьюстон) и Jolene, пожалуй, одна из наиболее горьких песен о любви в вообще склонном к некоторой жестокости кантри-каноне. Здесь она, кстати, присутствует в еще более душераздирающей версии со струнным ансамблем; всего же в саундтрек к комедии про нарушающую все правила «боди-позитивную» королеву красоты из заштатного техасского городка вошло шесть старых хитов Долли в новых аранжировках и шесть специально написанных для фильма композиций. Для первого знакомства с одной из величайших (кроме шуток) поп-певиц Америки ХХ столетия, пожалуй, будет достаточно.

Lydia Lunch

Marchesa

И напоследок, как водится, «что-то совсем другое». Лидия Ланч, королева нью-йоркского андеграунда 1970-х, поэтесса, певица и прочая, прочая, прочая, совсем недавно наведывалась в наши края со своим «позитивным» проектом Big Sexy Noise, играющим нечто, в полном соответствии с названием, шумное и сексуальное, что можно с некоторым допущением отнести к рок-ведомству. Этот ее альбом, созданный вместе с итальянским композитором-авангардистом Стефано Росселло — дело иное, куда более мрачное. Девять диссонантных и довольно мрачных композиций, в которых сквозь амбиентный шум едва пробивается потусторонний голос Лидии, посвящены трудам и дням небезызвестного маркиза де Сада. Звучит угрожающе, но, парадоксальным образом, одновременно успокаивающе — в конце концов, и экзерсисы несчастного маркиза тоже были формой любви.

 

Загрузка...