Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Музыка — лучший из миров: Большой театр обнаружил источник оптимизма

Главный театр России обратился к творчеству Леонарда Бернстайна
0
Фото: пресс-служба Большого театра
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

К 100-летию со дня рождения американского классика Большой театр представил спектакль «Кандид». Постановка рекомендуется ценителям легких жанров в академической подаче. 

В центре сюжета, отсылающего к XVIII столетию, пылкий и чистый помыслами юноша по имени Кандид (Илья Селиванов). Начав свое путешествие по жизни с уютной Вестфалии (на огромном, во всю ширь занавеса экране — мирный деревенский ландшафт), герой поэтапно осваивает Старый и Новый Свет, включая инквизиторскую Испанию, парагвайское государство иезуитов и мифическую страну Эльдорадо. Соответственно меняются экранные локации и персонажи, среди которых преобладают вруны, мошенники и жаждущие крови священнослужители. Испытаниям героя нет предела: даже родные люди — брат Масимилиан (Александр Миминошвили) и невеста Кунигунда (Надежда Павлова) — норовят использовать его в корыстных целях. Однако юноша твердо следует заветам своего наставника Панглосса (Петр Маркин), который учил не поддаваться на провокации, сохранять оптимизм и воспринимать жизнь в гармонии. В итоге потерь и обретений герой таки находит рецепт гармонического бытия, но он далек от постулатов учителя...

Свою музыкальную комедию Бернстайн написал для Бродвея, однако обратился к автору, ранее не считавшемуся приемлемым для этого оазиса развлечений. Повесть Вольтера «Кандид, или Оптимизм», изданная во Франции в 1759 году, мало того что была едкой сатирой, но и содержала философские выкладки относительно теории оптимизма и гармонии Готфрида Лейбница. С последним Бернстайн отчасти согласился — признал, что гармония существует, но не везде, а в лучшем из миров, то есть в мире музыки.

С музыкальной точки зрения «Кандид» — образцово-показательное сосуществование казалось бы несоединимых вещей. При желании здесь можно найти мюзикл и оперу, оперетту и шоу, вальс и танго, сарабанду и фокстрот, итальянское бельканто и французский шансон, аллюзии на Стравинского и ссылки на Альбана Берга. Задача интерпретаторов — объединить всё это в стройное целое, с чем отлично справляется музыкальный руководитель ГАБТа Туган Созиев и ведомые им вокалисты и оркестранты. Поют и играют в этом спектакле не просто хорошо, но с удовольствием, без остатка погружаясь в материал и смакуя вкусные детали. Есть на этом достойном фоне и подлинные достижения, в том числе виртуозная ария Кунигунды «Сиять и чаровать» и красивейшая увертюра, сочетающая мелодическое изящество с инструментальным масштабом.

В афише «Кандид» назван опереттой в театрализованном концертном исполнении. На самом деле в отличие от других подобных опытов Большого театра это полноценный спектакль. С той разницей, что вместо декораций — видеопроекция, а хористы стоят на своих станках. В остальном мастер мюзикла Алексей Франдетти поставил яркое и броское зрелище, изобилующее экзотическими персонажами. При этом о забвении классических традиций речь не идет. Исполнители — солисты оперы, привыкшие к соответствующей подаче образа, а постановщики хорошо чувствуют грань, отделяющую интеллигентное представление от китча.

Результатом становится академическое шоу, и в данном случае это не противоречие в термине. В репертуар Большого не только вошел новый жанр, но, возможно, положено начало новому тренду.

 

Прямой эфир