Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Возвращение «Гаянэ»

115-летие со дня рождения Арама Хачатуряна Большой театр отметил приглашением Национального театра оперы и балета Армении
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Главному театру России есть чем праздновать юбилейную дату Рубенса советской музыки Арама Хачатуряна. Визитной карточкой ГАБТа и самым востребованным (после «Лебединого озера») спектаклем уже полвека является легендарный «Спартак» в постановке Юрия Григоровича и Симона Вирсаладзе. Но и в этом контексте приглашение балетной труппы Национального академического театра Армении им. А. Спендиарова выглядит знаковым событием. На сцену Большого после 57-летнего перерыва вернулся балет «Гаянэ», произведение исключительной музыкальной красоты и сложной сценарной судьбы.

Впервые историю сельской девушки Гаянэ и ее возлюбленного по имени Армен увидели жители Молотова (ныне Пермь) в 1941 году. В уральском городе, где работал эвакуированный ГАТОБ имени Кирова, блистал цвет ленинградского балета. Первопроходцами стали балетмейстер Нина Анисимова и народные артисты Наталья Дудинская, Константин Сергеев, а также Борис Шавров.

В либретто, запутанном наподобие старинных феерий, шла речь о любви и верности, дружбе и предательстве, вредителях и их разоблачителях, колхозном труде и добыче полезных ископаемых. Вся последующая история балета, а ставился он практически на всех советских сценах, прошла под знаком борьбы за внятный сюжет. Танцовщик и хореограф Вилен Галстян, обратившийся к «Гаянэ» в 1974-м, вышел из нее победителем.

— Я не драматург, не либреттист. Такая ответственность — писать на музыку Хачатуряна… — рассказал «Известиям» Вилен Галстян, ныне главный балетмейстер Театра имени Спендиарова. — Арам Ильич следил за каждым моим шагом. Я писал и рабочий материал постоянно ему показывал, то на гастролях в Москве, то в Киеве. Это был долгий процесс. Но вот уже почти 50 лет идет этот спектакль на сцене нашего театра.

История, увиденная зрителями Большого, лишена социально-политической подоплеки. В центре событий две пары — лирическая (Сюзанна Пирумян и Рубен Мурадян) и комическая (Татевик Григорян и Ваагн Маргарян), а также влюбленный в Гаянэ Гико (Размик Марукян), обеспечивающий остроту интриги. Плюс сельские жители, ответственные за красочный фон. Подобный расклад позволил балетмейстеру, не отвлекаясь на лишние объяснения, поставить крепкий балет с необходимым набором сольных, дуэтных, ансамблевых и пантомимных сцен. А зрителю — сосредоточить внимание на главных достоинствах постановки: давно ставшей классикой музыке (за пультом оркестра — Атанес Аракелян) и сценографии. 

Автор эскизов сценических полотен, дышащих полуденным жаром южной страны, — Минас Аветисян. Корифей армянской живописи творчески развил на национальной почве рожденный во Франции фовизм. Приметы его почерка — интенсивнейший цвет (непостижимая синева неба завораживает) и крупный экспрессивный штрих. Те же характеристики с поправкой на звук можно отнести к стилю Арама Хачатуряна — оттого так счастливо слились в этом спектакле музыка и живопись.

Знаменитый «Танец с саблями», принесший композитору всемирную известность, танцовщики бисировали, зал приветствовал артистов стоя. Генеральный директор ГАБТа Владимир Урин не исключил появления на вверенной ему территории еще одного гастрольного спектакля ереванцев — оперы «Ануш». Что касается «Гаянэ», то жаль, что балет появляется на отечественных подмостках лишь эпизодически.

Мариинка, любящая его на правах матери, периодически включает в юбилейные и фестивальные концерты избранные места из постановки Нины Анисимовой. Однако музыка Хачатуряна явно достойна более широкого применения и давно ждет своих либреттиста и хореографа. Пора, пора наконец-то вернуть «Гаянэ» на ее родную российскую сцену.

 

Читайте также
Прямой эфир