Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я вернусь в Россию»

Летчик Константин Ярошенко — о свиданиях с семьей, обращении в ООН и нежелании администрации американской тюрьмы предоставлять ему медпомощь
0
Фото: из личного архива
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Федеральное бюро тюрем не дает разрешения на госпитализацию российского летчика Константина Ярошенко, отбывающего 20-летний срок в США. Заключенному не предоставляется медицинская помощь даже несмотря на то, что о необходимости полного обследования заявил врач, следящий за его здоровьем. Об этом в интервью «Известиям» сообщил сам Константин Ярошенко. Во время беседы он рассказал о прошедшей встрече с семьей, обращении его адвоката в ООН и готовности защиты добиться возвращения личных вещей заключенного, которые были изъяты у него после задержания в Либерии.

Константин Ярошенко был похищен американскими спецслужбами в Либерии и переправлен в CША в мае 2010 года. Власти страны обвинили российского летчика в преступном сговоре с целью контрабанды крупной партии кокаина и приговорили к 20 годам лишения свободы. Он стал первым гражданином РФ, которого спецслужбы США похитили на территории третьей страны. 

— Недавно к вам приезжали жена и дочь, с которыми вы не виделись семь лет. Какие впечатления оставил их визит?

— Свидания прошли отлично. Пролетели как одно мгновение, хотя в течение трех недель мы виделись с пятницы по понедельник с девяти утра до трех часов дня. В Россию жена и дочь вернулись только в прошлую пятницу. Мои девочки очень поддержали меня, приободрили и настроили на победу со всей несправедливостью, с которой мы столкнулись. Моя семья придала мне сил — я вернусь в Россию. Я уже много лет и очень хорошо знаю свою жену, но до своего задержания никогда не думал, что Вика станет таким отчаянным бойцом за мое освобождение. В целом могу сказать, что поездка прошла отлично. За это время Вика провела и несколько очень полезных встреч.

— Она связывалась с вашим адвокатом Алексеем Тарасовым?

— Да. Он пообещал добиться возвращения моих личных вещей, которые были незаконно изъяты офицерами управления по борьбе с наркотиками США в ходе моего похищения 28 мая 2010 года. Речь идет о внутреннем и заграничном паспортах Российской Федерации, водительских правах, удостоверении пилота гражданской авиации, компьютере, жестком диске, а также флеш-накопителе с семейными фотографиями и видео. У меня украли деньги и вещи, но прокуратура заявляет, что якобы не знает, где они. Поэтому в ближайшее время адвокат подаст в суд. Мне кажется, что, помимо лжи и фабрикации, американская прокуратура и управление по борьбе с наркотиками занимаются еще и воровством. Кроме того, мой адвокат обратился в ООН и намерен добиваться справедливости через эту международную организацию.

— Думаете, это обращение сможет повлиять на вашу судьбу?

— Алексей Тарасов подал жалобу в ООН по поводу моих пыток и похищения. Посмотрим, как отреагирует ООН. Если вообще последует какая-нибудь реакция. Пока, насколько я знаю, никакого ответа не было. У меня есть опасение, что эта организация во многом подчиняется и действует в угоду США. Например, ООН обвиняет КНДР и другие страны в нарушении конвенции против пыток (Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 1984 года. — «Известия»), но ни слова не говорит про меня или людей в Гуантанамо (тюрьма на базе США арендованной у Кубы в 1903 году для лиц, обвиняемых в терроризме и других преступлениях. — «Известия»). В общем, не остается ничего другого, как ждать развития событий.

— Вы неоднократно жаловались на серьезные проблемы со здоровьем. Вам предоставили необходимую медицинскую помощь?

— В тюрьме пока ничего не изменилось. Меня вывозили в больницу на консультации к врачу. Там сказали, что необходимо полное обследование, так как у меня серьезные проблемы с желудком — нужно определить конкретное заболевание и дальнейший курс лечения. Я рассказал, каким образом меня пытались лечить тюремные врачи — я пропил курс серьезных антибиотиков, которые не помогли. Тем не менее надо понимать, что от врача дальнейшее уже не зависит. Сначала Федеральное бюро тюрем должно дать разрешение на обследование и прохождение дальнейшего лечения в госпитале.

— В тюрьме «Данбери» (штат Коннектикут), куда вас перевезли в июне этого года из пенитенциарного учреждения Нью-Джерси «Форт-Дикс», лечить вас отказываются?

— Два месяца назад я обратился за помощью в санчасть тюрьмы по поводу проблем со здоровьем. Мне сказали, что вызовут. Через две недели после обращения я снова туда пришел. Ответ остался прежним: «Вас вызовут». На прошлой неделе я в очередной раз пожаловался на то, что мне нужна срочная помощь и я уже два месяца нахожусь в ожидании вызова к врачу. Но ничего так и не поменялось. Вот помощь такая оказывается в тюрьме «Данбери». А мне очень нужна квалифицированная помощь врачей.

 

Прямой эфир

Загрузка...