Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
За три года подростки и молодые люди потратили по «Пушкинским картам» 33 млрд рублей
Мир
Гросси назвал ситуацию на Запорожской АЭС тревожной
Происшествия
Гладков сообщил о пожаре в Шебекино в результате обстрела ВСУ
Мир
Байден отказался считать происходящее в Газе геноцидом
Мир
Польша отказалась принимать мигрантов по новому пакту Евросоюза
Происшествия
Прокуратура проверит сообщения о разливе нефтепродуктов на пляже в Находке
Общество
Синоптики спрогнозировали дождь и грозу в Москве 21 мая
Мир
Белый дом будет поддерживать диалог с конгрессом по вопросу санкций против МУС
Мир
В Литве заявили о готовности отправить военных инструкторов на Украину
Общество
Кабмин одобрил компенсацию работы в выходные дни при увольнении
Мир
Посол Антонов указал на двойные стандарты США в отношении МУС
Наука и техника
В России разработают новые полярные беспилотники
Мир
Politico узнала об опасениях США обвинений со стороны Ирана в гибели Раиси
Мир
Китай выразил разочарование отклонением СБ ООН резолюции РФ по космосу
Экономика
Власти облегчат ведение бизнеса в специальных зонах
Мир
Совет Евросоюза 21 мая утвердит решение по доходам от активов России
Армия
Военные ВС РФ уничтожили укрепленный опорпункт ВСУ при помощи наземного дрона
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Жена и дочь российского летчика Константина Ярошенко, отбывающего 20-летний срок в США, спустя семь лет после приговора суда навестили его в тюрьме «Данбери». Перед встречей заключенный очень нервничал и, по его признанию, не спал всю ночь. «Сейчас 7:30 утра. Переживал, и мысли всякие лезли в голову. Встал в 5 утра, — написал он «Известиям» накануне приезда родных. — Я очень переживаю и, конечно, рад, что смогу увидеть своих девчонок. Главное, чтобы ничего не сорвалось и не отменили визит. Ведь мы уже неделю сидим закрытые. Никуда не выпускают».

После долгожданного свидания с семьей россиянин поделился своими переживаниями в интервью «Известиям». Он рассказал о том, как была организована встреча, своих надеждах на возвращение домой и ухудшающемся в тюрьме здоровье.

— Как прошло свидание с родными?

— Только вернулся. Меня встречали Вика, Катя, вице-консул Евгений Успенский. Прилетел мой адвокат Алексей Тарасов.

Всё было очень эмоционально… Я и мои заплакали. Побеседовали немного с Евгением и Алексеем. Потом они ушли, и мы пять часов проговорили без остановки. Мои купили мне еды — передачи во время свиданий запрещены, можно только по «диким» ценам купить в комнате визитов чипсы, воду, йогурты и закуски. Сидеть разрешено только напротив друг друга. В основном я нажимал на йогурты: мой организм поражен какой-то заразой и ничего другого не воспринимает. Помощь почему-то не оказывается, хотя вице-консул уже написал не одну петицию, чтобы мне ее оказали.

Встреча прошла отлично. Эти пять с половиной часов пролетели как одна секунда. Вроде мои девочки только пришли, а уже нужно расставаться. Этот момент был очень болезненным для меня.

Виктория Ярошенко

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Как администрация тюрьмы восприняла тот факт, что к вам приехала семья?

— Администрация, как мне показалось, хорошо отнеслась к приезду моих родных. По крайней мере претензий не было никаких. Знаю только, что разогнали всех журналистов, которые собрались в этот день у тюрьмы.

— Что вы сказали, когда увидели в комнате визитов жену и дочь?

— Ничего не сказал, только крепко поцеловал, обнял и заплакал. Нервы не выдержали напряжения. Так долго я ждал этого момента, что слов не было совсем.

— Катя сильно изменилась за эти семь лет? Какие эмоции от встречи с дочерью?

— Катя очень выросла и повзрослела. Стала настоящей девушкой. Она у меня очень красивая и умная. Говорит и строит речь очень правильно, у нее аналитический склад ума. Я ею очень горжусь.

— Вы не потеряли веру в то, что вернетесь домой раньше окончания срока?

— Я каждый день молюсь — надеюсь вернуться домой живым и воссоединиться со своей семьей. Очень больно, что моя мама так и не дождалась встречи со мной. Моя сестра тоже очень хотела увидеть меня, даже отдала документы на визу в посольство США в РФ. Но состояние здоровья не позволило ей полететь так далеко, она очень больна.

Константин Ярошенко

Фото: из личного архива семьи Константина Ярошенко

— Какие механизмы планируете задействовать для возвращения в Россию?

— Необходимо обязательно добиваться рассмотрения моего дела в ООН. Нужно обращаться в Совет Безопасности ООН, чтобы там провели расследование факта моего похищения, пыток, фабрикации и фальсификации дела, незаконного осуждения, заточения и дискриминации. А также неоказания мне на протяжении длительного времени медицинской помощи. Я бы очень хотел, чтобы такое расследование провели и потом публично огласили его результаты.

Алексей Тарасов сказал, что уже обратился в ООН. Однако мне бы хотелось, чтобы этот вопрос поставили на обсуждение в Совете Безопасности представители российских властей.

— Будете обращаться к правительству США?

— Лично мне обращаться к властям США, как кажется, уже бессмысленно — предыдущий опыт показывает, что ответа не будет. Все мои запросы полностью игнорировались. Только власти РФ и ООН способны решить мою судьбу. На них я и надеюсь.

Но больше всего мне хотелось бы, чтобы правосудие свершилось над теми, кто всё это подстроил. Я бы хотел открытого судебного процесса в Ростовском областном суде с озвучиванием всех без исключения фактов и деталей моего похищения и фабрикации дела.

Больше всего мне жаль Вику, так как она тянет на своих плечах все трудности. Как же мне жаль, что я не могу быть рядом с Катей, не могу подсказать ей где-то и дать совет, если у нее возникают какие-либо трудности. Вообще участвовать в ее жизни. Я просто разрываюсь от того, что ничем не могу помочь своим девочкам.

Чувствую себя очень уставшим. Наверное, перенервничал сильно…

 

Прямой эфир