Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Становится жарко
2018-05-30 13:39:09">
2018-05-30 13:39:09
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После успешного решения вопросов с зонами деэскалации в пригороде Дамаска Восточной Гуте и в районе провинций Хама и Хомс постепенно подходит очередь третьей — на юге Сирии. Россия уже дала понять, что в конечном счете ныне удерживаемые вооруженной оппозицией территории должны перейти под контроль правительственных сил. Однако представители США предупредили, что просто так вернуть эти районы не получится. Портал iz.ru разбирался, в чем особенность зоны деэскалации на юге и как многочисленные конфликты интересов могут осложнить приход туда законных сирийских властей.

Воевать или договариваться

Глава МИД России Сергей Лавров заявил, что итогом работы по зоне деэскалации на юге «должна стать ситуация, когда на границе Сирии с Израилем с сирийской стороны будут стоять представители вооруженных сил Сирийской Арабской Республики». Такую цель он обозначил 28 мая по итогам переговоров с коллегой из Мозамбика. Эти слова были восприняты рядом СМИ как первый шаг на пути к прекращению существования в том районе зоны деэскалации, создание которой заморозило противостояние между правительственными войсками и вооруженной оппозицией.

Заявление российского министра прозвучало спустя несколько дней после того, как сирийцам удалось полностью обезопасить Дамаск, покончив с присутствием боевиков ИГИЛ (деятельность организации запрещена в России) в лагере палестинских беженцев Ярмук, расположенном на южных окраинах столицы. На этом фоне появились сообщения, что после этой победы сирийские власти стали стягивать свои силы к южной зоне деэскалации.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров во время встречи с министром иностранных дел Мозамбика

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

На ситуацию отреагировали в американском Госдепартаменте. Как заявила 26 мая представитель ведомства Хизер Науэрт, США «примут решительные необходимые меры в ответ на нарушения» режима прекращения огня.

— Мы предостерегаем сирийский режим от любых действий, которые могут способствовать разрастанию конфликта или ставят под угрозу перемирие, — отметила Хизер Науэрт.

Приготовления к возможным боестолкновениям ведутся и в стане вооруженной оппозиции. На днях она объявила об объединении разрозненных группировок, действующих в районе городов Дераа и Кунейтра в южной зоне деэскалации, в единую структуру, которая получила название «Армия спасения».

Успокоить ситуацию попытался поверенный в делах посольства Сирии в Иордании Айман Аллуш, который 26 мая заявил, что, «возможно, сирийскому правительству не придется сражаться на юге». По его словам, «есть большой блок внутри этих районов, который хочет примирения и возвращения в рамки государства».

Особое место

Зона деэскалации на юге занимает среди прочих особое положение. Хотя она и упоминается в итоговых документах астанинских переговоров, реальное обсуждение ее параметров шло, по признанию Сергея Лаврова, не в столице Казахстана с Турцией и Ираном, как в случае с другими тремя, а с американцами и иорданцами. Итоговая договоренность о ее создании была достигнута по результатам встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа в июле 2017 года.

Отличает эту зону и географическое положение: она находится не «внутри» Сирии, как две предыдущие, а на границе с Иорданией и прилегает к оккупированным Израилем Голанским высотам. Хашимитское королевство принимало активное участие в переговорах по ее формированию и является наряду с Москвой и Вашингтоном стороной итогового соглашения. Кроме того, в Аммане работает совместный мониторинговый центр, где эксперты из России, США и Иордании наблюдают за функционированием этой зоны. Что касается Израиля, то его интересы, как неоднократно подчеркивали в российском МИДе, также учитывались.

Израильский наблюдательный пункт на Голанских высотах, который выходит на сирийскую сторону

Фото: REUTERS/Ronen Zvulun

Примечательно, что создание зон деэскалации спровоцировало спекуляции в различных СМИ, что Россия совместно с другими странами фактически встала на путь расчленения Сирии. А конкретно о южной говорили, что она превращается в своего рода буфер, который окончательно закроет вопрос о возвращении Дамаску Голанских высот (к слову, 23 мая министр разведки и транспорта Израиля Исраэль Кац рассказал, что Тель-Авив добивается от США признания над Голанами своего суверенитета).

Комментируя подобные выпады, в Москве традиционно указывали, что все зоны деэскалации — это временное явление. Такую позицию вновь зафиксировали и в коммюнике по итогам последнего раунда астанинских переговоров, прошедших в середине мая. Урегулирование ситуации в Восточной Гуте и в районе провинций Хама и Хомс наглядно продемонстрировало, что все зоны деэскалации рано или поздно вернутся под контроль законных властей в Дамаске.

Вместе с тем очевидно, что в случае с южными районами этот процесс будет непростым, поскольку придется учитывать интересы слишком многих игроков.

Угодить Тель-Авиву

Пожалуй, как никто другой, за развитием ситуации в южной зоне деэскалации наблюдает Израиль. Практически с самого начала сирийского кризиса власти в Тель-Авиве оказывали помощь вооруженной оппозиции: боевики проходили лечение в израильских клиниках, что подтвердили еще несколько лет назад представители минздрава страны. Кроме того, в докладах сил ООН по наблюдению за разъединением постоянно отмечаются случаи контактов между Армией обороны Израиля и членами вооруженных группировок. А в ряде случаев Тель-Авив обвиняют в поддержании связей с террористами «Джебхат ан-Нусры» (деятельность организации запрещена в России) и даже ИГИЛ, у которого на данный момент сохраняется небольшой оплот у границы с Израилем.

Курс израильских властей по поддержке вооруженной оппозиции привел, однако, к совершенно обратному эффекту: в Сирии появились отряды «Хезболлы» и иранские военные. Этот факт вызывает в Тель-Авиве нешуточную обеспокоенность. Власти твердо обещают не допустить укрепления позиций Тегерана, подкрепляя свои заявления периодическими атаками на иранские позиции в соседней стране. Между тем ближайший союзник Израиля США после выхода из ядерной сделки с исламской республикой предъявили к Тегерану 12 требований, одно из которых, напомним, — вывод его войск из Сирии.

Боевики отрядов «Хезболлы» 

Фото: Getty Images/Ratib Al Safadi/Anadolu Agency

На этом фоне неслучайным выглядит, что в договоренности о создании южной зоны деэскалации в свое время был заложен пункт об отводе от нее всех несирийских сил на несколько десятков километров. В ряде стран посчитали, что речь идет только о «Хезболле» и иранцах. Но, как в очередной раз отметил 28 мая Сергей Лавров, эти процессы должны идти «на взаимной основе».

Между тем израильские СМИ 29 мая сообщили о существовании договоренностей между Москвой и Тель-Авивом, что сирийская армия получит контроль над границей, а взамен Россия гарантирует отсутствие там военных из исламской республики и отрядов «Хезболлы». Однако в тот же день специальный представитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки, замглавы МИДа Михаил Богданов заявил, что ему не известно о существовании такого рода соглашений.

Не всё спокойно в королевстве

Обеспокоенность по поводу возможного развития ситуации проявляют и в Иордании. Как сообщил агентству Reuters высокопоставленный представитель королевства, Амман готов защищать свои «интересы и национальную безопасность».

Его власти можно понять. Далеко не самая богатая страна региона с началом кризиса в соседнем государстве стала пристанищем более чем для 650 тыс. беженцев. Это только те, кто, по данным ООН, официально зарегистрировался в таком статусе. Возможная эскалация на юге может спровоцировать новую волну вынужденных переселенцев. Кроме того, война в соседней стране рикошетом ударила по Иордании, где спорадически отмечаются атаки боевиков. Наконец, королевство, во многом зависящее от иностранной помощи, стало местом, где США развернули тренировочные лагеря по подготовке бойцов вооруженной оппозиции, которые на практике мало чем отличаются от обычных террористов. Амман в данном случае — лишь заложник ситуации.

Иорданские военнослужащие на границе Иордании с Сирией

Фото: Global Look Press/Mohammad Abu Ghosh

По словам уже упомянутого источника, которого цитирует Reuters, представители Иордании провели консультации с Россией и США. Три страны согласились сохранить зону деэскалации на юге. Между тем «РИА Новости» со ссылкой на свой источник сообщило, что контроль над южными границами Сирии, в том числе в районе Ат-Танф, где находится американская база, будет передан правительственным силам.

В то же время если не разногласия, то разночтения между заинтересованными сторонами явно остаются. Как сообщил 29 мая Михаил Богданов, Россия поддержала идею провести трехстороннюю встречу с США и Иорданией по зонам деэскалации в Сирии «чем быстрее, тем лучше». Сообщается, что эти переговоры должны пройти в течение недели.

Возможно, после них ситуация с зоной на юге прояснится: сохранят ли ее на неопределенный срок, начнут процесс по прекращению ее работы — силовым или же мирным путем или, например, передадут территории вдоль границы сирийским войскам и тем самым изолируют ее от других стран. Так и внутри будет разбираться легче, и соседей не придется беспокоить.