Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Позабытый конфликт
2018-04-20 15:14:52">
2018-04-20 15:14:52
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

За бурными событиями сирийского конфликта практически незаметным остается другой кризис — в Йемене. И хотя новостей из этой ближневосточной страны поступает относительно немного, там из-за продолжающихся уже несколько лет боевых действий развернулась крупнейшая гуманитарная катастрофа. На этом фоне ООН объявила о подготовке нового плана по преодолению кризиса. Портал iz.ru разбирался, как Йемен стал местом решения чужих конфликтов и что мешает урегулированию ситуации в этой стране.

Новый план

Новый спецпосланник Генерального секретаря ООН по Йемену Мартин Гриффитс, который занял этот пост в феврале, пообещал в течение двух месяцев представить на рассмотрение новый план по урегулированию конфликта, основанный на возобновлении диалога между представителями официальных властей и мятежниками-хуситами. Об этом он заявил 17 апреля на первом брифинге в Совете Безопасности.

В своем выступлении постпред России при ООН Василий Небензя выразил поддержку идее переговоров «на основе широкого национального диалога, взаимного учета интересов ее основных политических сил, соответствующих решений международного сообщества».

— Надо не подвергать остракизму, а задействовать все страны и силы, которые имеют реальное влияние на стороны — участников конфликта, — подчеркнул российский дипломат.

Фото: TASS/Zuma/Li Muzi

Остается надеяться, что новый план окажется эффективным, поскольку работа предшественников Мартина Гриффитса успехом не увенчалась. Между тем ситуация в Йемене деградирует с опасной скоростью. Сам конфликт обрел уже несколько измерений, включив в себя межплеменные и межконфессиональные противоречия, широчайшую террористическую активность, желание отдельных региональных игроков — прежде всего Саудовской Аравии и Ирана — поквитаться друг с другом, а также стремление некоторых западных стран реализовать свои цели и задачи.

От дестабилизации к еще большей дестабилизации

Йемен, как и ряд других государств Ближневосточного региона, не обошла боком так называемая «арабская весна». В 2011 году в стране вспыхнули протесты против президента Али Абдаллы Салеха, который на тот момент занимал пост главы государства уже более 30 лет. Инициатором в разрешении конфликта выступили страны — члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, и прежде всего Саудовская Аравия. Они подготовили план о мирной передаче власти в Йемене в пользу вице-президента, а затем в стране должны были пройти всеобщие выборы.

После ряда неудачных попыток договориться Али Абдалла Салех в ноябре 2011 года все-таки подписал это соглашение. Исполнять обязанности главы государства стал вице-президент Абд Раббо Мансур Хади, а после проведения в феврале 2012 года выборов он, будучи единственным кандидатом, занял президентское кресло и продолжает руководить Йеменом до сих пор.

Фото: REUTERS/Naif Rahma

Казалось бы, на этом ситуация в стране должна была стабилизироваться, однако на практике уже в сентябре 2012 года Абд Раббо Мансур Хади признал, что есть опасность начала в Йемене жесточайшей гражданской войны. И, как видно теперь, был абсолютно прав. Среди основных угроз он тогда выделил «Аль-Каиду» (деятельность организации запрещена в России. — Прим. iz.ru) и пиратов в Аденском заливе. Кроме того, он, политик во многом просаудовский, третьими в этом ряду назвал повстанцев-хуситов и обвинил Иран, традиционного соперника Эр-Рияда в регионе, в их косвенной поддержке.

Движение хуситов (шииты-зейдиты, названы так по имени их бывшего лидера Хусейна аль-Хуси) и их политическое крыло «Ансар Аллах» возникли в середине 1990-х годов прошлого века. При этом они начали доставлять руководству страны немало проблем еще задолго до прихода «арабской весны» в Йемен, подняв восстание в 2004 году. Уже тогда в адрес шиитского Ирана периодически раздавались обвинения в их поддержке.

С началом в 2011 году антиправительственных демонстраций хуситы начали постепенно расширять занимаемые ими территории на северо-западе страны. А в 2014 году они организовали серию выступлений в столице — городе Сана. Новое руководство безуспешно пыталось договориться с ними. В итоге в начале 2015 года хуситы развернули наступление на город и быстро установили над ним контроль.

Фото: REUTERS/Khaled Abdullah

Захваченному в плен и помещенному под домашний арест президенту Абду Раббо Мансуру Хади в феврале удалось бежать на юг страны, в Аден. Однако мятежники начали успешное наступление на том направлении, и в марте он был вынужден покинуть Йемен и искать убежище на территории Саудовской Аравии.

Не остались в стороне

Быстрое усиление позиций хуситов, а вместе с ними, как считается, и иранского влияния у южных границ саудовского королевства привело к молниеносной реакции Эр-Рияда, для которого исламская республика — главный соперник в регионе. В конце марта 2015 года саудовцы сформировали коалицию, куда вошел ряд арабских и исламских стран. Тогда же начались массированные бомбардировки Саны и других городов Йемена, которые контролировали хуситы.

К июлю войска коалиции и лояльные президенту Абду Раббо Мансуру Хади отряды выбили мятежников из Адена. Сам глава государства вернулся в страну. С тех пор при помощи Саудовской Аравии и их союзников правительственным войскам удалось незначительно продвинуться на север и вплотную подойти к третьему по величине городу Таизу, но на этом их успехи прекратились, и по сей день в Йемене идут, по сути, позиционные, но в то же время крайне ожесточенные бои.

При этом хуситам не только удается успешно противостоять президентской армии, а также огромному количеству наемников, которые наводнили страну и сражаются на стороне Хади, но и периодически атаковать страны коалиции. Прежде всего речь идет о Саудовской Аравии, с которой у Йемена общая граница. В последние месяцы мятежники неоднократно обстреливали Эр-Рияд, а также южные районы королевства баллистическими ракетами.

Фото: REUTERS/Khaled Abdullah

Один из последних таких случаев, по утверждению хуситов, произошел не далее как 19 апреля — атаке подвергся аэропорт в саудовской провинции Джизан. А 11 апреля помимо одноименного административного центра повстанцы обстреляли Эр-Рияд. Досталось и ОАЭ. В начале октября 2016 года хуситы атаковали и уничтожили принадлежащий Абу-Даби корабль в Баб-эль-Мандебском проливе.

Как и ранее, в поддержке и поставках оружия хуситам обвиняют Иран. Сами мятежники отвергают все обвинения и утверждают, что были вынуждены «на фоне внешней агрессии» развивать оборонные возможности, а вооружения им достались с захваченных складов. Справедливости ради надо сказать, что Йемену действительно поставляли в свое время баллистические ракеты Р-17 советского производства. А если говорить о стрелковом оружии, то его и до конфликта «на руках» было предостаточно — по ряду экспертных данных, Йемен занимает второе место после США по количеству оружия на душу населения.

Нестабильность на севере, юге и востоке

Противостояние между хуситами и правительственными войсками стало далеко не единственным дестабилизирующим фактором в Йемене. В лагерях у самих сторон конфликта тоже не всё спокойно.

Наступление мятежников в 2015 году было поддержано на тот момент уже бывшим президентом Али Абдаллой Салехом. Однако этот альянс хоть и продержался несколько лет, на практике оказался довольно хрупким. В конце ноября 2017 года в Сане вспыхнули столкновения между силами, лояльными экс-лидеру страны, и хуситами. Более того, Салех объявил о готовности восстановить отношения с главными противниками повстанцев — Саудовской Аравией и ОАЭ. Таким образом, точка невозврата была пройдена. 4 декабря бывший президент страны попытался бежать, однако попал в засаду и был убит.

Разногласиями попытался воспользоваться президент Абд Раббо Мансур Хади, который в телеобращении призвал к восстанию против мятежников, но должного эффекта это не получило. Хуситам, в свою очередь, удалось не раздувать конфликт дальше, так что ситуация в Сане, если так можно сказать, стабилизировалась.

Фото: REUTERS/Ali Owidha

Вслед за этим проблемы пришли в стан их противников. Еще в апреле 2017 года Абд Раббо Мансур Хади уволил Айдаруса аз-Зубейди с поста губернатора провинции Аден. Тот в отместку собрал вокруг себя единомышленников и руководителей ряда других регионов Йемена и сформировал на базе Южного движения — организации, выступающей за возвращение независимости Южному Йемену, — Южный переходный совет (ЮПС). А уже в конце января ЮПС удалось установить контроль над Аденом, а также некоторыми другими районами Йемена, в том числе островом Сокотра. По мнению экспертов, эти события стали отражением разногласий в рядах саудовской коалиции: Эр-Рияд поддерживает президента страны, тогда как за ЮПС стоят ОАЭ.

Между тем практически полный вакуум власти наблюдается в восточных районах Йемена, где зачастую ситуацию контролируют боевики «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (деятельность организации запрещена в России).

От бедности к нищете

Йемен и до конфликта считался одной из самых бедных стран региона. Начавшиеся боевые действия между хуситами и правительственными войсками улучшений не привнесли. И хотя по численности жертв боевых действий (по оценкам ООН в феврале, это около 6 тыс. мирных жителей с 2015 года) он недотягивает до сирийского, по масштабам гуманитарных проблем — серьезно его превосходит. Вооруженные столкновения и вмешательство коалиции во главе с Саудовской Аравией, сопровождаемое блокадой портов, привели к катастрофическим последствиям.

Как заявил в начале апреля Генеральный секретарь ООН Антонио Гуттериш, три четверти населения страны — а это более 22 млн человек — нуждаются в помощи, поскольку испытывают острую нехватку в еде, питьевой воде и медикаментах (особенно на фоне бушующей в Йемене эпидемии холеры. — Прим. iz.ru). Из них 8 млн, по утверждению генсека, не знают, где и когда им удастся в следующий раз поесть, при этом каждые десять минут в стране умирает ребенок в возрасте до пяти лет, которого при обычных обстоятельствах можно было бы спасти.

Фото: REUTERS/Mohamed al-Sayaghi

ООН готова оказать помощь и даже разработала для этого план, но на его реализацию нужны деньги — почти $3 млрд. Из них удалось собрать менее половины.

Баталии в ООН

На этом фоне некоторые члены Совбеза ООН пытаются подыграть одной из сторон конфликта. В конце февраля произошло очередное столкновение России с западными странами. Делегация Великобритании представила на рассмотрение проект резолюции, продлевающий до марта 2019 года режим санкций в отношении лидеров хуситов. Эмбарго на поставку им оружия было введено Совбезом в апреле 2015 года, то есть речь шла о его техническом продлении. Однако в тексте документа содержался выпад в адрес Ирана, который якобы «не смог предпринять необходимых шагов для предотвращения прямых и непрямых поставок… запрещенных объектов установленным лицам и группам», в том числе баллистических ракет.

Документ был заблокирован Россией. Василий Небензя, комментируя позицию Москвы, отметил, что резолюция принимается «по Йемену, а не по Ирану». Вслед за этим на голосование был поставлен российский проект резолюции без подобных пунктов. Он был одобрен.

Что касается Москвы, то она в йеменском конфликте традиционно придерживается максимального нейтралитета. С одной стороны, хуситы действительно пользуются симпатиями Ирана, с которым у России налажен более чем продуктивный диалог по ряду вопросов, в том числе по сирийскому конфликту. С другой, открыто поддержать мятежников — значит, выступить против признанного международным сообществом президента Абда Раббо Мансура Хади. И стоящей за ним Саудовской Аравии, с которой Россия после визита в октябре прошлого года в Москву короля Сальмана бен Абдель Азиза Аль Сауда только-только начала выстраивать конструктивные отношения. Так что переговоры между хуситами и представителями официальных властей, что и намерен предложить в своем плане спецпосланник Мартин Гриффитс, — идеальный вариант для России.

Фото: REUTERS/Khaled Abdullah

Последняя надежда

За время конфликта уже сменились два спецпредставителя Генерального секретаря ООН по Йемену. Первоначально эту должность занимал уроженец Марокко Джамаль Беномар, который подал в отставку в апреле 2015 года. Ему на смену пришел Исмаил ульд Шейх Ахмед. Мавританскому дипломату удалось усадить йеменское правительство и хуситов за стол переговоров. Первоначально диалог проходил в Швейцарии, затем площадку предоставил Кувейт, однако после нескольких раундов никаких результатов достигнуто не было, и стороны разъехались воевать дальше.

В сентябре 2017 года в Эль-Кувейте выразили готовность вновь принять стороны йеменского конфликта. Об этом заявил премьер-министр шейх Джабер аль-Мубарак аль-Хамад ас-Сабах. Однако пока никаких предпосылок к возобновлению диалога нет.

Между тем в конце января 2018 года в отставку с поста спецпосланника генсека ООН по Йемену подал Исмаил ульд Шейх Ахмед. Его на этой должности сменил британский дипломат Мартин Гриффитс. Теперь на него возлагаются основные надежды по выходу ближневосточной страны из кризиса. В противном случае многими позабытый конфликт превратится в катастрофу, о которой страшно будет даже вспоминать.

 

Читайте также