Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Игры «Патриотов»
2017-12-06 17:37:42">
2017-12-06 17:37:42
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Американские СМИ подвергли сомнению бодрый отчет властей Саудовской Аравии об успешном перехвате йеменской ракеты, произошедшем 4 ноября над Эр-Риядом. По мнению авторов The New York Times, ЗРК Patriot не сумел поразить цель. Что происходило в районе столичного аэропорта короля Халида и как ЗРК Patriot учился сбивать ракеты — в материале Iz.ru.

Что произошло?

Об атаке саудовской столицы Эр-Рияда баллистической ракетой было объявлено еще 4 ноября. В ту субботу около 21:00 по местному времени ракета йеменских повстанцев-хуситов, по официальным данным, была сбита в районе над аэропортом короля Халида в северных пригородах столицы.

Иранские ракеты «Шахаб-2» (слева) и «Шахаб-3» 

Фото: Getty Images/Kaveh Kazemi

Перехват осуществили зенитные комплексы Patriot войск ПВО Саудовской Аравии. Сообщалась, что сбита ракета типа «Буркан-2», однако в конце ноября появились новые выводы, сделанные комиссией экспертов ООН. Предположительно, хуситы использовали иранскую ракету «Киам-1», представляющую собой дальнейшее развитие ракеты малой дальности «Шахаб-2». Та, в свою очередь, — иранская копия северокорейского «Хвасона-6». Если «Шахаб-2» имел дальность около 500 км, то «Киам-1» — не менее 800 км на начало 2010-х годов, а, судя по условиям применения (с севера Йемена до Эр-Рияда), сейчас уже и до 1000 км.

Что утверждает американская пресса?

Месяц спустя, 4 декабря, в The New York Times публикуется авторское расследование ноябрьских событий. Опираясь на данные частных видеосъемок и свидетельства очевидцев, обозреватели американской газеты делают вывод, прямо противоположный заявлениям Эр-Рияда.

По мнению авторов публикации, перехват, объявленный саудовцами успешным, на самом деле ничего не дал: боевая часть ракеты не была поражена и спокойно упала в южном торце одной из взлетных полос. Взрыв и столб дыма, тянущийся из этого места, фиксируется на нескольких видеозаписях, сделанных в ту субботу в аэропорту.

Журналисты ловят официальный Эр-Рияд на противоречиях. По словам властей, ракета была перехвачена южнее, там же и упали обломки, а часть их необъяснимым образом пролетела дальше и упала уже на территории аэропорта.

Авторы The New York Times полагают, что саудовские зенитчики с задачей не справились, хотя и вели активный обстрел цели. На одном из видео запечатлено, как в тот вечер с одной из позиций ЗРК в районе Эр-Рияда последовательно запускается пять зенитных ракет.

Дело в том, что «Киам-1» — более сложная баллистическая цель, чем привычные для Ближнего Востока двоюродные внуки советского комплекса «Эльбрус» (широко известен под натовским кодовым обозначением Scud). В частности, она имеет отделяемую головную часть. В пригородах саудовской столицы, таким образом, упал корпус ракеты, а боеголовка спокойно долетела до цели — аэропорта. То, что она при этом попала «в чистое поле» на его территории, не зацепив зданий и самолетов, обусловлено  неточностям системы наведения.

Место для патриота

Одиночные обстрелы баллистическими ракетами территории Саудовской Аравии — «визитная карточка» конфликта в Йемене, начавшегося после интервенции арабских монархий Залива на юге Аравийского полуострова в 2015 году. Тогда Саудовская Аравия, Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ при поддержке Египта, Иордании, Судана и Марокко попробовали силовым путем вернуть власть в стране президенту Хади, проигравшему гражданскую войну шиитскому движению «Ансар Аллах» (хуситам). В результате интервенты втянулись в изнурительную войну, в которой несут чувствительные потери, в том числе в дорогостоящей технике.

Пусковая установка ракетной системы «Эльбрус»

Фото: ТАСС/Олег Пороховников

Шиитский Иран, активно поддерживающий единоверцев-хуситов, сделал из Йеменской войны, по сути, полигон для испытания собственных ракет. Причем испытание ведется сразу в требуемых условиях: ракеты применяются против системы ПРО вероятного регионального противника — Саудовской Аравии.

Первый удар обычной ракетой Р-17 комплекса «Эльбрус» по саудовской территории хуситы нанесли еще 6 июня 2015-го. Ракета, впрочем, была сбита. С этого момента ракеты стартуют регулярно, долетая и до саудовской столицы.

Ракетные атаки войсковых группировок и объектов на саудовской территории антихуситская коалиция пытается отражать с помощью американских ЗРК Patriot. Имеющиеся у арабских стран версии этой системы позволяют с некоторой натяжкой бороться с ракетами, имеющими дальность пуска до 800–1000 км. Получается это далеко не всегда: военные объекты королевства регулярно попадают под удары йеменских ракет.

Падающий процент

Эффективность ЗРК Patriot против тактических баллистических ракет — предмет давних споров, причем со скандальным оттенком. Так получилось, что эта система — единственная накопившая статистику боевого (а не полигонного) применения по ракетам. В итоге все шишки и восторги адресованы этому несчастному комплексу войсковой ПВО, который в какой-то момент спешно научили атаковать не только аэродинамические, но и баллистические цели.

Дебют «патриотов» состоялся зимой 1991 года, во время «Бури в пустыне». Тогда Ирак выпустил 88 «Эльбрусов» и их самостоятельно модернизированных версий («Аль-Хусейн») по целям в Саудовской Аравии, Катару, Бахрейну и Израиле. Но только 47 из них перехватывались, что означало совпадение следующих моментов: цель своевременно обнаружена радарами; завязка трассы, выполненная вычислителями, показала место предположительного падения в опасной близости от военного или гражданского объекта; цель в пределах досягаемости ЗРК Patriot; по цели применили зенитную ракету (успешно или нет).

Зенитно-ракетный комплекс Patriot во время операции «Буря в пустыне»

Фото: Getty Images/Pete Williams

Не обошлось без трагических курьезов. 25 февраля 1991 иракская ракета разнесла на саудовской авиабазе Дахран казарму американских тыловиков. Погибли 28 военных, ранены были 98 человек. Расследование этой самой успешной ракетной атаки за всю иракскую войну показало, что прикрывавший авиабазу ЗРК увидел ракету, но не сумел попасть в нее из-за ошибки в собственном математическом обеспечении.

Из-за особенностей хранения чисел в системе опорное значение времени при округлении искажалось, что накапливало рассогласование примерно на треть секунды за 100 часов непрерывной работы комплекса. На практике при атаке ракеты, схожей с Р-17, это приводило почти к 690-метровой ошибке в определении реального положения цели. Что характерно, ошибка эта была уже известна на тот момент, но из-за начавшейся войны перепрошить компьютеры на всех батареях ЗРК просто не успевали. Носители с «патчем» уже ехали на Дахран, но прибыли туда только на следующий день после ракетного удара.

Первые заявления Пентагона об эффективности Patriot в Заливе выглядели, однако, бравурно: 44 успешных перехвата из 47 предпринятых (по неофициальным данным, 16 над Израилем и 28 над Саудовской Аравией). Потом показатели поползли вниз: уже в мае 1991 года заговорили о 69%, а в апреле 1992 года сообщили, что над Израилем сбили 6 ракет, над Саудовской Аравией около 20, что давало уже около 55%.

Ракета комплекса «Эльбрус», сбитая ЗРК Patriot во время операции «Буря в пустыне»

Фото: Getty Images/Historical

Где-то на этом уровне американский официоз и завис, попав в заявленный производителем диапазон вероятности поражения тактической баллистической ракеты: 40–60%. Этим данным в среде американских «офицеров и джентльменов» тоже не особо доверяют, в частном порядке аккуратно говоря о 50% «или чуть меньшем значении».

Иногда попадаются заявления о том, что Вашингтон признал всего 9% успешных перехватов, однако эта сенсация — следствие ошибочного понимания выводов из отчета Счетной палаты США GAO/NSIAD-92-340. Там разобрали предъявленные военными 11 случаев «высоковероятного уничтожения» боеголовок и пришли к выводу, что твердые доказательства есть только по четырем из них. Однако отчет не ставил под сомнение ни успешность всех этих 11 перехватов, ни остальные эпизоды, по которым вероятность уничтожения боеголовки считалась низкой или же речь шла об успешном срыве полетного задания ракеты (из-за повреждений корпуса или отклонения с траектории близким разрывом).

Зенитно-ракетные комплексы Patriot во время отражения ракетной атаки на Тель-Авив. Январь 1991 года

Фото: commons.wikimedia.org

Были и другие, независимые оценки. Теодор Постол, ракетный эксперт из Массачусетского технологического института и известный критик американских властей, утверждал, что поражений в полном смысле слова не было вообще. Правда, в своем анализе он опирался на просмотр видеозаписей перехватов, отснятых корреспондентами западных телеканалов в Израиле и Саудовской Аравии, впрочем делал это довольно убедительно. Подробный обзор американских дискуссий 1990-х годов об эффективности ЗРК Patriot в Ираке можно найти, в частности, здесь.

Тест-драйв систем ПРО

Но вернемся в наше время. К началу этого года в Эр-Рияде, подытожив неоднозначный опыт боевого применения «патриотов», начали действовать. В мае был подписан контракт на поставку российских систем С-400, а осенью саудовцы объявили о намерении потратить беспрецедентные $15 млрд на американскую противоракетную систему THAAD (44 пусковые установки и 360 ракет-перехватчиков).

Эти действия свидетельствуют о том, что возможностей имеющихся ЗРК саудовцам уже не хватает, а ведь противостоят им далеко не самые «трудные» изделия иранской ракетной промышленности. Спешно закуплены две, по-видимому, лучшие оборонительные системы мирового уровня, обеспечивающие поражение баллистических ракет. Скажем, THAAD для этой цели непосредственно и проектировался — в отличие от Patriot, который в оригинале все-таки «противосамолетный» войсковой ЗРК, постепенно получивший некоторые противоракетные способности.

С-400 в свое время стала крупным шагом вперед по сравнению с С-300ПМУ-2 «Фаворит»: скорость перехватываемых целей у нее выросла с 2800 до 4800 м/с, что, по уверению разработчиков, обеспечивает поражение баллистических ракет с максимальными дальностями до 3000–3500 км (это уже не тактические баллистические ракеты, а уровень ракет средней дальности).

Поняв уязвимость своих войск, своих городов и своей нефтяной инфраструктуры против ракетных ударов, саудовцы явно решили устроить своего рода «тест-драйв» современных систем ПРО. Если война в Йемене подзатянется, в истории мировой военной техники может быть написано еще несколько интереснейших страниц.