Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Музыканты приводят людей в чувство»
2018-03-13 17:07:57">
2018-03-13 17:07:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Московском международном доме музыки проходит один из главных российских джазовых фестивалей «Триумф джаза». Перед стартом смотра корреспондент «Известий» встретилась с его создателем и идейным вдохновителем, народным артистом России Игорем Бутманом.

— Помимо традиционных Москвы и Санкт-Петербурга, фестиваль в этом году проходит еще и в Туле. Почему вы остановили свой выбор именно на этом городе?

— Мы расширяем наше джазовое действие и встретили большое понимание со стороны губернатора Тульской области Алексея Дюмина. Наш фестиваль идет четыре дня и мы хотим, чтобы как можно больше людей познакомились с творчеством музыкантов, приехавших из других стран. Мы подумали, что они могли бы сделать небольшой марш-бросок в Тулу (улыбается) и выступить там в рамках нашего «Триумфа джаза». Губернатор и Тульская филармония откликнулись на наше предложение.

        

Фото: пресс-служба Игоря Бутмана

Надеемся, что в 2019 году мы еще больше расширим наш фестиваль и проведем его в городах Подмосковья, Ярославле или Твери, где у нас тоже прекрасные отношения с руководителями регионов. Артисты из США или Японии летят к нам по 12 часов. Благодаря расширению географии фестиваля они смогут посмотреть не только Москву и Петербург, но и наши красивые провинциальные города. К тому же поклонников джаза в этих городах тоже много.

— А сами хедлайнеры к провинциальным гастролям как относятся?

— Они соглашаются — для них это настоящий подарок, да и нам хорошо (улыбается). Мы предоставляем им дополнительные условия, повышаем гонорары. Музыкантам не хочется попросту сидеть в гостиницах. Публика в России замечательная, а для любого музыканта нет ничего лучше выступлений и энергии от встречи со зрителями.

— На фестиваль-конкурс «Детский «Триумф джаза» поступило рекордное количество заявок. С чем связан такой интерес к джазу у молодого поколения? 

— Он связан и с успехом нашего фестиваля, и с тем, что в течение всего года в Москве проходит множество джазовых событий. Причем как с нашим участием, так и без.

— А я думала, вы монополисты по части джаза.

— К счастью, мы не монополисты, да нам и не надо ими быть. Мы можем и хотим быть лидерами, но ни в коем случае не за счет других музыкантов или административных мер. Возможно, мы занимаем лидирующие позиции, потому что не просто организовываем фестиваль, но еще и сами играем тематические концерты как в рамках фестиваля, так и вне его. Но это наша святая обязанность: как государственный оркестр мы должны много играть.

А вообще детишки у нас подрастают очень талантливые и амбициозные. Наши исполнители играют для них роль кумиров, на них — выдающихся, лучших —  молодежь хочет быть похожей. Многих юных музыкантов, которые становятся победителями таких конкурсов, мы потом приглашаем выступить на концертах фестиваля «Будущее джаза» и на наших взрослых концертах.

— Тем не менее, если попросить людей на улице назвать имена российских джазменов, кроме вашего, пожалуй, никого и не назовут. Появится ли когда-нибудь вам альтернатива?

— Конечно, появится (улыбается). Предпосылки для этого есть у многих. Мое имя известно, потому что мне не 20 и не 30 лет, а еще благодаря передачам, которые связаны совсем не с музыкой, а с шоу «Ледниковый период».

Пианист Олег Аккуратов на концерте Игоря Бутмана «Будущее джаза» в рамках фестиваля «Черешневый лес»

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов

Молодые саксофонисты Антон Чекуров, Илья Морозов, Даниил Никитин, гитарист Евгений Побожий, пианист Олег Аккуратов скоро будут известны, если пойдут по выбранному пути и никуда не свернут. Эти ребята уже нашли себя. По возможности я что-то подсказываю, но и без того вижу, что они всё делают правильно. Должно пройти какое-то время. Они сами должны поверить в то, что у них есть все, чтобы стать настоящими звездами.

— Это как?

— Медийный человек должен уметь говорить, знать, о чем хочет сообщить в данный момент, и сделать это интересно. Они должны повзрослеть не только как музыканты, но и как люди. Конечно, есть такое: появляется яркий человек и блистает один долгое время. Для человека на пьедестале это вроде и неплохо, но не с кем себя сравнить, нет соперника, которого можно обогнать. Это успокаивает и мешает расти дальше.

— Вы сейчас о себе?

— У меня, к счастью, по-прежнему есть кумиры в джазе — это люди, с которыми я нахожусь в хорошем смысле слова в конкуренции. Большие мастера мирового джаза. А известность в России меня не успокаивает, наоборот, заставляет находиться в непрерывном поиске.

Сегодня хорошо известен мой друг — трубач Вадим Эйленкриг, раньше он играл у нас в оркестре. Может быть, не каждый назовет его имя, но поклонники музыки его знают прекрасно. Большинство знает Даниила Крамера, Давида Голощекина, Николая Левиновского. Молодые знают имена пианиста Андрея Кондакова, валторниста Аркадия Шилклопера. Набирает вес молодой трубач Петр Востоков — он создал свой оркестр и имеет все шансы стать известным музыкантом высокого уровня. 

Трубач Вадим Эйленкриг во время выступления на фестивале «Триумф джаза» в клубе Le Club

Фото: ТАСС/Александра Мудрац

— В списке музыкантов «Триумфа джаза» — мировые звезды. Цель фестиваля — показывать в России западных артистов или все-таки талантливые российские коллективы?

Мы стараемся соединять на одной сцене наших и зарубежных мастеров. Это нужно, чтобы мы могли показать себя и почувствовали, что мы не где-то на задворках. Наоборот — я думаю, что через какое-то время Россия сможет стать законодателем мод в джазовой музыке. Мы будем частью большой музыкальной семьи, востребованной и услышанной во всем мире. 

Мы пригласили Государственный джаз-оркестр Республики Башкортостан, которым руководит Олег Касимов — замечательный музыкант-саксофонист. Позвали группу нашего воспитанника Александра Довгополого — они играют фьюжн. Выступит оркестр Петра Востокова.

Итого три больших российских джазовых коллектива — уфимский и два московских. Они абсолютно разные по стилистике. Уфимский работает и с этнической музыкой, Большой джазовый оркестр Петра Востокова буквально воссоздает изящно-чистое звучание американских джазовых оркестров 1930–1940-х.

Наш оркестр будет играть с Тони Момрелем — известным вокалистом из Великобритании. Программа получилась не мейнстримовая, не сугубо джазовая, а более фанк-соул-ориентированная.

Мы услышим пока еще не очень известный в России, но потрясающий квартет саксофониста Кена Ота из Японии — очень самобытная и великолепно исполненная музыка. Приедет уроженка Азербайджана Амина Фигарова. Она сейчас живет в США и известна как одна из лучших джазовых пианисток своего поколения. Приедут звезды мирового джаза: трубач Рой Харгроув, один из основателей стилей фьюжн и джаз-рок пианист Боб Джеймс.

Музыкант коллектива Mambo Party (Россия - Куба) Петр Востоков

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

За те 18 лет, что проходит фестиваль, вы когда-нибудь сталкивались с непониманием публики?

Однажды мы пригласили группу CAB, где играет замечательный барабанщик Вёрджил Донати. Они исполняют нечто среднее между джазом, джаз-роком и металлом. В первом отделении отыграл традиционный ансамбль, всё было замечательно, звучали аплодисменты. А во втором CAB продемонстрировали свою альтернативную программу, чем разочаровали поклонников джаза. Публика начала массово уходить.

Но это скорее была наша ошибка как промоутеров — поставить эту группу вместе с традиционным ансамблем. Поклонники CAB, примерно 400 человек, остались и принимали музыкантов с восторгом, но большая часть ушла. Стиль был не принят. Да, иногда приезжают известные музыканты и встречают некоторое непонимание, порой даже разочарование...

— Разочарование у публики или у вас как у профессионала?

—  Как профессионал, я всё понимаю и слышу. Приезжает Ли Кониц, которому недавно исполнилось 90 лет. Я знаю, что он играл раньше, и мне неважно, что он играет сейчас. Для меня он — Ли Кониц. Но часть публики, которая не знала, кто такой Ли Кониц, не знала и как воспринимать его музыку. Они смотрели и думали, что стоит немолодой человек, играет не супервиртуозно, с нюансами. Музыкант выступал в составе трио, с ним были контрабасист Руфус Рид и барабанщик Мэтт Уилсон. Музыка была непростой, полифонической, без рояля. Все, может быть, ожидали от Ли Коница другого. Думали, что будет этакий Take Five (джазовая композиция, записанная квартетом Дейва Брубека в 1959 году. — «Известия»). 

Мы не всегда должны ожидать того, что нам хочется, когда приезжают великие мастера. Иногда мы должны уметь подстраиваться под них. Но это правило работает для меня, а зрители могут принять его или не принять. Они купили билеты, и их право получить максимальное удовлетворение от услышанного.

— Основная часть приглашенных на фестиваль исполнителей  — из США и Великобритании. Противостояние, которое сегодня существует между Россией и Америкой, касается музыки?

— Об этом очень хорошо сказал Владимир Владимирович Путин, когда мы встречались с зарубежными гостями на Культурном форуме в Петербурге: «Вы, артисты и художники, строите международные мосты. Мы, политики, их сжигаем, а вы их опять строите…». Я принял это как указание к действию и строительству мостов (улыбается).

Президент РФ Владимир Путин во время посещения концерта Детского хора России на сцене Государственного Кремлевского дворца.

Слева направо - музыкант Игорь Бутман и художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» Юрий Башмет

Фото: РИА Новости/Михаил Климентьев

Артисты, музыканты, художники должны в какой-то степени нести ответственность за все, что происходит. Музыка вообще самый абстрактный вид искусства. Мы приводим людей в чувство, даем им эмоции. Мы живем и общаемся в другом измерении, поэтому можем отвлечься от негативных сторон обыденной жизни. Мы видим этот мир прекрасным. А многие не видят и всерьез считают, что всё замыкается на деньгах и материальных благах. Мы пытаемся объяснить, что мир гораздо лучше, предлагаем взглянуть на него с другой стороны.

— Когда вы привозите западные коллективы, у них не возникает противоречия между тем, какой они представляли Россию, и тем, что видят воочию?

— Когда они видят цивилизованную страну, чистые города, прекрасные отели, рестораны, машины, хорошо одетых людей  — они восхищаются. Улыбок на улицах у нас, может быть, пока меньше, чем в США, но, например, в Нью-Йорке люди тоже мало друг другу улыбаются.

Наши агрессия, недоверие, воспитанные годами, постепенно ослабевают, люди становятся свободнее, расслабленнее. Некая в хорошем смысле раскованность сегодняшней молодежи вызывает восхищение. Наша задача — не ругать молодых людей, не говорить, что они не такие, как мы, а наоборот, давать им возможность себя проявлять. Прогресс в нашей стране наступит, когда взрослые потянутся за юными: молодежь видит больше, у нее новый взгляд на жизнь. Это мы боролись за блага, за запретные знакомства, за разрешение быть тем, кем хочется… Сейчас этих проблем нет. Жизнь прекрасна!

Справка «Известий»

Игорь Бутман окончил Ленинградское музыкальное училище имени М.П. Мусоргского. В 1982 году получил приглашение стать первым альт-саксофонистом в лучшем биг-бэнде СССР — оркестре Олега Лундстрема. В 1999 году организовал свой Igor Butman Orchestra. Выступал с такими мировыми звездами как Рэй Чарльз, Джордж Бенсон, Эл Джерро и др. Выпустил 20 студийных альбомов. В 2012 году столичное правительство присвоило бэнду Игоря Бутмана официальное название «Московский джазовый оркестр».