Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Кержаков станет главным тренером «Кармиотиссы»
Мир
Долю российского газа в Австрии оценили в 50%
Армия
Танкисты уничтожили укреппозиции противника и удержали оборону стратегического пункта
Мир
Прогноз МВФ относительно России назвали свидетельством неэффективности санкций Запада
Происшествия
Два взрыва произошли на пристройке к складу на юге Москвы
Общество
На Казанском вокзале заработала смотровая площадка
Мир
В Харьковской области демонтировали бюст Ватутина
Мир
Более 7300 человек были спасены в течение 20 часов после землетрясения в Турции
Общество
Никита Михалков вышел на сцену впервые после выписки из больницы
Мир
Число жертв землетрясения в Турции возросло до 2379
Мир
МВД Украины оценило сроки расследования крушения вертолета в Броварах в 1–2 месяца
Мир
В Тайване произошло землетрясение магнитудой 5,1
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Успешное заключение иранской ядерной сделки «близко как никогда» — такова оценка переговорщиков из исламской республики. Хотя договоренности имеют огромное значение для сферы международной безопасности и геополитики, не менее существен и их экономический эффект. Практически наверняка сделка позволит снять некоторые санкции против Ирана и открыть рынок для местной нефти, что может кардинально изменить расстановку сил на глобальном нефтяном рынке. О том, что изменится в случае подписания соглашений и что произойдет с предложением, спросом и ценами на нефть, — в материале «Известий».

Нефть под санкциями и без

Иран исторически был одной из крупнейших нефтедобывающих держав в мире, а по экспорту долгое время шел на втором месте за Саудовской Аравией. Перед исламской революцией 1979 года объем производства нефти в стране составлял 6 млн баррелей в сутки (10% тогдашней глобальной добычи), из которых львиная доля шла на внешние рынки. К 1981 году он упал до полутора миллионов. Долгое время восстановить добычу не удавалось из-за внутренних неурядиц и ирано-иракской войны, но после того как ситуация внутри исламской республики более или менее успокоилась, возникли проблемы взаимоотношений с США, которые регулярно вводили разнообразные санкции и ограничения, касавшиеся в том числе и нефтяной промышленности.

Нефтегазовое месторождение Южный Парс в Иране

Нефтегазовое месторождение Южный Парс в Иране

Фото: TASS/imago stock&people

В 2012 году на фоне развития ядерной программы Ирана США и Евросоюз ввели против республики новый пакет санкций, который в полной мере запретил экспорт нефти в соответствующие юрисдикции. Вывоз нефти в другие страны был возможен, но связан с многочисленными затруднениями. После нескольких раундов переговоров в 2015 году санкции были сняты, но в 2018-м администрация Дональда Трампа вновь ввела их в полном объеме. Европейцы такую политику не поддержали, но были вынуждены идти в ногу с Вашингтоном. В очередной раз значительная часть иранской нефти ушла с рынка.

Сейчас, по словам советника делегации Ирана Мохаммада Маранди, готовность к сделке является исключительно высокой, а оставшиеся вопросы «разрешить будет не так уж трудно». Хотя еще недавно сделку считали мертвой, в данный момент для сторон настало время оптимизма, даже если и осторожного.

На что способен Иран

Что это означает для нефтяного рынка? Иран обладает пятыми в мире запасами нефти (и вторыми — газа, но газовая отрасль в стране является довольно отсталой и нуждающейся в масштабной программе развития, так что в теории его возможности по увеличению добычи если не безграничны, то очень велики). На практике всё намного сложнее, но тем не менее исламская республика способна нарастить показатели добычи на сотни тысяч баррелей в кратчайшие сроки, буквально на протяжении считаных месяцев. Что и продемонстрировала в 2015 году, когда добыча за три месяца выросла на 700 тыс. баррелей.

По словам президента Института энергетики и финансов Марселя Салихова, в настоящее время Иран добывает около 2,5–2,6 млн баррелей в сутки нефти, официальные объемы экспорта составляют около 0,4–0,5 млн баррелей.

Нефтеналивной танкер у терминала иранской компании Iranian Oil Terminals Company на острове Харк

Нефтеналивной танкер у терминала иранской компании Iranian Oil Terminals Company на острове Харк

Фото: TASS/Zuma/Ahmad Halabisaz

— С учетом «серых» схем и экспорта нефтепродуктов, скорее всего, текущие объемы экспорта составляют около 2 млн баррелей в сутки. В период 2016–2018 годов Иран поставлял на мировой рынок около 3 млн баррелей в день. Таким образом, можно предположить, что потенциальные объемы, которые Иран может поставить на мировой рынок, составляют 1,0–1,2 млн бочек в сутки. Однако подобное увеличение потребует времени и займет около года, так это и происходило в 2015 году. Дополнительный объем добычи, который может нарастить Иран в течение нескольких месяцев, скорее всего, не превышает 500 тыс. баррелей в день, — пояснил он.

— По итогам июля этого года добыча сырой нефти в Иране составила 2,5 млн баррелей в сутки, при этом производственный потенциал страны оценивается МЭА в 3,8 млн баррелей в сутки, — говорит консультант VYGON Consulting Иван Тимонин. — При выходе на данный показатель все дополнительные объемы — 1,3 млн баррелей в день — потенциально могут быть направлены на экспорт.

По его словам, сроки выхода на полную мощность достаточно велики. Ключевым условием наращивания добычи в Иране является снятие западных санкций, для которого, в свою очередь, необходимо достижение договоренностей в рамках ядерной сделки. Однако заключение соглашения не означает, что добыча будет увеличена прямо на следующий день.

Строительство нефтехранилища на месторождении Южный Парс

Строительство нефтехранилища на месторождении Южный Парс

Фото: Getty Images/NurPhoto

— Наиболее вероятно, что в случае успеха переговорного процесса для отмены действующих в отношении страны ограничений потребуется определенное время — порядка полугода. После этого для выхода на потенциальный объем добычи иранской нефтяной отрасли потребуется порядка трех месяцев, — отметил эксперт.

Впрочем, Тимонин добавил, что существенное увеличение объемов поставок из Ирана может быть достигнуто сразу же после снятия санкций, поскольку на нефтебазах страны, а также в танкерах скопилось значительное количество готовых к экспорту запасов.

Как отреагируют котировки

Представители России на этой неделе заявляли о том, что не беспокоятся по поводу выхода Ирана на мировой рынок и, соответственно, ситуации с ценами. Между тем одной из причин падения котировок на нефтяном рынке в последние пару недель стали именно предполагаемые успехи в переговорах вокруг Ирана. Цены на нефть марки Brent в какой-то момент опустились до $92 за баррель, а WTI упала далеко ниже $90. Если для этого оказалось достаточно слухов, что будет, если танкеры с нефтью из исламской республики поплывут по-настоящему?

Дополнительный объем предложения, который Иран может поставить на мировой рынок в течение 12 месяцев, составляет около 1% мирового спроса, отмечает Марсель Салихов.

— Это достаточно значимая величина, которая может повлиять на цены, но в принципе не может заместить поставки России на европейский рынок. Мы оцениваем, что в «нормальных» условиях подобное дополнительное предложение приведет к снижению цены на $5–7 за баррель на горизонте 12 месяцев. В текущих условиях эффект на цены будет сильно зависеть от того, что будет происходить с мировым спросом и наступит ли рецессия в ведущих экономиках, а также с тем, что будет происходить с предложением на мировой рынок со стороны России, — отметил он.

Граффити на стене в Тегеране
Фото: TASS/Zuma/Ahmad Halabisaz

— Дополнительные 1,3 млн баррелей в сутки — достаточно существенные для мирового рынка объемы, однако для снятия санкций и выхода на новые показатели добычи Ирану потребуется существенное время, — согласился Тимонин. — Кроме того, в связи с ожидаемым ростом спроса в 2022–2023 годах и сохраняющейся неопределенностью в отношении российских поставок маловероятно, что они приведут к радикальному снижению котировок.

Интересно, что инвестбанк Goldman Sachs, который прогнозирует рост цен на нефть в 2023 году до $125 за баррель (это именно средняя цена за год), отмечает, что иранская сделка снизит этот показатель не более чем на $5–10, то есть он всё равно будет намного выше текущих котировок, и так исключительно высоких. В то же время в банке уверены, что в ближайшее время сделку заключить не удастся, и даже если это будет сделано, иранская нефть не появится на рынке до будущего года.

На данный момент в соглашении есть множество точек, по которым согласия нет. К примеру, США не готовы исключить Корпус стражей исламской революции из списка террористических организаций, а также не собираются давать гарантии, что следующая администрация не разорвет все подписанные соглашения, как это уже случилось при Трампе. Тем не менее Иран может пойти на уступки, в том числе де-факто признав соглашение как временное, чтобы, к примеру, получить доступ к $100 млрд золотовалютных резервов, на данный момент арестованных на Западе. С высокой вероятностью можно сказать, что ситуация разрешится в ту или иную сторону в ближайшие недели или даже дни.

Читайте также
Реклама