Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Британский премьер пережил вотум недоверия, устроенный ему однопартийцами-консерваторами вечером 6 июня. Но тот факт, что 40% членов фракции тори однозначно выступили за отставку Бориса Джонсона, стал, по мнению многих, началом его конца. Одной из самых часто упоминаемых историй в этой связи стала судьба его предшественницы Терезы Мэй: в 2018-м она также пережила вотум недоверия, даже с большей поддержкой, чем ныне Джонсон, но уже полгода спустя всё равно была вынуждена покинуть премьерское кресло под давлением однопартийцев.

Заподлянка, сэр

Ситуацию вокруг политической судьбы Бориса Джонсона даже с натяжкой сложно было назвать громом среди ясного неба. Тучи начали сгущаться над ним еще под конец прошлого года, когда пресса разнюхала про рождественскую вечеринку, устроенную премьером и его товарищами в правительственной резиденции на Даунинг-стрит годом ранее. Ничего крамольного они, конечно, не делали — просто выпивали и веселились, с кем не бывает. Но только если не брать в расчет тот факт, что делали они это в то самое время, когда вся страна сидела под строжайшим локдауном из-за коронавируса — без прав собираться более двух человек одновременно, выходить на улицу без уважительной причины и даже посещать родственников в больницах.

Во время локдауна на улице в Лондоне

Во время локдауна на улице в Лондоне

Фото: Global Look Press/Alex Lentati

Вскоре выяснилось, что таких вечеринок было еще две, причем одна из них прошла под покровительством премьера накануне похорон принца Филиппа, когда в Великобритании не только по-прежнему действовали ковид-ограничения, но и был объявлен траур. А затем стране и миру стало понятно, что такие «винные пятницы» были для премьера и его соратников не исключением, а скорее правилом. Это, в частности, подтвердилось выводами специальной комиссии Сью Грей, расследовавшей неподобающее поведение главы правительства и насчитавшей больше дюжины такого рода инцидентов.

Что особо разозлило как политических противников Джонсона, так и весь британский народ, что вместо своевременного самобичевания с мольбами в стиле «понять и простить» премьер сначала долго юлил. То говорил, что не знал ни о каких вечеринках на Даунинг-стрит, то, что это якобы были рабочие, а не увеселительные встречи. И лишь когда премьера приперли к стенке неоспоримостью фактов, он наконец извинился и заявил, что оплатил выписанный полицией штраф. Но подавать в отставку Джонсон категорически отказался — под красивым предлогом, что это будет безответственным ввиду ситуации на Украине и роста цен в стране.

Премьер-министр Британии Борис Джонсон на вечеринке в разгар локдауна

Премьер-министр Британии Борис Джонсон на вечеринке в разгар локдауна

Фото: ITV

Британский народ, однако, счел по-другому: согласно опросу Savanta ComRes, проведенному вскоре после обнародования доклада Сью Грей, 65% британцев заявили, что Джонсон должен уйти с поста премьера в связи со скандалом.

Проверка на прочность

С такой позицией согласились не только оппозиционные лейбористы, но и некоторые однопартийцы Джонсона. Как минимум 54 члена консервативной фракции в парламенте написали письма с выражением недоверия премьеру. И, согласно существующим процедурам, этого числа — 15% всех членов фракции — оказалось достаточно, чтобы вынести вопрос о доверии на голосование в парламенте. Оно прошло вечером 6 июня в палате общин.

По его итогам Джонсон все-таки выстоял — 211 членов партии из 359, или 59%, проголосовали за то, чтобы он оставался лидером партии и главой правительства. Оглашение итогов было даже встречено бурными аплодисментами, хотя немалое число законодателей покидали палату общин в тот вечер с явно расстроенными лицами.

Протестующий на Даунинг-стрит

Протестующий на Даунинг-стрит

Фото: Global Look Press/Vuk Valcic

«Я думаю, что это очень хороший результат для политики и для страны... Эти результаты имеют решающее значение. Что это значит — это значит, что как правительство мы можем продолжать и сосредоточиться на вещах, которые на самом деле важны», — заявил вскоре после оглашения итогов сам Борис Джонсон.

Но хорошим результатом такой исход сочли далеко не все. Что и понятно — ведь 40% принимавших участие в голосовании ставили на уход провинившегося политика из партии. И как отметил бывший британский министр по Brexit Дэвис Дэвис, открыто выступавший за уход Джонсона, «Борис победил технически, но не политически» — это стало «психологическим поражением в том смысле, что очень большое количество людей голосовало против, вероятно, больше, чем ожидалось».

Даже один из высокопоставленных союзников премьера признал, что администрация «приближается к началу конца», потому что оппоненты «непримиримо настроены против» и полны решимости свергнуть его, несмотря ни на что.

На острие ножа

Согласно партийным правилам, теперь Борис Джонсон имеет право на годовую передышку от очередного вотума недоверия. Но его недоброжелатели уже дали понять, что намерены настаивать на сокращении этого срока вдвое. Отчасти расчет строится на том, что уже в этом месяце в Великобритании пройдут местные довыборы и прогнозируемый проигрыш тори на них убедит большее число однопартийцев премьера в том, что теперь он обуза, которая может потопить всю партию на следующих всеобщих выборах.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон во время своего визита в одну из воинских частей НАТО в Эстонии

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон во время своего визита в одну из воинских частей НАТО в Эстонии

Фото: Global Look Press/Mihkel Maripuu via www.imago-ima

Сказать, что позиции Бориса Джонсона устойчивые, нельзя. Тереза Мэй в свое время выиграла подобный вотум, но всё равно через полгода она была вынуждена сама уйти в отставку, потому что ее пребывание на посту лидера партии было политически невозможным, — напомнила «Известиям» глава центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева.

Предшественница Джонсона Тереза Мэй действительно стала в эти дни одним из самых упоминаемых британской прессой политиков после Джонсона. В 2018 году она, как и ныне Джонсон, выстояла вотум недоверия, получив 63% голосов в свою пользу. Но уже через полгода была-таки вынуждена добровольно-принудительно проститься с властью из-за утраты доверия и поддержки однопартийцев.

Тот факт, что даже победители могут проигрывать, подтверждает и история другого премьера, Маргарет Тэтчер, — победив в 1990 году 204 голосами против 152 в ходе вотума недоверия, под давлением консерваторов она всё равно была вынуждена вскоре сдать бразды правления партией и страной. Спокойно пережил вотум недоверия разве что ее преемник Джон Мейджор, но зато два года спустя его партия с треском проиграла лейбористам на всеобщих выборах.

Парламентские выборы в Великобритании намечены только на 2024 год, и пока всё не настолько критично — к тому времени у избирателей наверняка появятся новые мотивы забыть о нынешнем недовольстве консерваторами и их лидером.

Тереза Мэй во время своей прощальной речи около резиденции Даунинг-стрит, 10 в Лондоне

Тереза Мэй во время своей прощальной речи около резиденции Даунинг-стрит, 10 в Лондоне

Фото: Global Look Press/Han Yan

Общественное доверие, безусловно, было сейчас подорвано, но на фоне этого правительство добилось успехов, которые могут, когда придет время, уравновесить любые негативные впечатления в сознании избирателя. Результаты недавних выборов в местные органы власти оказались далеко не такими разрушительными для Консервативной партии, как некоторые предсказывали, — отметил собеседник «Известий» в Вестминстере.

Кроме того, многое, по его словам, будет зависеть и от доверия граждан к оппозиционной Лейбористской партии, «лидера которой сэра Кейра Стармера многие считают бесцветным и лишенным четкого направления».

На руку нынешнему премьеру пока играет и отсутствие внутри партии ярких потенциальных преемников. Тем более двое из наиболее часто упоминаемых прессой вариантов на его замену — нынешний глава казначейства Риши Сунак и глава МИДа Лиз Трасс — загодя поддержали Джонсона в качестве своего лидера. Тем не менее легкой жизнь до выборов у нынешнего главы британского правительства, за два с половиной года превратившегося из самого надежного кандидата в скандальную фигуру, точно не будет.

Читайте также
Реклама