Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Украину посетил турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. В ходе его визита было подписано соглашение о зоне свободной торговли и визирован рамочный документ о строительстве завода по производству беспилотных летательных аппаратов. Почему эксперты считают, что Турция оказалась в выигрыше, и чем поможет Эрдогану дружба с Украиной — в материале «Известий».

О чем договорились Турция и Украина

Лидеры Турции и Украины в четверг, 3 февраля, утвердили соглашение о зоне свободной торговли (ЗСТ), переговоры о котором Киев вел на протяжении 10 лет. Правительство республики пока не раскрывает его текст, ограничиваясь заявлениями по отдельным видам товаров.

— Турция входит в Таможенный союз с ЕС и, как правило, заключает такие документы со странами, с которыми уже сотрудничает Европа. Поэтому ЗСТ может стать логичным продолжением торговли Киева с европейцами, — считает директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель.

Украина в основном экспортирует в Турцию железо, злаки и масложировую продукцию. По мнению младшего научного сотрудника факультета мировой экономики и политики ВШЭ Григория Калачигина, если произойдет обнуление этих позиций, украинцы смогут выиграть и частично отобрать рынок у России.

Либерализация, важность которой подчеркнул ученый, случилась, однако с существенными примечаниями. Для некоторых позиций украинской металлургии установили беспошлинные квоты. В сумме они составляют 430 тыс. т с учетом того, что в минувшем году было отгружено 3,2 млн т. Также речь идет о 500 из 800 наименований продуктов, большинство из которых в Турцию не поставляется.

Фото: ТАСС/Александр Река

Без пошлин Киев сможет продавать ежегодно по 2 тыс. т крыльев, грудок и потрохов птицы. На сливочное масло снижение составило 3 п.п. — до 7%, до 5% — на цветы, на овощи в перспективе пяти лет — наполовину.

Украина, в свою очередь, в течение 3–5 лет полностью откроет рынок для турецкой легкой промышленности и новых автомобилей. В список льготной номенклатуры уже сейчас входит пищепром и аграрная продукция.

Средние ввозные пошлины для украинских товаров будут составлять 10%. Для турецких — около 0,5%.

Почему Турция выиграла от создания ЗСТ

В договоре между Украиной и Турцией о зоне свободной торговли нарушен баланс интересов в экспортно-импортных операциях, заявил «Известиям» депутат рады, член «Оппозиционной платформы — За жизнь» Николай Скорик.

Турки получают трубопроводный российский газ по цене $450 за тысячу кубов, а мы — ту же тысячу почти в три раза дороже. Отечественному бизнесу предлагаем вовсе вдвое, а то и втрое выше от закупочной цены. Это означает, что турецкий производитель может продавать на украинском рынке товары, аналогичные нашим, по ценам существенно ниже. Чем грозит такая ситуация остаткам наших предприятий? Банкротством. Со всеми вытекающими в виде падения налоговых поступлений и ростом безработицы, — уверен Скорик.

Он напомнил, что Федерация работодателей Украины провела обсуждение среди представителей бизнес-ассоциаций по поводу возможных последствий заключения ЗСТ с Турцией.

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

— Участники, а это представители металлургии, химической отрасли, легкой промышленности, производства цемента, были единодушны: открытие украинского рынка для турецкого импорта может убить целые отрасли украинской промышленности, — рассказывает он.

Оценивая риски, депутат привел выводы исследования, подготовленного по заказу ФРУ Центром развития рыночной экономики, согласно которым, соглашение в этих условиях может привести к падению украинского ВВП на 1,5%.

Он отметил, что украинская власть готова заключить это соглашение даже в ущерб экономике лишь по политическим мотивам.

— Фактически наш президент оплачивает гипотетическое участие Турции на нашей стороне в конфликте с Россией. Но будет ли ощутимым такое участие? Едва ли. А пока за иллюзию Зеленского мы заплатим массовым банкротством своих предприятий, падением налоговых поступлений, ростом внешних долгов, всплеском безработицы и трудовой миграции, — резюмировал Скорик.

Украинский экономист Алексей Кущ, комментируя торговый оборот между Турцией и Украиной, отметил, что он хорошо развивался и без ЗСТ.

У нас в основном сырьевой экспорт, а для него подписывать такое соглашение не нужно, так как ориентирование происходит на мировые рынки, а не потребительский спрос. Мы спокойно могли продолжать продавать свой металлолом, отходы пищевой промышленности, подсолнечное масло. А вот открываться для турецких товаров... Это может подвести к грани уничтожения украинскую легкую промышленность, которая в последние годы начала возрождаться, поставить крест на тепличном овощеводстве и сделать невозможным реанимацию отраслей с высоким уровнем добавленной стоимости, таких как машиностроение, электротехника. Весь рынок будет захвачен. В этих условиях создать что-то свое станет невыгодно, — считает Кущ.

Фото: Global Look Press/Sha Dati

От данного соглашения однозначно выигрывает турецкая сторона. Их производители будут иметь возможность экспортировать на очень выгодных условиях, ведь по условиям соглашения о ЗСТ пошлины отменяются и снижаются сторонами крайне неравномерно. В то же время украинские изготовители как промышленных, так и сельскохозяйственных товаров уже сегодня переживают серьезный кризис из-за высоких цен на газ, отсутствия господдержки, а также из-за притока импорта, — рассказал «Известиям» руководитель проекта Фонда Горчакова, младший научный сотрудник Института экономики РАН Максим Бороденко.

По мнению собеседника «Известий», в итоге соглашение о ЗСТ будет способствовать тому, что Украина продает сырье, а покупает переработанную или готовую продукцию.

Однозначно Киев на данный момент не готов к созданию такой зоны свободной торговли, а все обещания о поддержке своего производителя со стороны властей пока что, мягко говоря, не вызывают особого доверия. Соответственно, мотивацию украинского руководства нужно искать не в экономической плоскости. Вероятнее всего, Киев пошел на этот шаг для сохранения поддержки Анкары на внешнеполитической арене и для углубления сотрудничества в военно-технической сфере, — полагает Бороденко.

— Украина в большей степени открывает свой рынок. Поэтому [негласно] частью соглашения могли быть беспилотники, которые продаются Киеву, — солидарен с коллегой Григорий Калачигин.

Зачем Украине турецкие беспилотники

Мнения экспертов относительно военного элемента как важной составляющей партнерства двух стран подтверждаются фактом подписания между странами рамочного соглашения о строительстве завода беспилотных летательных аппаратов (БПЛА).

Фото: Global Look Press/Yulii Zozuliaukrinform

Одним из примеров наполнения будет строительство [в Украине] завода Bayraktar, производящего беспилотные аппараты, — сказал министр обороны республики Алексей Резников.

По его словам, документом предусматривается и создание центра, где операторов республики будут учить управлять дронами разных категорий.

— Украина действительно декларировала намерения в перспективе расширить количество используемых БПЛА Bayraktar TB2 в войсках. Это логичный шаг, следующий за начальным этапом осваивания и применения данных систем. Киев, как и других заказчиков турецких беспилотников, прельщает сочетание распиаренной в медиа функциональности и относительно небольшой стоимости, контрастирующей с ценой американских и израильских «одноклассников». Кроме того, думается, что Украина будет нацелена, не теряя времени, максимально развить тему украинско-турецкого сотрудничества в данной области, постаравшись договориться об организации сборочного производства с определенной долей локализации используемых подсистем, — предположил в беседе с «Известиями» эксперт по БПЛА Денис Федутинов.

Для чего Эрдогану нужна дружба с Украиной

Соглашение о ЗСТ можно охарактеризовать как продукт политики Эрдогана. Он везде ищет возможности для расширения политического и экономического влияния, при этом не особо озабочиваясь тем, как на это кто-то посмотрит. Где-то с Россией у него хорошие отношения, например в газовой сфере, а тут же может вспыхнуть конфликт. Эрдоган — совершенно ситуативный партнер. Я бы даже сказал — оппортунист. Может с кем-то дружить, а потом нож в спину всадить, — говорит профессор ВШЭ, главный научный сотрудник МГИМО Андрей Казанцев.

Эксперт рекомендовал обратить внимание на то, что сейчас в Турецкой Республике наблюдается экономический кризис, который по времени совпал с политическим.

Фото: REUTERS/Valentyn Ogirenko

— У президента Турции могут быть большие проблемы с популярностью его партии и собственным переизбранием. Ему нужно создавать определенные события, чтобы у турок было ощущение движения страны в правильном направлении. Грубо говоря, какие-то информационные поводы. И Украина — из этой серии, — подытожил Казанцев.

Украинский политолог Руслан Бортник в подписании ЗСТ увидел риск обмена властями республики экономических приоритетов на политическую поддержку Турции — «попытку Эрдогана разыграть роль миротворца». 20 января турецкий лидер пригласил в республику президентов России и Украины, чтобы они могли «уладить разногласия».

— Эрдоган претендует на статус регионального лидера. Что касается Киева, он даже в большей степени заинтересован в турецкой переговорной площадке. Во-первых, потому что украинским властям не комильфо возвращаться в Минск. Во-вторых, потому что Турция является членом НАТО и визит президента приурочен в том числе к закладке завода, который будет производить БПЛА с украинскими двигателями. В-третьих, для Киева, если мы отходим от трехсторонней контактной группы и конфликта в Донбассе, встреча с главой Российской Федерации Владимиром Путиным приемлема уже где угодно. Украинская сторона ничего конкретного не скажет. Но для того чтобы зафиксировать себя как сторону переговоров и страну, с которой следует считаться, это важно. Турецкие миротворческие инициативы воспринимать нужно крайне осторожно, потому что Анкара преследует свои геополитические цели и вряд ли можно представить, что они не обличены двойными смыслами, — рассказал «Известиям» политолог Денис Денисов.

Читайте также
Реклама