Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Лекарственный голод: в России заявили о дефиците 42 препаратов
2020-12-18 18:38:40">
2020-12-18 18:38:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В России последние несколько месяцев наблюдается дефицит 42 препаратов, в том числе использующихся при лечении коронавируса. Об этом заявили во Всероссийском союзе пациентов (ВСП). Речь о важнейших лекарствах, необходимых при хронических заболеваниях. Одной из причин нехватки средств стало то, что они вошли в рекомендации терапии пациентов с COVID-19, и это вызвало повышенный спрос. В ВСП считают, что необходимо увеличить финансирование, нарастить объемы производства отечественных препаратов и субстанций, изменить механизм регулирования предельных отпускных цен на лекарства из ЖНВЛП. Причем вопрос надо решать срочно, ведь речь идет о пациентах с тяжелыми нарушениями здоровья, говорят эксперты. ВСП направил обращение властям, в котором перечислил препараты, которых в нынешнем году остро не хватает.

Исчерпывающий список

ВСП от лица 20 пациентских объединений направил письмо президенту РФ Владимиру Путину, а также в правительство, Минздрав и Минпромторг со списком препаратов, которые являются дефицитными в России (документ есть в распоряжении редакции).

В обращении говорится, что начиная с августа 2020 года наметилась острая нехватка препаратов, среди которых есть жизненно важные для лечения онкобольных, пациентов с муковисцидозом, рассеянным склерозом, ревматическими заболеваниями, первичным иммунодефицитом и другими заболеваниями. Всего в списке 42 лекарства.

— Наблюдается проблема информационной открытости органов власти. Ответы носят общий характер, проблема не признается или говорится, что она решается, но лучше от этого пациентам не становится, — заявил сопредседатель ВСП Юрий Жулёв.

По вине ковида

Перебои с препаратами от хронических заболеваний, используемых также при лечении COVID-19, начались с апреля, отметили эксперты ВСП. В их числе: антибиотики (левофлоксацин и азитромицин), антикоагулянты (эноксапарин натрия), ряд противоопухолевых и иммуносупрессивных препаратов (гидроксихлорохин и тоцилизумаб). С сентября 2020 года проблема стала обостряться.

Лекарственный голод: в России практически отсутствуют 42 препарата
Фото: ТАСС/Артем Геодакян

Возникли сложности с оценкой фактического спроса, а также с распределением препаратов между пациентами, нуждающимися в них из-за коронавируса и по причине наличия других заболеваний, считает Юрий Жулёв. В частности, это касается антибиотиков. По словам сопредседателя ВСП, сегодня теми же препаратами, которые принимают больные муковисцидозом, лечат и ковид.

— Сейчас некоторые антибиотики, например азитромицин, в дефиците. Критично еще и то, что в отдельных регионах у нас невозможно провести внутривенную терапию антибиотиками на дому. Для этого требуются стационары, которые в большинстве своем отданы под больных с коронавирусной инфекцией, — отметила председатель правления межрегиональной общественной организации «Помощь больным муковисцидозом», председатель правления Всероссийской организации редких (орфанных) заболеваний Ирина Мясникова.

Одно за другим

«Известия» не раз писали о проблемах пациентов, которые не могли найти необходимые препараты. В частности, в июне у больных аутоиммунными ревматическими заболеваниями пропал гидроксихлорохин.

А всего из 42 дефицитных лекарств, указанных в письме ВСП, 14 используются для лечения ревматоидного артрита, системной красной волчанки и других ревматических заболеваний. Помимо гидроксихлорохина это азатиоприн, микофенолата мофетил, метотрексат, тоцилизумаб, метилпреднизолон и другие.

— В регионах России наблюдается многократно усилившаяся проблема дефицита финансирования лекарственного обеспечения ревматологических пациентов. Ряд относительно недорогих препаратов перестал производиться в нашей стране или поставляться в нее по причинам, связанным с низкой предельной отпускной ценой, с введением маркировки, — рассказала «Известиям» член президиума российской ревматологической ассоциации «Надежда» Полина Пчельникова.

Набор для лечения больных COVID-19 на дому в который входит гидроксихлорохин, азитромицин и левофлоксацин ​​​​​​​

Набор для лечения больных COVID-19 на дому, в который входит гидроксихлорохин, азитромицин и левофлоксацин

Фото: РИА Новости/Евгений Одиноков

Метилпреднизолон также необходим больным с рассеянным склерозом. Его нет в аптеках и стационарах, рассказал «Известиям» сопредседатель ВСП, президент Общероссийской общественной организации инвалидов — больных рассеянным склерозом Ян Власов. Кроме того, впервые в 12 регионах уже под конец года возникли проблемы с препаратом натализумаб. Где-то он закончился в ноябре — например, в Казани и Санкт-Петербурге. В декабре — еще в 10 регионах. В январе и феврале средство может оказаться в дефиците в половине регионов, подчеркнул Ян Власов.

В декабре стала заметна нехватка препарата иммуноглобулин человека нормальный. «Известия» также освещали этот вопрос.

Давняя история

Проблема дефицита препаратов для лечения детей с онкологическими заболеваниями обострилась в последние два года, прокомментировал «Известиям» детский гематолог, член-корреспондент РАН, профессор Алексей Масчан.

Об этом он рассказывал изданию еще в сентябре 2019 года и в феврале нынешнего 2020-го. Речь тогда шла о дефиците онкаспара, цитарабина, этопозида, аспарагиназы.

— После публикации этих материалов мы встречались с главой правительства Михаилом Мишустиным и вице-премьером Татьяной Голиковой. В результате их усилий, а также помощи фонда «Подари жизнь» и депутата Госдумы Александра Петрова удалось закупить 1,5 тыс. флаконов аспарагиназы. Оплачены были они из резервного фонда правительства. Но эта партия скоро закончится, и дефицит возникнет снова. Была обещана ускоренная регистрация онкаспара в России, однако пока это обещание не выполнено. Что касается таких препаратов, как винкристин, цитарабин и многих других, то проблема до сих пор актуальна, — рассказал Алексей Масчан.

Многие лекарства, по его словам, в России существуют в виде сомнительных, непроверенного качества дженериков, пути попадания которых в оборот неизвестны.

Помимо этого, зачастую абсолютно незаменимые препараты вообще отсутствуют на рынке, несмотря на то что зарегистрированы в России. Такова, например, ситуация с цитарабином, митоксантроном, идарубицином, этопозидом. Недавно ФАС в лице замруководителя ведомства Тимофея Нижегородцева отказалась зарегистрировать новую цену на винкристин израильского производителя, поставив под угрозу лечение и жизнь многих пациентов, отметил Алексей Масчан.

— К счастью, новая цена все-таки была зарегистрирована и появилась надежда, что хотя бы винкристин вернется на рынок, — заключил врач.

Как ранее объяснял «Известиям» пропажу иммуноглобулина академик РАН, президент Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии (НМИЦ ДГОИ) имени Дмитрия Рогачева Александр Румянцев, зарубежные производители уходят с российского рынка из-за правила «третий лишний»: иностранные препараты не могут участвовать в госзакупке при наличии как минимум двух предложений аналогичной отечественной продукции. Кроме того, процесс контролирует ФАС: когда на рынок выходят два или три препарата одного наименования, закупка производится по минимальной цене.

Ждут ответа

В части препаратов для лечения хронических заболеваний, не связанных с коронавирусом, причины дефицита кроются в нехватке финансирования из-за увеличившихся затрат системы здравоохранения во время пандемии, объяснили «Известиям» во Всероссийском союзе пациентов.

Лекарственный голод: в России практически отсутствуют 42 препарата
Фото: РИА Новости/Денис Абрамов

Сказалась также импортозависимость: многие лекарства либо поставляются из других стран, либо производятся из субстанций, сделанных за рубежом. Повлияло и повышение цен на мировом рынке из-за пандемии.

В октябре правительство РФ приняло постановление, которое определяет механизм повышения цены на препараты из перечня ЖНВЛП. Но пока не очень понятно, сможет ли государство профилактировать исчезновение лекарств с рынка из-за ценообразования или же такие действия будут предприниматься только по факту уже имеющегося дефицита, — отметил Юрий Жулёв.

Среди мер, которые могут способствовать устранению дефицита, ВСП видит увеличение финансирования лекарственного обеспечения в амбулаторных и стационарных условиях, увеличение объемов производства отечественных препаратов и субстанций. А также изменение механизма регулирования предельных отпускных цен на препараты из ЖНВЛП с учетом повышения мировых цен и упрощение схемы продления регистрации для лекарственных препаратов, ранее прошедших процедуру регистрации.

«Известия» направили запрос в правительство, Минздрав и Минпромторг с просьбой прокомментировать отправленное ВСП обращение.