Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Заразился коронавирусом, попал в больницу и тренировался в палате»

Нападающий молодежной сборной Дмитрий Злодеев — о борьбе с COVID-19, поездке на Евротур и шансах попасть в основу «Динамо»
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В ноябре национальная команда по хоккею составом U-20 выиграла этап Еврохоккейтура. Большинство игроков впервые оказались в главной сборной страны. Выступив против взрослых соперников на финском Кубке Карьяла, они получили возможность подготовиться к молодежному чемпионату мира (МЧМ) в Эдмонтоне, который пройдет в конце декабря — начале января. В составе команды играли как звезды КХЛ вроде нападающего СКА Василия Подколзина и вратаря питерских армейцев Ярослава Аскарова, так и хоккеисты, пока выступающие уровнем ниже. Среди них — форвард системы московского «Динамо» Дмитрий Злодеев, который вышел на лед в матче против Чехии (3:0). 18-летний спортсмен проводит за бело-голубых второй сезон в Молодежной хоккейной лиге (МХЛ), а нынешней осенью дебютировал за их фарм-клуб в Высшей хоккейной лиге (ВХЛ). В интервью «Известиям» Злодеев рассказал о поездке на Кубок Карьяла, заболевании коронавирусом и хоккейной юности в Воронеже.

Игра против взрослых сборных на Евротуре — космос по сравнению с ВХЛ и МХЛ?

— Уровень сильно отличается. Скорости и мощности совершенно другие. Но мы многое взяли на эмоциях, которые захлестывали. И благодаря выполнению установок тренерского штаба мы сумели эти эмоции правильно направить. Отсюда и результат. Очень многое было достигнуто за счет атмосферы в команде и той стратегии, которую формулируют тренеры. И сумасшедшего настроя у каждого игрока.

Два матча вы провели 13-м нападающим. Тяжело было выходить на последнюю встречу вместе с партнерами, которые уже успели получить игровую практику?

— Не особо тяжело. Я играл в звене с очень сильными ребятами — Егором Спиридоновым и Тахиром Мингачёвым. Перед матчем мы просто переговорили о взаимодействии на льду, обсудили, что будем делать в ходе своих смен. Когда вышли на лед, как-то быстро нашли взаимопонимание. Проблем не возникло.

— Год назад в составе сборной U-18 вы выиграли первый в истории страны Мировой Кубок вызова в этой возрастной категории, причем тоже играли против более старших команд. Те матчи против североамериканских сборных сильно отличались от противостояний европейским коллективам на Кубке Карьяла?

— Большая разница в том, что в Северной Америке ты играешь на маленьких площадках. Большее обилие бросков, меньше комбинационного хоккея. Те же шведы пытались разыгрывать шайбу до верного. Так же как и чехи с финнами. Если у североамериканцев большая нацеленность на ворота, то у европейцев задача больше играть в комбинационный хоккей и разыгрывать до конца.

В КХЛ почти везде уменьшили размеры площадок. Не трудно будет перестроиться на них?

— Мне даже проще, поскольку на маленьких площадках удобнее играть. Это не должно стать проблемой. Люблю, когда игра идет в высоком темпе с множеством контактов — всё гораздо динамичней.

Насколько тяжело было выигрывать тот Кубок вызова на территории Северной Америки у местных сборных с местным судейством?

— Не могу сказать, что нас засуживали. Хотя, может быть, это забылось на фоне победы. В любом случае у нас был очень дружный коллектив и хороший тренерский штаб. За счет этого победили. Всегда пытались навязывать свою игру, чтобы соперник под нас подстраивался, а не мы под него. Где-то это получалось, где-то нет. Но в итоге практически всегда такой подход приносил свои плоды.

Руководивший той командой Сергей Голубович теперь в штабе Игоря Ларионова в молодежной сборной России. Насколько велика была его и Владимира Филатова роль в работе вашего коллектива?

— Филатов помогал Ларионову в работе с нападающими, Голубович больше занимался защитниками. Игорь Николаевич руководил процессом, но я затрудняюсь более четко разделить их. При этом Голубович мог что-то подсказать на тренировке атакующим игрокам, а Филатов — обороняющимся. Понятно, что основные поправки и указания дает Ларионов. Но и на тренировке, и во время игры, и в раздевалке и Владимир Викторович, и Сергей Владимирович не оставались в стороне, подходили и обсуждали с нами разные моменты.

— Владимир Потапов чем занимался в этом штабе?

— Отвечал за тактику. Все тактические собрания, видеоразборы нашей игры и игры соперников в большей степени проводил он. Понятно, что в этом участвовали все тренеры, но Владимир Владимирович всегда показывал нам что-то на видео, рисовал на схемах. Основная тактическая работа была на нем.

— Изначально понимали, сколько будете играть на турнире?

— Заранее никогда никто не будет объявлять состав. Но каждый вызов в сборную придает мне очень позитивные эмоции. Не важно, выпускают меня на лед во время матчей сразу или надо пробиваться в состав. Главная задача — доказывать свое право играть и любым способом приносить пользу команде.

— Весной из-за пандемии отменили юниорский чемпионат мира, на который должна была ехать команда вашего года рождения. Обидно?

— Мы летом прошлого года выиграли Кубок Глинки, который по составу даже сильнее ЮЧМ, поскольку в это время у североамериканских игроков нет плей-офф в своих клубах. И все сильнейшие ребята могут участвовать. Европейцев всегда отпускают в сборные. А вот канадцы и американцы не всех отпускают, потому что юниорский чемпионат мира проходит в апреле, когда в OHL и USHL играются матчи плей-офф. В личном плане не сыграть на ЮЧМ, конечно, обидно. У нас были хорошие шансы на победу, мы все ждали этого турнира. Ведь, по сути, это финал трехлетнего цикла юниорских сборных, в конце которого каждый хочет ощутить атмосферу ЮЧМ и выиграть его.

Ваш ровесник вратарь Ярослав Аскаров отлично отыграл за сборную на Кубке Карьяла, но о том, что он будет звездой своего поколения, говорят больше двух лет. Его талант был заметен во времена, когда играли друг против друга на детско-юношеских соревнованиях?

— Наверно, это было заметно еще в 14–15 лет, когда играли на межрегиональных соревнованиях. Я выступал за Москву, а Ярослав — за Питер. Он тогда еще играл в «Бульдогах» (юношеская команда в Санкт-Петербурге. — «Известия»). Уже тогда был высоким. И в то время Аскаров находился в возрасте, когда у вратарей плохо обстоит дело с реакцией, катанием, маневренностью. А у него уже всё это было на хорошем уровне. Понятно, что причиной тому послужил серьезный труд самого Ярослава. Перемещение, растяжка были у него очень хорошие. И это выделяло Аскарова на общем фоне.

— Как отнеслись к недавним словам Владимира Крикунова, который на вопрос о том, чтобы попробовать молодежь, ответил, что у «Динамо» другие задачи, пока от девятого места отделяет всего одно очко?

— Честно говоря, от вас впервые услышал об этих словах. Но думаю, что если молодой игрок будет показывать тот хоккей, который соответствует уровню первой восьмерки Западной конференции КХЛ, то шанс в главной команде «Динамо» он получит. Пока же надо не сидеть и ждать этого шанса, а работать, тренироваться, показывать свою лучшую игру в ВХЛ и МХЛ. И тренерский штаб будет видеть, что ты готов к КХЛ. Шанс появится сам собой.

Вы еще ни разу не привлекались к занятиям с главной командой «Динамо»?

— Да, я должен был ехать летом с основной командой на сбор в Нижний Новгород. Но заболел ковидом. Из МХК «Динамо» тогда должны были ехать еще Иван Дидковский и Богдан Тринеев. Но за день до отъезда у нас с Дидковским выявили коронавирус и оставили на базе в Новогорске. Мы сели на карантин. При этом наши баулы успели уехать в Нижний. Как и Тринеев, который тоже отправился на сбор, но вернулся оттуда через два-три дня.

Как пережили заражение коронавирусом?

— Так получилось, что динамовскую команду вышки собирали раньше, чем основную и молодежную. И через несколько дней мы с Ваней Дидковским первыми заболели. Потом это случилось с остальной командой. Всех закрыли на карантин в Новогорске, но меня отвезли в больницу. В итоге ребята на базе отсидели неделю, и их выпустили. А мне пришлось лежать в больнице две недели. Чувствовал себя нормально, но только на исходе первой недели сдал два отрицательных теста на ковид. И пришлось еще неделю отлежаться в медучреждении, чтобы быстрее приступить к тренировкам. Потому что в противном случае мне бы пришлось отсидеть две недели дома на карантине. Никакого резона тратить суммарно три недели на это не было.

Совсем не чувствовали признаков коронавируса?

— Только в первые пару дней немного ломало, держалась высокая температура. А потом уже всё было нормально. Находился в больнице под Чеховом, списывался с тренером по физподготовке, делал в условиях палаты какие-то упражнения. Понятное дело, отталкивался от самочувствия.

В этом сезоне вы постоянно чередуете игры в ВХЛ и МХЛ. Вам сложно это дается?

— Да не особо. Обычно в молодежную команду «Динамо» меня спускают, когда нет игр в вышке, чтобы у меня была практика. Даже поиграв в ВХЛ, мне интересно сыграть против хороших соперников в МХЛ. Особенно если матчи с сильными командами. А у нас перед моим отъездом на Кубок Карьяла был выезд в Питер к «СКА-1946». После Евротура сыграл дома против «Локо». Эти два соперника — одни из лучших команд в МХЛ. Сыграть против них очень полезно. Меньше тренировок, но зато больше игр — это гораздо лучше.

— Игорь Ларионов говорил, что в декабре в расширенном списке молодежной сборной 15-летний Матвей Мичков, который до травмы был самым результативным в МХЛ. Ваше «Динамо» в октябрьских матчах обыграло его «СКА-1946», а сам Матвей не набрал ни одного очка в играх с вами. За счет чего команда справилась с ним?

— Я думаю, что мы в целом показали хорошую командную игру и оказались сильнее «СКА-1946». Персонально игру Мичкова не разбирали, хотя те, кто смотрел матчи МХЛ этого сезона, видят, что он выделяется по своему возрасту очень серьезно. Матвей действует за счет игрового интеллекта, обладает высоким IQ. Но мы в каждом матче стараемся навязывать свой стиль игры. И в Питере делали это успешно, судя по результату.

В ВХЛ действуете по-другому?

— Там приходится играть против большого количества опытных и состоявшихся хоккеистов. И с тобой в одной команде они тоже есть. Поэтому и на тренировках, и на матчах гораздо сложнее проходят многие вещи, которые делаем в МХЛ. Нужно с гораздо большей концентрацией и скоростью всё это осуществлять. И, конечно, намного чаще проводим разборы своих соперников, их ошибок и удачных действий. В молодежке тоже занимаемся тактикой, но в вышке ее гораздо больше. Там выехать на индивидуальных качествах уже невозможно — надо играть в тактический хоккей.

Против кого в вышке было сложнее всего играть?

— Наверно, в Альметьевске, где мы проиграли 2:6. У «Нефтяника» очень быстрая команда, хоккеисты здорово умеют играть в пас. Было очень непросто.

— Много прошли через автобусные выезды?

— В ВХЛ мы на все гостевые матчи летаем на самолетах. А в МХЛ самый дальний автобусный выезд был в Питер. Но я к любой дороге спокойно отношусь. Да, самолетом проще долететь, но выдержу и многочасовую поездку на автобусе. Доехать на нем до Петербурга не так тяжело.

—​​​​​​​ Каково вам было начинать играть в вышке рядом с такими опытными игроками, как Денис Кокарев и Аслан Раисов? Кокарев всё-таки двукратный обладатель Кубка Гагарина. Не было с его стороны дедовщины?

— Понятно, что к опытным игрокам молодые испытывают большое уважение. Но никакой дедовщины нет. Что Денис, что Аслан — простые мужики, с которыми всегда приятно общаться. Подскажут, если что-то непонятно. Для меня было большим удивлением, что такие статусные игроки были настолько открыты к разговору. Всегда приятно работать с такими людьми.

Вы родились в Воронеже. Почему выбрали хоккей?

— У меня классическая история — родители отдали меня в хоккей, который в Воронеже был очень популярен. Я в скором времени втянулся и в более сознательном возрасте сказал им, что хочу этим видом спорта всерьез заниматься. После этого мы решили, что надо в Москву перебираться. Мне тогда уже 13 лет было.

—​​​​​​​ «Буран» в то время еще не был фарм-клубом «Динамо». Почему сделали выбор именно в пользу бело-голубых?

— Это была сильнейшая в то время команда России по нашему году. В ней работал лучший тренер — Суярков Сергей Владимирович. Очень хотелось оказаться у него. Доволен, что удалось поработать с ребятами именно из той команды и под руководством такого специалиста, который очень много вложил в мое развитие.

—​​​​​​​ В детстве у вас были кумиры среди звезд мирового хоккея?

— Не могу сказать, что были кумиры. Но нравился и нравится стиль игры Сидни Кросби, Райана О’Райли, Никласа Бекстрема.

Вы смотрите в сторону Северной Америки?

— Не могу не смотреть, потому что скоро молодежный чемпионат мира пройдет в Эдмонтоне. Хочется там сыграть, но для этого надо попасть в окончательный состав сборной. А что касается клубных дел, то у меня еще полтора года контракта с «Динамо». Команда уже стала родной, поэтому хочется пробиться в основу, поиграть в КХЛ и что-то выиграть. Мечтаю сыграть на стадионе в Петровском парке. В ближайшие полтора года буду сосредоточен только на этом.

Читайте также
Прямой эфир