Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В ФБР заявили об угрозе терактов в общественных местах в США
Мир
Захарова указала на провокационный характер учений НАТО на территории Финляндии
Мир
Сенатор Кастюкевич рассказал о жизни в оккупированном ВСУ Херсоне
Происшествия
В районе падения БПЛА в промзоне Липецка была проведена эвакуация
Политика
Матвиенко указала на нуждающиеся в объединении регионы
Мир
Рогов назвал формальностью принятие конгрессом США закона о помощи Украине
Общество
Сергей Собянин объявил о начале сезона летней навигации по Москве-реке
Политика
Министры здравоохранения РФ и КНДР провели встречу по вопросам сотрудничества
Мир
В ОДКБ заявили о сохранении обязательств в отношении Армении в полном объеме
Экономика
В НКР спрогнозировали снижение выдачи автокредитов во II квартале 2024 года
Мир
Военнослужащие ВС РФ за сутки поразили 360 целей ВСУ
Мир
Марочко сообщил об использования ВСУ аэростатов для подъема ретрансляторов
Мир
Байден подпишет пакет законопроектов о помощи Украине 24 апреля
Мир
МИД КНДР заявило о неспособности западной помощи ВСУ остановить армию РФ
Мир
Захарова возмутилась отсутствием реакции Запада на смерть военкора Еремина
Общество
В России стартовала акция памяти «Георгиевская лента»

«Хоккеистам не стоит рано уезжать за океан»

Тренер защитников молодежной сборной России Александр Бойков — о карьере в НХЛ, скрытой травме Егора Замулы и конкуренции среди игроков обороны
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В минувшем сезоне молодежная сборная России добилась лучшего результата за четыре года — выхода в финал чемпионата мира в Чехии, где едва не обыграла Канаду. Особое внимание к команде привлек также приход в штаб главного тренера Валерия Брагина двух звездных помощников — легендарных хоккеистов Игоря Ларионова и Николая Хабибулина. На их фоне в тени оказался работавший с защитниками Александр Бойков. В интервью «Известиям» он рассказал об уровне молодых российских хоккеистов, поделился мнением о грядущем отъезде Александра Романова в НХЛ, а также оценил игру сборной в Чехии и высказался о поступке Егора Замулы, скрывшего от руководства команды свою травму.

— Как сейчас проводите время на карантине?

— С семьей в городе Лексингтон, штат Кентукки. Здесь я когда-то играл за «Кентукки Тороблейдз», бывший фарм-клуб «Сан-Хосе Шаркс». Понравился этот город, приобрели здесь жилье и проводим свободное время. Сейчас тут всё спокойно — такого масштабного карантина нет, паники среди местных жителей тоже не наблюдаю. Но мы с семьей сидим дома, выбираясь только в магазины, куда можно спокойно съездить и купить любые нужные продукты — там всё есть.

— На недавнем МЧМ в Чехии у вас был лучший подбор защитников за время работы в молодежной сборной России?

— Я работал с защитниками очень хорошего уровня. Не хочу называть конкретные фамилии, но у нас было семь хоккеистов этого амплуа — шесть игравших плюс Антон Малышев в качестве запасного. Я его тоже старался подключать, но в итоге решили играть в шесть защитников. В принципе, все исправно выполняли свою работу. Кто-то играл много в большинстве, кто-то — в меньшинстве. Но этот созыв был очень хорошим. Я во время работы часто приводил ребятам в пример свой первый МЧМ, где собирались ребята 1995 года рождения — Владислав Гавриков, Никита Черепанов. Там тоже был хороший состав, но по сбалансированности я бы выделил именно ту группу ребят, что играла на последнем первенстве планеты. Как сказал Валерий Николаевич Брагин, за последние 10 лет это вообще была одна из сильнейших молодежных сборных.

— С момента вашего первого МЧМ-2015 выбор качественных молодых защитников стал шире?

— Я работал на трех МЧМ — в этом году в Остраве и Тршинце, в прошлом году в Ванкувере и пять лет назад — в Монреале и Торонто. Был четырехлетний перерыв, когда я трудился в «Динамо». Со стороны наблюдал за молодежной сборной, но не буду оценивать тогдашний состав. А вот если сравнивать с 2015 годом, то, как я уже сказал, он с тех пор стал более сбалансированным. Значит, конкуренция растет.

— Год назад Владислав Третьяк говорил, что к росту конкуренции среди вратарей, помимо прочего, привели постоянные сборы и лагеря для голкиперов, организованные ФХР. И сообщил, что нечто подобное уже делали для защитников, собираясь широко внедрить эту практику. Действительно федерация настолько серьезно взялась за развитие игроков довольно дефицитного для России амплуа?

— Пока прошел один такой сбор, но я бы хотел поблагодарить федерацию за то, что она начала подобную практику. В начале мая прошлого года действительно собирали лучших на тот момент кандидатов среди защитников с 2000 по 2004 год рождения. Провели с ними семь дней — на мой взгляд, сбор прошел на очень высоком уровне. Ребятам очень понравилось. Мероприятие проводил канадский специалист Дэниэл Бохнер, работающий в ФХР, — делал все очень профессионально. Там, кроме меня, были Андрей Козырев (главный тренер юношеской сборной России U-17. — «Известия»), Андрей Скопинцев (тренер защитников московского «Динамо». — «Известия»), Юрий Добрышкин (главный тренер «СКА-Варяги», молодежной команды системы СКА. — «Известия»). И мы тоже были довольны этим мероприятием, поскольку в наше время таких сборов вообще не проводилось. По его окончании ребята 2000 года рождения — их было человек 16 — поехали в Сочи на Кубок Черного моря. Там и я, и Валерий Николаевич Брагин увидели очень большую разницу между той игрой, которую они показывали до сбора, и той, которую продемонстрировали на турнире. За семь дней они прибавили очень сильно. Но этим надо заниматься постоянно. Нельзя созвать людей один раз в год на одну неделю и добиться глобального рывка в их развитии. Мы, конечно, даем ребятам упражнения для поддержания формы в течение сезона, но хотелось бы подобные сборы для защитников проводить чаще, чем раз в год.

— После последнего МЧМ Егор Замула объявил, что ложится на операцию из-за травмы, о которой не рассказал тренерскому штабу, так как очень хотел сыграть на турнире. Вы бы его не взяли, узнай о ней заранее?

— Никто не знал об этой травме. И Замула не говорил. Хотя мы постоянно спрашивали хоккеистов об их самочувствии. Если бы мы увидели во время тренировок и товарищеских игр, что он испытывает какую-то боль, стали бы узнавать подробности. И при всем профессионализме Егора и его высоком уровне появился бы вопрос, нужен ли нам травмированный игрок на этом МЧМ. В любой момент при любом столкновении он мог закончить турнир в первом матче. И мы бы доигрывали в шесть защитников. Но во время тренировок Замула не показал никакой боли. И турнир отыграл на очень хорошем уровне.

— Понятно, что для команды это обошлось без последствий, но, когда Егор объявил о травме, не хватались за голову от того, что во время МЧМ могли неожиданно потерять игрока? На ваш взгляд, с его стороны профессионально было скрывать свои проблемы?

— Мне кажется, на месте Егора я бы поступил так же. Это мечта любого молодого игрока — попасть на чемпионат мира. Они шли к этому все 18–20 лет своей жизни. Поэтому ничего не могу здесь комментировать. Конечно, любым столкновением Замула мог подвести команду. Но, к счастью, этого не произошло. И я любого игрока понимаю, когда он так цепляется за единственный шанс в своей жизни. Почему бы и нет, если чувствуешь, что сможешь.

— Об отъезде Александра Романова в «Монреаль» многие говорят как о свершившемся факте. Он готов к НХЛ?

— Сложный вопрос. Но он здорово показал себя на МЧМ, а затем заслужил вызов в первую сборную. Сейчас Романов вполне созрел для того, чтобы попробовать себя в НХЛ.

— Романов и Даниил Журавлев сильно прибавили за год, если сравнивать их с выступлениями на МЧМ в Ванкувере и Остраве?

— Конечно. Нужно заметить, что оба прошедший сезон КХЛ играли в основных составах сильных команд: Романов — в ЦСКА, Журавлев — в «Ак Барсе». Мне кажется, прошлогодний МЧМ в Ванкувере придал им уверенности в своей игре. Поэтому они и в своих клубах прибавили.

— Четвертое звено молодежки в лице Никиты Ртищева, Ильи Круглова и Максима Соркина почти весь турнир играло только в меньшинстве. По ходу МЧМ был вариант более широкого их использования?

— Повторюсь, у нас была очень сбалансированная команда. И все знали свою роль. Ртищев и Соркин первыми выходили в меньшинстве — мы их наигрывали в этом качестве. В то же время у них были шансы забить. Что и сделал Никита в финале. У нас все четыре линии могли отметиться заброшенными шайбами. Но мы всем штабом сошлись на том, что будут две бригады большинства, а в меньшинстве нужны две пары, обязанные сдерживать соперника, когда он разыгрывает лишнего. Все в команде понимали это, и никто не обижался из-за игрового времени.

— Что случилось с командой после того гола Соркина, когда быстро дали Канаде сократить разрыв в счете, а затем отыграться и выиграть?

— Этот вопрос до сих пор остается в голове. Мы много рассуждали об этом. Тяжело что-то комментировать. Да, все складывалось в нашу пользу, повели в счете 3:1 в середине третьего периода, когда забил Соркин. Но тут же этот второй гол канадцев с рикошета немного надломил наших ребят. К сожалению, это имело такие негативные последствия.

— Ваша работа сильно изменилась после случившихся за месяц до МЧМ перестановок в штабе — замены Юрия Бабенко на Игоря Ларионова и Владимира Куликова на Николая Хабибулина?

— Да не особо изменилась. Все проходило в рабочем режиме. Все работали как единое целое. Получился очень дружный тренерский штаб.

— Работая в 2015 году с Владиславом Гавриковым, предполагали, что это будущий защитник первой пары сборной на золотой Олимпиаде?

— На тот момент была видна перспектива. Своей работоспособностью и желанием быть лучшим он показывал, что может прогрессировать. И делал это. Мог в любой момент и везде отобрать шайбу — просто зубами вырывал у соперника. Продолжает это делать и сейчас.

— На том МЧМ, помимо вас, в помощниках Валерия Брагина были Евгений Корешков и Анвар Гатиятулин, успевшие поработать в КХЛ и главными тренерами, и ассистентами в ЦСКА и СКА. Год назад Юрий Бабенко стал старшим тренером в московском «Динамо». Когда ждать подобного перехода от вас?

— Не хочу комментировать свое будущее, но вы правильно подчеркнули, как прибавляет в росте и карьере специалист, работающий с Валерием Николаевичем. Он не просто хороший тренер, но и настоящий учитель. Который не просто говорит, что делать, но и помогает что-то изменить в своем сознании и работе. С Брагиным прибавляют не только хоккеисты, но и его помощники. Я даже не могу конкретно сказать, в чем именно — тут можно до бесконечности перебирать все аспекты. Всё время подходишь к нему, что-то спрашиваешь и всякий раз узнаешь новое. Этот человек все время в работе и не останавливается в развитии, стараясь делиться накопленным с помощниками.

— В феврале вы с Брагиным поработали в штабе национальной сборной на этапе Евротура в Швеции. Каковы впечатления от этого визита?

— Конечно, уровень совсем другой. Начиная с бытовых вопросов и заканчивая работой на льду. Класс у ребят совершенно другой — в первую очередь в плане скоростей и принятия решений. Я, как и в молодежной сборной, отвечал за оборону и игру в меньшинстве. В тактическом плане особой разницы не заметил, но у взрослых ребят значительно выше уровень, они показывают профессиональный подход.

— С олимпийским чемпионом Богданом Киселевичем надо по-другому выстраивать отношения, чем с молодежью?

— Не сказал бы, что пришлось перестраиваться. Все внимательно слушали наши указания и работали с отдачей. Тем более, на этом Евротуре было много ребят 1995 года рождения, знакомых мне по МЧМ-2015. Поэтому знали наши требования. И работать с ними было легко.

— На МЧМ нашу сборную часто представляют ребята, в юном возрасте уехавшие в юниорские лиги Северной Америки и не поигравшие на взрослом уровне в России. В 1993 году, в 17 лет, вы также уехали из Челябинска за океан. В нынешнее время стоит подобным образом строить свою карьеру?

— Когда я уезжал, в стране был кризис. В России была полная разруха — коньки не достать, а перчатки нам передавались рваные от мастеров. Меня пригласили попробовать себя в Америке. Сказали: «Не получится — пожалуйста, вернешься обратно». Я потихоньку привыкал там и был нацелен попасть в НХЛ. Сейчас ФХР всё делает, чтобы молодежь не уезжала за границу. Создаются условия: сборы, хорошие контракты. Персонально занимаются с нападающими, вратарями, защитниками, привозят профессионалов из Канады, чтобы учили ребят правильному катанию. Где все это было в начале 1990-х? А сейчас условия для молодых потрясающие. Мне кажется, им не стоит так рано уезжать. Лучше сначала попробовать закрепиться в КХЛ и попозже попробовать себя в НХЛ. Сейчас можно развиваться и в России. Та же разработанная ФХР программа подготовки «Красная машина» подразумевает единую систему развития молодых хоккеистов в нашей системе.

— Когда мы увидим полноценный продукт этой программы?

— Программа уже внедрена, и в ближайшие годы должен быть результат в виде появления более качественных игроков. Думаю, уже ребята 2002 года рождения покажут плоды работы «Красной машины». Я смотрел на выступление этой юниорской сборной на прошлогоднем Кубке Глинки, который Россия выиграла впервые за 20 лет. Было видно, что собрались очень талантливые ребята.

— Их рост усложнит то, что коронавирус лишил их возможности сыграть на юниорском чемпионате мира, который должен был пройти сейчас?

— Конечно, жалко ребят, которые к этому ЮЧМ шли всю карьеру. Но думаю, это им не помешает показать себя на более высоком уровне. В прошлом году на Глинке они продемонстрировали свой потенциал. И, если не снизят требований к себе, добьются больших успехов уже на уровне молодежки и взрослых команд.

Прямой эфир