Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Непостоянство членов: СБ ООН оказался на пороге тяжелого кризиса
2020-08-25 19:03:38">
2020-08-25 19:03:38
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Совет Безопасности — институт, созданный 75 лет назад для предотвращения войн и серьезных конфликтов, столкнулся с одним из самых серьезных кризисов за свою историю. Вашингтон в очередной раз обвинил Тегеран в нарушении ядерной сделки и потребовал от ООН вернуть международные санкции против Ирана. Учитывая, что сами американцы вышли из этой сделки три года назад, другие члены Совбеза не поддержали США. Однако Вашингтон сдаваться не намерен. Такой разлад лишь на руку странам, давно требующим реформу Совета Безопасности. Приведет ли это к модернизации структуры — в материале «Известий».

Запустить механизм

«Иран в значительной мере не выполняет обязательства в рамках ядерного соглашения, заключенного в июле 2015 года», — говорится в послании американского госсекретаря Майка Помпео, которое он 20 августа передал представителю Индонезии Диану Джани, председательствующему сейчас в СБ ООН. США хотят таким образом восстановить жесткие санкции ООН против Ирана. Впрочем, эта попытка Белого дома не удалась — большинство членов Совбеза не поддержали идею восстановления санкций.

Вашингтон перечислил нарушения со стороны Тегерана. В частности, обогащение урана выше 3,67%, а также накопление запасов обогащенного урана выше нормы в 300 кг, установленной в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД).

Американские власти пошли на такой шаг после того, как им не удалось провести через СБ свой проект резолюции о продлении «оружейного эмбарго» в отношении Ирана. Его поддержали лишь сами Соединенные Штаты и Доминиканская Республика, еще 11 остальных членов Совета Безопасности воздержались, Китай и Россия проголосовали против.

По «оружейному эмбарго» вводилось ограничение на поставки Тегерану вооружений. Оно истекает 18 октября. После этого иранские власти смогут закупать вооружение, не согласовывая это с Совбезом ООН.

Бушерская АЭС, Иран

Фото: REUTERS/Mehr News Agency/Majid Asgaripour

Однако у Вашингтона есть и запасной план действий. Вернуть санкции против Тегерана может любая страна — участник СВПД, считающая, что Иран не исполняет взятые на себя обязательства. Для этого необходимо официально подать запрос в Совбез о запуске специального механизма урегулирования споров — snap back. На том, чтобы его внесли в СВПД в 2015 году, настояли американцы.

Тогда в СБ должны будут проголосовать за проект резолюции, в котором решается вопрос о продолжении действия иранской ядерной сделки. Если хотя бы один из пяти постоянных членов Совбеза, в данном случае США, наложит вето на эту резолюцию, то сделка перестанет существовать, а значит, возвращаются шесть санкционных резолюций ООН в отношении Тегерана: оружейное эмбарго, развитие ядерной и ракетной программ, проверка направляющихся в Иран грузов и другие.

Помешать этому можно, если все члены Совбеза решат, что американский запрос нелегитимен. Великобритания, Германия, Китай, Россия и Франция придерживаются точки зрения, что запустить механизм урегулирования споров могут лишь страны — участницы СВПД, а США вышли из иранской сделки, а значит, уже не могут использовать snap back. В Вашингтоне, в свою очередь, настаивают, что американцы участвовали в заключении иранской сделки в 2015 году, а значит, у них есть статус участника СВПД.

Таким образом, спасти иранскую сделку можно, если единым фронтом выступят все постоянные члены Совбеза, в частности, проигнорируют или заблокируют американский запрос. Это может привести к еще большему кризису СБ ООН. Если Вашингтон не добьется задействования механизма snap back, то будет обвинять Совет Безопасности в нарушении прав его постоянного члена. Не исключено, что в таком случае США смогут в будущем избирательно относиться к резолюциям Совбеза и праву вето со стороны других государств.

Помпео

Госсекретарь США Майк Помпео во время пресс-конференции после встречи с членами СБ ООН по поводу соблюдения Ираном ядерной сделки и вопроса о восстановлении санкций против Ирана, 20 августа 2020 года

Фото: REUTERS/Mike Segar/Pool

К тому же это может дискредитировать и подорвать авторитет СБ ООН. Такой раскол только на руку критикам работы Совбеза и сторонникам его реформы.

Чем больше — тем лучше?

Совбез — ключевой орган ООН, отвечающий за поддержание международного мира и безопасности. Сейчас в его составе 15 членов: пять постоянных — Великобритания, Китай, Россия, США и Франция, которые обладают правом вето, и 10 непостоянных, которых избирают каждые два года. Эти 10 мест распределяются по географическому признаку: три — для Африки, по два — для Америки, Азии и Западной Европы, одно — для Восточной Европы.

ООН создали в 1945 году страны, победившие во Второй мировой войне. Они и определили, как должны выглядеть важнейшие структуры Организации Объединенных Наций, кто и на каких правах должен туда входить. Однако времена изменились.

Если в 1945 году в ООН был 51 участник, то через 20 лет, когда количество непостоянных членов увеличили с шести до 10, в организации были представлены уже 117 государств, сейчас их 193. Получается, что Совбез стал еще менее представительным.

На членство в Совете Безопасности ООН давно претендует «группа четырех» — Бразилия, Германия, Индия и Япония. Так, Токио и Берлин — третья и четвертая экономики мира. Они платят немалые взносы в ООН — почти 10% от всего бюджета организации, к тому же выросло их влияние в мировой политике и экономике. Индия может в ближайшие 10 лет обойти Китай и стать самой населенной страной в мире. Однако сейчас эти четыре государства могут избираться лишь в непостоянные члены Совбеза.

оон

Флаги стран перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке, США

Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Bruno Rocha

Помимо этого присоединиться к структуре мечтают и африканские государства. Правда, сложность в том, какая из 53 стран континента заслуживает того, чтобы получить право вето, и как к этому отнесутся остальные 52 государства.

Во время обострения международных кризисов призывы модернизировать Совбез звучат еще активнее. Предлагают три типа реформ: увеличить количество стран-членов, корректировать принцип вето, определить границы полномочий структуры.

Генсек ООН Антониу Гутерриш не раз сетовал, что постоянные члены Совбеза слишком злоупотребляют правом вето. Один из его предшественников на посту Кофи Аннан в 2005 году предложил несколько вариантов реформы. В частности, он выступал за увеличение числа постоянных стран-членов с пяти до 10, а также продление срока полномочий непостоянных членов с двух до четырех лет. Однако этот план так и остался на бумаге. Россия, в свою очередь, предлагала тогда предоставить постоянное членство Германии и Японии, а также по одной стране от Африки, Америки и Азии. Но это решение тоже не прошло.

Примите меня

Особенно активно Совбез критикует турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. Он не раз заявлял, что «мир гораздо больше пяти» и «будущее человечества не должно зависеть от решений пяти государств — постоянных членов Совбеза ООН». С ним согласны и многие другие страны, считающие, что СБ не соответствует реалиям XXI века и существующим сейчас проблемам.

«Расширение назрело. Если в Совбез войдут новые страны-члены, то процедура принятия решений может измениться, стать более сложной. Сам Совет Безопасности может стать похожим на дискуссионный клуб. При этом странам сложно договориться, какие именно государства пригласить», — считает турецкий политолог Серкан Демирташ.

Так, например, Пекин не хотел бы видеть в этом клубе Токио, Вашингтон только недавно стал поддерживать Дели, выступая против принятия Германии. В Азии, Африке и Америке сложно договориться, какие кандидаты лучше всего подходят. Неразрешенные территориальные споры и региональное соперничество лишь усугубляют ситуацию.

СБ
Фото: Global Look Press/Xinhua/Li Muzi

Еще один сложный вопрос — право вето. Сейчас существует принцип единогласия постоянных членов Совбеза. Даже если четыре страны Совбеза ООН выступят «за», одного голоса будет достаточно, чтобы провалить голосование.

Именно этот принцип, с одной стороны, с самого начала был одной из главных проблем организации, не позволявший ее реформировать, с другой — помогал странам искать компромисс и позволял Совбезу быть довольно эффективным органом.

Постоянных членов Совбеза регулярно обвиняют в особом положении, а сам орган критикуют за недемократичность. «Выступающие против права вето страны предлагают заменить его принятием решений большинством голосов, считая, что так Совбез будет быстрее реагировать. Впрочем, это вовсе не помешает одним странам блокировать решения других», — рассказал Демирташ в беседе с «Известиями». При этом турецкий политолог уверен, что в ближайшем будущем вряд ли удастся реформировать Совбез, пока страны ограничиваются лишь заявлениями.

Москва, с одной стороны, выступает за реформу Совбеза, поддерживая заявки Индии и Бразилии на постоянное членство, с другой — от права вето отказываться не собирается. Такой же позиции придерживаются Пекин и Вашингтон.

По мнению опрошенных «Известиями» экспертов, реформа Совбеза вряд ли произойдет, поскольку сложно найти вариант, устраивающий большинство стран. Председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике России Федор Лукьянов считает, что аргументы сторонников реформы понятны — за последние 75 лет мир сильно изменился. Однако если раньше состав постоянных членов Совбеза был сформирован по вполне понятным и объективным причинам — право вето получили победители во Второй мировой войне, то сейчас сложно найти принцип и критерии (географические, экономические, по численности населения), по которым нужно изменить Совбез.

вето
Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Xinhua/Li Muzi

Кроме того, полагает эксперт, ни одна из пяти стран — постоянных членов СБ не захочет отдать свое право вето. «Совбез, несмотря на разные нарекания, очень компактный и дееспособный орган. К тому же он хорошо справляется с возложенной на него функцией — предотвращает крупные войны между государствами», — отметил политолог.

Схожей точки зрения придерживается и генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Эксперт отмечает, что еще 10–20 лет назад мир был более единым, а сейчас реформу ООН будет гораздо сложнее провести. «Не нужно забывать, что в ООН помимо СБ существует еще множество вопросов, которые нужно решить: вопрос о полномочиях секретариата ООН и самого генсека, проблемы эффективности, коррупции, непотизма, ооновской бюрократии, роли специализированных агентств ООН, дополнительное финансирование миротворческих операций. Возможно, вначале необходимо обсуждать это на уровне экспертов, а лишь потом переходить к каким-то конкретным шагам», — сообщил «Известиям» специалист, добавив, что если процесс реформирования и начнется, то он займет много времени.