Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Погасить соду: что происходит вокруг шихана Куштау
2020-08-18 16:37:23">
2020-08-18 16:37:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В начале августа активисты вышли на защиту шихана Куштау в Ишимбайском районе — гору отдали в разработку крупнейшему производителю соды в России. Протест перерос в столкновения с полицией и сотрудниками Башкирской содовой компании (БСК). Урегулировать конфликт между общественностью и бизнесом взялся глава региона Радий Хабиров. В ситуации разбирались «Известия».

Немирный митинг

Радий Хабиров, еще будучи врио главы Башкирии, обещал отдать Куштау под разработку. Он объяснил это тем, что БСК как градообразующее для Стерлитамака предприятие должна жить и работать, а ей нужно сырье.

— С 2010 по 2018 год мы исследовали запасы известнякового сырья на 11 месторождениях. Но во всех этих месторождениях известняк не подходил, — рассказывает «Известиям» заместитель генерального директора Башкирской содовой компании Рустем Басыров. — В итоге пришли к компромиссному варианту, решили разрабатывать шихан Куштау. В августе 2019 года получили лицензию на разработку и добычу. В этом году летом должна была начаться разведка, чтобы уточнить объемы и приступить к промышленной разработке.

У Куштау нет охранного статуса, лицензия на разработку горы выдана, действовать начала с 8 августа 2019 года. Год спустя, 3 августа 2020-го, сотрудники АО «Сырьевая компания», партнера БСК, прибыли на шихан, чтобы начать геологоразведочные работы. Однако на защиту горы встали местные жители.

куштау
Фото: ТАСС/Вадим Брайдов

Своего пика противостояние достигло 15 августа. В тот день БСК объявила мирный митинг. Вместе со сторонниками разработки Куштау приехали полицейские, сотрудники ЧОПа, ОМОНа, Росгвардии.

— Вместе с сотрудниками БСК они двинулись на защитников Куштау стеной, — рассказал местный активист Дмитрий Петров. — Мирный лагерь, где было много женщин и детей, просто смели. Происходящее попало в соцсети и СМИ. И в воскресенье на помощь защитникам Куштау съехались люди со всей республики. Прорвали заборы, встали и сказали — мы защищаем гору.

16 августа работы было решено приостановить. Глава региона взял это дело на личный контроль и дал слово, что гору не будут трогать, пока не будет найдено компромиссное решение.

После хорошей драки

Хабиров заявил, что нужны переговоры с активистами. Им он предложил избрать «старших» и приехать в Уфу. Те так и сделали, однако в понедельник, 17 августа, переговоры сорвались.

— Мы приехали в Уфу, сначала переговоры назначили на 16:00, однако затем их отменили, — говорит Петров. — Со стороны властей выдвинуты требования, чтобы среди нас не было людей, причастных к запрещенной в России организации «Башкорт». В нашей делегации — Гарифулла Яппаров, который не состоял в этой организации, но был ее юристом. И они отказываются его пускать. Но Яппарова выбрал народ, и мы не пойдем без него.

Глава Башкирии, в свою очередь, обвинил активистов в том, что ему поставили невыполнимые условия.

куштау
Фото: ТАСС/Вадим Брайдов

— С самого утра готовились к этой встрече, хотели встретиться с защитниками Куштау. Мне стали ставить неприемлемые условия, чтобы на этой встрече были представители «Башкорта», организации, которая признана экстремистской, — заявил он на видео, распространенном в Сети. Хабиров заверил, что по-прежнему готов к встрече с активистами.

Сами активисты, по словам Петрова, пребывают в растерянности: у них сложилось впечатление, что власти просто отвлекают внимание защитников горы. Однако вечером в понедельник совещание с экоактивистами все-таки состоялось. Члены избранной защитниками Куштау делегации, в которой находились Яппаров и Петров, в нем не участвовали.

На встрече Хабиров объяснил, почему раньше выступал за разработку этого шихана.

— На тот момент (в 2018 году. — «Известия») для меня был абсолютно неприемлем вариант, что Торатау или Юрактау будут разрабатываться, — заявил он. — Понимая интересы предприятия и сложившуюся ситуацию, я тогда подумал, что это неплохой компромисс: не отдаю Торатау, но разрабатывается Куштау. Тем более на 38% это наше предприятие.

Для производства соды нужен именно чистый известняк, к тому же объемы должны быть достаточными, без шлака и примесей (кремния, магния, кварца). Известняк на других месторождениях годится для производства цемента, щебенки, но не для производства соды, — поясняет Басыров.

Хабиров заявил, что единолично принимать решение не будет. В пресс-службе губернатора пояснили, что поиском компромисса займется специально созданный координационный совет.

— Это мировоззренческий раскол в обществе, по-другому не скажу. Поэтому его надо лечить, — сказал глава республики. — Вообще, знаете, у меня есть принцип — крепкая дружба и нормальное общение начинаются после хорошей «драки». Поэтому надо начинать переходить к обсуждению.

«Известия» направили официальный запрос в региональную администрацию с просьбой прокомментировать ситуацию. В пресс-службе губернатора изданию пояснили, что позиция Хабирова была изложена во время его встреч с экоактивистами 16 и 17 августа. «С людьми надо работать вживую, а не из кабинетов», — подчеркнул тогда глава республики.

Во вторник стало известно, что новая встреча с защитниками Куштау состоится в пятницу, 21 августа.

куштау
Фото: ТАСС/Вадим Брайдов

То, что происходит сегодня в Башкирии, — это конфликт жителей с жителями, — заявила председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ Елена Шаройкина. — Защитники борются за сохранение культурного, исторического и природного объекта, а оппоненты — за возможность работать, кормить свои семьи. Возникает вопрос: если этот объект является культурным наследием, то как могли выдать разрешение на его разработку?

Шаройкина поддержала решение о прекращении всех работ до прояснения подробностей и потребовала детального рассмотрения положения. По ее словам, комиссия по экологии и охране окружающей среды будет держать этот вопрос на контроле.

Как получена лицензия

— Я считаю, что лицензия на разработку горы была выдана незаконно, — заявил «Известиям» руководитель программы «Гринпис» по особо охраняемым территориям Михаил Крейндлин. — Эта территория имеет достаточно высокую природную ценность, там 43 краснокнижных вида.

Куштау в отличие от Торатау и Юрактау не имеет статуса особо охраняемой природной территории (ООПТ). Тем не менее все появившиеся почти 300 млн лет назад шиханы Башкирии — уникальные рифовые массивы Пермского моря, интереснейшие геологические объекты. У них был и четвертый «брат» — шихан Шахтау, но его сравняли с землей, превратив в карьер — как раз ради производства соды. Шахтау как сырьевой источник для БСК заканчивается в 2022 году, и ему ищут замену. Компания пыталась добиться снятия статуса ООПТ с Торатау, но этого добиться не удалось. Теперь в БСК заявляют об угрозе остановки градообразующего предприятия.

— У нас уникальный завод, поскольку он основной производитель кальцинированной соды. 70% объемов в РФ производит Башкирская содовая компания. От стабильных поставок нашей соды зависят сотни предприятий — стекольная, металлургическая, целлюлозно-бумажная промышленности. Кальцинированная сода — компонент для производства огромного спектра веществ — стекла, металла и т.д. Да наконец, нужна обычная пищевая сода, — говорит Басыров.

куштау

Активисты, выступающие против разработок Башкирской содовой компанией, на горе Куштау

Фото: ТАСС/Вадим Брайдов

У защитников вызывает сомнения законность выдачи лицензии еще и потому, что, по словам Петрова, на горе находятся три археологических памятника и растут внесенные в Красную книгу растения. Саму лицензию активисты видели у сотрудников Сырьевой компании. Представители БСК так и не стали общаться с активистами, заявил Петров.

— Могу вам точно доказать, что принятые решения абсолютно законны, — заявил в понедельник, 17 августа, на встрече с экоактивистами Хабиров. — Не хочу углубляться, потому что они, по сути, пока не актуальны. У нас на территории всегда много краснокнижных животных и растений. Существуют всевозможные методики решения этой ситуации. Иначе мы не смогли бы вести хозяйственную деятельность.

В минэкологии Башкортостана «Известиям» заявили — со ссылкой на департамент по недропользованию по Приволжскому федеральному округу (Приволжскнедра), который выдавал лицензию, — что при выдаче разрешения на разработку шихана были «получены все согласования, установленные законодательством», в том числе письмо минприроды «об отсутствии на участке особо охраняемых природных территорий федерального значения», письмо минэкологии РБ об отсутствии на участке особо охраняемых природных территорий регионального значения, письмо администрации Ишимбайского района об отсутствии особо охраняемых природных территорий местного значения.

Представители БСК выражают надежду на достижение компромиссного решения. Иначе последствия для жителей региона могут быть трагичны.

— Люди потеряют работу. В Башкирской содовой компании работают 9 тыс. человек, еще 1 тыс. человек — работники Сырьевой компании (поставщик сырья для БСК), 3 тыс. — смежники, подрядчики — всего 13 тыс. сотрудников. Еще 15 тыс. — члены их семей, 7 тыс. — ветераны нашего предприятия. Всего в Стерлитамаке с нашим предприятием связаны 35–40 тыс. жителей, — поясняет Басыров.

Сольве против Хоу

— Наше главное требование: сохранение всех трех шиханов и Гумеровского ущелья, которое мы тоже не хотим отдавать в качестве альтернативы, — говорит Петров. — Мы требуем перестать рассматривать эти объекты как сырьевую базу. Мы не химики и не экономисты, мы за то, чтобы у нас оставалась эта природная территория. Мы здесь живем, это наше.

Крейндлин согласен: в первую очередь нужно придать шихану Куштау статус особо охраняемой территории, запретить использовать его как сырьевую базу. До 2022 года искать альтернативные источники известняка, а также постепенно проводить глубокую модернизацию производства. В идеале, считает он, нужно перейти на безызвестняковый способ производства соды, который активно используют в Китае.

куштау

Сотрудники ЧОПа поднимаются на гору Куштау

Фото: ТАСС/Вадим Брайдов

БСК ведет работы по способу Сольве, который в ходу с середины XIX века. Для него необходимы большие объемы известняка. Однако в прошлом столетии появился метод китайского химика Хоу, не предполагающий использование этой породы. Но в этой методике, поясняет Крейндлин, возникают проблемы с образованием отходов — в Китае и Японии ими удобряют рисовые поля, а у нас применения они пока не нашли. Отходы же от производства соды сейчас, говорит он, сливаются в отстойники, из которых потом попадают в реку Белую.

Он подчеркивает: это позиция не только «Гринписа», но и СПЧ, который в прошлом году на выездном заседании в Башкирии рекомендовал придать шиханам статус особо охраняемой природной территории, а завод перевести на безызвестняковые технологии.

Доктор технических наук Александр Шатов, долгое время работавший на предприятии БСК, рассказал «Известиям», что неоднократно рассматривал проблему продолжения производства с учетом исчерпания ресурсов шихана Шахтау. Так, в статье 2019 года об альтернативных источниках сырья он отмечал, что поиск новых месторождений известняка «решает проблему на некоторое время, но в дальней перспективе придется переходить на новые технологии». При этом «любое решение по обеспечению известняком предприятия вступит в конфликт с природой».

Радий Хабиров

Глава Башкирии Радий Хабиров во время переговоров с активистами

Фото: ТАСС/Вадим Брайдов

Он упоминает, что в России есть, например, единственная в мире технология производства соды на основе запасов нефелина, и в перспективе БСК «может рассмотреть данный вариант».

Что касается метода Хоу, заметил Шатов, то эта технология на БСК «возможна, но нерациональна», так как отходы (хлорид аммония) из-за высокой производительности по выпуску соды не найдут сбыта.