Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Колебания сцен: покинет ли Александра Захарова «Ленком»
2020-08-11 13:39:53">
2020-08-11 13:39:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Театр — территория взрывоопасная, его деятели — люди эмоциональные, а конфликты и интриги — неотъемлемая часть театральной жизни. Так было, есть и будет, особенно в эпоху перемен. В вышедших из карантина ведущих московских театрах повод для недоразумений общий: новый руководитель и его политика. «Известия» выяснили, насколько опасен «синдром новой метлы» и как можно минимизировать его последствия.

«Ленком»

В отношении этого театра понятие «новый руководитель» требует пояснений. Марк Варшавер директорствует здесь с 1986-го, но художественной частью занимается менее года, с момента кончины легендарного Марка Захарова. Правда, худруком он себя не считает. Вскоре после назначения пояснил «Известиям»: «Я — директор, но с расширенными полномочиями». Как выяснилось с началом первого послезахаровского сезона, в полномочия входят и выбор репертуара, и назначения на роли.

Александра Захарова

Александра Захарова

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

В частности, молодые артистки получили новые спектакли. И не какие-нибудь, а те, что прежде были безраздельной вотчиной Александры Захаровой, дочери основателя «Ленкома». Выступала она только в спектаклях отца и без дублерш. Теперь они у нее будут. 58-летняя Александра играет в основном роли дам возрастом максимум до 30, и нетрудно предположить, что публика рублем проголосует за исполнительниц, более соответствующих молодым героиням. А директор вынужден будет как можно чаще удовлетворять этот спрос.

В итоге Александра Марковна рискует остаться с минимумом ролей или вообще без них, и в «Ленкоме» ее может удержать разве что память об отце. Впрочем, как рассказал источник в театре, у Варшавера есть возможность и спектакли омолодить, и действительно хорошую актрису сохранить. Это можно сделать, если предложить ей самой выбирать для себя спектакли и режиссеров. Таким правом в «Ленкоме» пользуются мэтры Александр Збруев и Инна Чурикова. В принципе, можно пополнить их компанию Захаровой. Ранее Марк Варшавер говорил «Известиям», что пока жив, сделает всё, чтобы дочери его старинного сотрудника и друга было комфортно. Похоже, настало время подтвердить эти намерения делом.

«Современник»

Назначение Виктора Рыжакова в «Современник» не стало сюрпризом для его коллег-режиссеров, но оказалось неожиданностью для труппы. Во-первых, состоялось оно всего через несколько дней после похорон Галины Борисовны Волчек, во-вторых, в труппе оставался народный артист Сергей Гармаш, негласно считавшийся ее преемником. Он и выступил на посткарантинном сборе с письмом, в котором назвал ситуацию в театре чудовищной, обвинив Рыжакова в тоталитаризме, расколе коллектива и забвении заветов. Письмо разлетелось по интернету, не вызвав, впрочем, особого сочувствия. Гораздо сильнее беззаконий в «Современнике» пользователей, судя по постам, возмутило участие Гармаша в рекламе Почта Банка.

Сергей Гармаш

Сергей Гармаш

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Вообще-то обвиненный в развале театра Рыжаков почти ничего не успел ни развалить, ни сотворить. Карантин помешал. Разве что выпустил начатый еще при Волчек спектакль «Папа», где Гармаш с большим успехом сыграл главную роль, и сетевые «Диалоги», возмутившие Сергея Леонидовича. Хотя, казалось, чего возмутительного может быть в безыскусно-искренних рассуждениях актеров о войне и Победе?

Тем не менее Гармаш заявил об уходе из театра и вроде бы лишил «Современник» одного из самых узнаваемых лиц. В то же время в афише его фамилия есть. В сентябре он выйдет в «Папе», «Горе от ума» и в спектакле «С наступающим!». Виктор Рыжаков это не комментирует, но источник в труппе сообщил, что Сергею Леонидовичу и дальше ничто не помешает выходить на сцену родного театра на договорной основе.

Любовью публики, идущей в театр на Гармаша, так просто не бросаются. Как и аншлаговыми спектаклями, созданными, можно сказать, специально для него. К тому же среди них есть постановки Волчек, памятью которой клянется Гармаш. Даже если новый худрук решится на радикальную перемену художественного курса, какое-то время они останутся в репертуаре, и кому как не Сергею Леонидовичу обеспечить им достойный присмотр. Ну а его демарш со временем забудется, тем более основания у него были благородные — болеет человек за дело.

Гораздо печальнее для «Современника» то, что происходит сейчас с Михаилом Ефремовым, считает источник. И дело даже не в том, что театр лишится суперкассовых «Анархии» и «Амстердама», где актер играл без дублера. Непоправимо пострадала репутация «Современника». Ведь Ефремов для этого театра не просто фамилия. Это символ. А теперь на него упала криминальная тень.

МХТ имени Чехова

На посткарантинном собрании в Камергерском (закрытом, как и сбор в «Современнике») обошлось без громких уходов. Но свою порцию претензий худрук Сергей Женовач получил. В частности, ему рассказали, что при Олеге Табакове театр был, как суперавтомобиль, мчащийся по скоростному шоссе. Теперь эта чудо-машина в разы снизила скорость, а у ее водителя-худрука нет ни планов, ни репертуарной политики, ни ярких премьер — новые спектакли в основном ставят его ученики по ГИТИСу.

Действительно, факты свидетельствуют не в пользу Женовача. За два года руководства он убрал из репертуара 17 спектаклей, новых же вышло только пять. Актеров между тем более 120 и всем нужна работа. Здесь, однако, стоит учесть, что всего пару лет назад Женовач был благосклонно принят труппой, хотя никаких скоростных шоссе не обещал и был твердо намерен вернуть театральному комбинату-конвейеру Олега Табакова статус русского психологического театра. «Будем потихоньку вникать, смотреть спектакли, — говорил он тогда «Известиям». — На трех сценах идет очень много спектаклей, занято много артистов...»

Сергей Женовач

Сергей Женовач

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Андрей Эрштрем

Ключевое слово здесь «потихоньку». Огромный мхатовский механизм действительно проворачивается не спеша, но сторонники Женовача относятся к этому с пониманием.

— Сергей Васильевич — серьезный художник, большой режиссер. Обращаться с художником нужно аккуратно и трепетно, — поделился с «Известиями» актер Михаил Пореченков. — Это мой главный постулат, главная мысль, которую я хочу транслировать. СМИ хотят представить это собрание как бунт. Но это был лишь разговор творческого коллектива с руководителем. Точка.

Пореченков, кстати, сам пострадал от сокращений — из репертуара ушел «Трамвай «Желание» с его участием. Тем не менее он считает, что есть план работы театра и есть взгляд художественного руководителя на его развитие. У МХТ был гениальный менеджер — Олег Павлович Табаков, говорит артист. Сейчас другое руководство, другой театр. Надо подождать и посмотреть.

Пореченкову легко говорить. Он может ждать, потому что плотно занят в кино и других проектах, — возражает на эти слова актриса, согласившаяся дать комментарий на условиях анонимности. — А что делать тем, кто рассчитывает в основном на работу в театре? Нет спектаклей — нет заработков.

Хорошо бы, чтобы худрук действовал поактивнее, полагает она. И даже если это будут непопулярные меры вроде принудительного расставания с «ненужными» актерами, это всё равно лучше, чем сидеть и ждать у моря погоды. Действительно, главное для творческого человека — занятость интересной работой. В этом случае нет ни времени, ни сил интриговать и конфликтовать. Учтет ли это худрук, станет ясно уже 7 сентября, когда на официальном сборе труппы будут объявлены планы 123-го сезона.