Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Кабмин расширил список запрещенных к вывозу из РФ товаров
Спорт
Бельгия не смогла пробиться в плей-офф ЧМ-2022
Мир
Лукашевич назвал СВО реакцией на неспособность ОБСЕ урегулировать конфликт на Украине
Политика
Песков призвал «всех молчать» на тему об обмене заключенными
Мир
Байден подарил Макрону зеркало
Мир
Шольц признал дефицит боеприпасов в вооруженных силах ФРГ
Происшествия
Задержан обстрелявший машину с ребенком в Новой Москве мужчина
Мир
Кулеба заявил о получении посольствами Украины в двух странах писем с угрозами
Мир
Позиция Испании по Украине не изменится из-за писем со взрывчаткой
Мир
Секретарь СНБО Украины Данилов призвал уничтожить Россию
Экономика
РФ сняла запрет на поставки овощей и фруктов с 20 предприятий Молдавии
Общество
Суд арестовал самолет, недвижимость и машины братьев Магомедовых
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Иван Охлобыстин считает, что Михаил Ефремов заслужил наказание, но тюрьма может его погубить. Свою же судьбу и окружение актер и писатель называет чудом. И мечтает написать еще 12 томов о том, каким был бы СССР, если бы не развалился. Об этом он рассказал «Известиям» после выхода книги «Дом солнца».

— Когда случилась авария на Садовом кольце, друзья Михаила Ефремова отключили телефоны, отказывались комментировать происшедшее. Молчал и театр. Вам не кажется, что таким образом они просто отреклись от него?

— Нет, точно не отреклись. Они в очень сложной ситуации. Будучи порядочными людьми, друзья не могли его оправдывать, потому что он убил человека. Не могли и осуждать: он их коллега. В нашем театрально-киношном комьюнити все считают, что он должен ответить по закону. Да и сам Миша хочет в тюрьму, у него синдром Раскольникова. Пользы такое наказание не принесет, но наказать надо. Одеть на него браслет на десять лет и контролировать, чтобы из дома в театр и обратно.

Место автомобильной аварии с участием актера Михаила Ефремова на Смоленской площади в Москве

Место автомобильной аварии с участием актера Михаила Ефремова на Смоленской площади в Москве

Фото: РИА Новости/Артем Пучков

Это ужасная трагедия, в которой частично виноваты те, кто его подпаивал. Но тут тоже парадокс. Вспомните, как все хохотали, когда он читал стихи на злобу дня в проекте «Гражданин поэт». Аплодировали, когда появлялся во хмелю. Его любили именно таким. Пьяненький, вольненький, сам себе король. И в итоге это кончилось трагедией.

Михаил Олегович мне родственник, кум, крестный старшей дочери Анфисы. Я знаю его 30 лет, столько же Гарика Сукачева и Диму Харатьяна. Мы лучшие друзья. Но никто из нас никогда с ним не выпивал. Мы еще удивлялись. Все, в принципе, пьющие в той или иной степени, но вместе — не случалось.

— За одним столом сидели и не выпивали?

— Мистика. Но так и было.

— С кем же тогда он пил?

— Там огромная аудитория. Его все любили, все подпаивали. У нас же народ такой — любит своих актеров, и Мишка заслуживал этого. Только благими намерениями выстелена дорога в ад: надо быть очень дисциплинированным, чтобы держать себя в узде.

Ефремов хочет в тюрьму, у него синдром Раскольникова
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Мы в компании за счет крестин все перероднились. Это не просто профессиональная среда, а еще и большая семья, в которой обязательно кто-то у кого-то крестный.

— Зачем он отказался от признания вины?

— Миша будто загипнотизирован. Он слушает своего адвоката. По-моему, он вообще не понимает всего того, что касается его дела. Миша уверен, что его осудят, с этим согласен и хочет наказания.

— В «Современнике» Михаил Ефремов играл в трех спектаклях. Есть ли ему замена?

— В «Современнике» ребята и девчата очень талантливые, многие могли бы заменить. Галина Борисовна собрала хорошую труппу. Просто Миша старше, опытнее и действительно очень высокого уровня таланта и трудоспособности актер.

Надеюсь, что не пострадает спектакль «Дюма» по моей пьесе, который он поставил. Думаю, что в самом скором времени это будет единственный источник доходов Михаила Олеговича. Вне зависимости от того, как эта трагедия закончится, после суда будут выплаты, а он не такой богатый человек, как об этом заявлял в пьяном виде.

Спектакль «Анархия», который Миша ставил вместе с Гариком Сукачевым, скорее всего, не сохранится. Ефремов еще и играл в нем. Гарик считает, что не имеет смысла вводить в «Анархию» второй состав, потому что здесь, как в рок-группе, дублеры невозможны.

Я как родственник рассуждаю по хозяйственной части: Соне (Софья Кругликова, жена Ефремова. — «Известия») нужно кормить детей, а с «Анархии» и «Дюма» денежки какие-то приходили Мише как постановщику. Я бы на месте «Современника» отринул обиды и помог своему коллеге — оставил бы эти спектакли и приумножил их количество. Кто захочет поддержать Михаила, пойдет на его спектакль. Ему сидеть, а его жене будет помощь. Ей детей воспитывать, учить, лечить — ну чего говорить, обычная ситуация.

Сцена из спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина в театре «Современник».

Сцена из спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина в театре «Современник».

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

— Как вы расцениваете заявление об уходе из «Современника» Сергея Гармаша?

— Не имею права судить, но считаю, что это бесконечно печально. Уход артиста такого уровня обескровливает труппу, ведь она создавалась десятилетиями и плохо, если начинает разваливаться.

— Как в вашей жизни появился театр?

— Как-то я пришел уговаривать Мишу Ефремова, чтобы тот отпустил Сережку Шеховцова, ныне покойного, сниматься у меня в учебной работе. Миша в 1987 году организовал студию «Современник-2» и был там худруком. А спустя несколько лет театр распался и начался другой период жизни и у меня, и у Миши.

— Михаил перешел во МХАТ имени Чехова к отцу. Там поставил два спектакля по вашим пьесам — «Максимилиан Столпник» и «Злодейка, или Крик дельфина». А потом Михаила уволили. За пьянство?

— Нет, за драку. Что-то не поделил с замдиректора. Удивительно, Миша самый добрый человек на свете. Как он умудряется взлезть в драки, для меня загадка. Я 30 лет его знаю, ни разу не видел агрессивным.

Когда все случилось, Миша ушел, сняли и спектакли, я не переживал. У меня есть принцип, что счастлив только благодарный. Я и детей учу, что мгновения, когда ты жив-здоров, у тебя две руки, две ноги, два глаза и два уха, вполне достаточно для счастья. Все остальное уже надуманное, от демонов.

— Вы, человек воцерковленный, поменяли свое отношение к пьянству?

— Бороться надо, но это не лечится. Можно как-то держать в узде свои страсти.

Ефремов хочет в тюрьму, у него синдром Раскольникова
Фото: РИА Новости/Министерство обороны РФ

— А как же кодирования разные?

Всеми «чудесами» ты просто откладываешь это все на время. Пьянство необязательно вернется. Большинство людей, которые принимали меры к освобождению, добивались ремиссии, но всегда на границах своего сознания понимали, что счастливы они были «там».

— И?

— И ничего. Если «и» — дальше смерть или грустное прозябание. Поэтому те, кто начинает пить или употреблять наркотики, должны знать, что они выбирают.

— В 2008 году в прокат вышел фильм «Дом Солнца», и спустя 12 лет вы выпускаете книгу. Это продолжение или что-то новое?

— Нет, это повесть, по которой был написан сценарий, а Гарик Сукачев снял фильм. Сейчас редакторы решили выпустить первоисточник. А начал я работу над книгой лет семнадцать назад. Меня попросили написать немного абсурдную, стимпанковую историю о том, что было бы, если бы СССР не развалился, а возглавил весь прогрессивный мир. Я подумал, что она должна быть приключенческой и написана как бы от лица подростка. Написал довольно много. Но в какой-то момент заказчики исчезли, а текст остался. Вот не так давно редакторы говорят: «Жалко, хороший текст, давай напечатаем». Я вижу эту повесть с продолжением. Думаю, из нее можно сделать 12 томов — такую вселенную в одной эстетике.

— Хотите сделать «Дом Солнца» нашим «Гарри Поттером»?

— Это был бы идеальный вариант. Если людям понравится, буду писать дальше. Джоан Роллинг, конечно, гениальна, создала целую мифологему. У моего сына Васи это настольная книга вслед за Библией.

— У группы The Animals есть песня «Дом восходящего солнца». Она для вас что-то значит?

— Для меня это целое откровение. Но однажды по дурости я решил ее перевести. Воспользовался электронным переводчиком и поблагодарил Господа, что он мне не дал талант к освоению английского языка. Там жуткая ерунда в тексте, мелочевка по страстям и событиям. Для русского человека просто тьфу, а не история, ну а музыка хоть плачь. С тех пор я не знакомлюсь с содержанием. Пусть лучше это будут звуки дикой природы.

Как-то работал над романом. Надо было сцену битвы описать, и захотелось мне металла. Пришел на «Горбушку» и говорю: «Ребята, мне нужно самый страх, который у вас есть. Чтобы все содрогалось». Они говорят: «Вот, возьми Dimmu Borgir, Theatres des Vampires». Взял и написал, что нужно. Прошло месяца два, я работал над сценарием. Опять поехал на «Горбушку». «Ребята, то, что вы мне в прошлый раз продали, очень подвижно, по-молодежному. А нет ли пострашнее?» И один из продавцов сердечно мне посоветовал: «Нет, думаю, что круче не надо». В его глазах я увидел подозрение в том, что я действующий каннибал, ведь я взял самые ужасные ужасы, мне понравилось и хочу еще. А все потому, что я им глупость какую-то сказал, пострашнее мне захотелось.

— В фильме Павла Лунгина «Царь» вы играли шута. У героя были подпилены зубы. Ради чего или кого такая жертва?

У меня были плохие зубы. Повыбивали, пораскололи во время боевых единоборств, которыми я занимался. Так что, когда гримеры предложили подпилить их, чтобы у моего антиюродивого Вассиана были страшные острые клыки, я не возражал. Их еще и зачернили для убедительности. Герой был противным, страшным персонажем. Безумие, вырвавшееся из ада. Тогда были такие люди, накручивающие в том числе и царя. И сейчас есть такие. Просто они не такие живописные. А после съемок полностью починил рот.

Иван Охлобыстин в роли Вассиана – бесноватого шута Ивана Грозного в фильме Павла Лунгина «Царь»

Иван Охлобыстин в роли Вассиана – бесноватого шута Ивана Грозного в фильме Павла Лунгина «Царь»

Фото: Наше Кино

— А я подумала, что вы хотели соответствовать Петру Мамонову, у которого проблемы с зубами.

— Петр Николаевич просто не хочет вставлять зубы. Говорит, что деснами орехи колет. И я ему верю. Вы не представляете, какой он крепкий. Он от природы наделен просто богатырской силой, хотя со стороны не скажешь.

— У вас на кухне висит портрет старца Николая Гурьянова. Он, говорят, мог творить чудеса. А вы за собой таких способностей не замечали?

— Нет. Если бы мог, тут же бы об этом доложил вышестоящей организации.

— Какой?

— В патриархию.

— Вы шутите? Надо докладывать о своих способностях?

— Абсолютно серьезно. Так принято. А как иначе? Я бы описал случай проявления способностей и задал вопрос, что мне с этим делать.

— На чудеса нужно благословение?

— Да. Монашеская жизнь — взаимопроникающая: то, что происходит в самом дальнем монастыре России, отзывается в самом скором времени в ближнем. Как правило, в православии все чудесные проявления крайне деликатны.

— А с вами чудеса случались?

— Чудо в том, что меня окружают совершенно волшебные люди. С учетом того, откуда я вышел, это прямо чудо-чудо. Легче огонь из камня добыть. Странно, что без всякого блата я поступил когда-то во ВГИК, что у меня так удачно складывалась карьера, что, несмотря на свой вздорный характер и довольно безумное представление об окружающем, я еще жив, у меня семья, есть работа. Вот это — чудо, да.

— Как-то президент подарил вам золотые часы, тоже своего рода чудо. Вы их не носите?

— Были часы. Я подарил их нашему участковому.

— Как это можно президентский подарок отдать?

— Участковый у нас дядька хороший. Мне не жалко. Да и эту марку я не ношу. Я фанат «Славы», а это был «Полет». А еще они должны были остаться в наградном реестре. В случае чего я всегда смогу их восстановить.

Ефремов хочет в тюрьму, у него синдром Раскольникова
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

А почему отдал? Как-то в СМИ прошла информация, что меня застрелили у порога собственного особняка. Это было смешно, из-за чего меня стрелять? Я и сейчас голодранец, и тогда им был. Участковый прибегает, большой такой дядька, здоровый, как персонаж из «Угрюм-реки», просит написать объяснительную записку, заверить, что меня не убили. Абсурд. Но, говорит, на него генерал сердится. И ему так понравились эти часы... Ой, говорит, мне бы такие. Я ему и подарил.

— Вы щедрый?

— В общем, да.

— Участковый теперь часто приходит?

Давно его не видел. У нас мало хулиганов. Как-то поселился рядом табор. Я попросил участкового познакомить меня с цыганским бароном. Так он этого барона в одном нижнем белье привез в полночь. Говорит: вот он! Но после мы с цыганами подружились. Съехали уже, но хорошие были.

— Вы весь расписной. Как церковь относится к татуировкам?

— Да, я весь синий. А церковь никак этому не относится. Есть одно из направлений ортодоксального христианства — копты. Они специально себе выбивают на груди крест. Чтобы, когда их поймают и будут заставлять отказываться от христианства, они не смогли этого сделать.

— Вы не пытались свести татуировки?

Я только голую женщину на руке сжег. Оксана моя убедила, что мне она ни к чему. Ну я как послушный муж пошел в больницу избавляться. Времена тогда дикие были, особых косметических лазеров не было. Так что мне каким-то лазерным агрегатом прям до костей руку сожгли, сидел по колено в дыму. Теперь знаю, как буду пахнуть, когда меня будут черти жарить на сковороде.

Справка «Известий»

Иван Охлобыстин в 1992 году окончил режиссерский факультет ВГИКа. Как актер дебютировал в картине «Нога» под псевдонимом Иван Чужой. В 2001-м рукоположен в священники. В данный момент снял сан. Пишет пьесы, книги, сценарии. Сыграл более чем в 80 картинах, в том числе «ДМБ», «Три истории», «Даун Хаус», «Интерны», «Метод Фрейда» и др.

Читайте также
Реклама