Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Смешно думать, что можно без всякого контроля что-то себе выписать»
2020-07-28 05:56:08">
2020-07-28 05:56:08
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На прошлой неделе пост президента «Авангарда» покинул Максим Сушинский. Его должность упразднили. Решение было ожидаемым, так как легендарный в прошлом хоккеист омичей с конца апреля не имел контракта. Правда, клуб почему-то долго не объявлял о расставании.

За два года работы Сушинского в «Авангарде» команда вышла в финал Кубка Гагарина – 2019 и вылетела в первом раунде плей-офф прошлого сезона. В интервью «Известиям» функционер рассказал о последних месяцах в клубе, взаимоотношениях с главным тренером Бобом Хартли и председателем совета директоров Александром Крыловым и скандале с премиальными. Он также признался, что перенес COVID-19.

— На протяжении двух прошлых сезонов казалось, что в руководстве «Авангарда» — идиллия, но многие забыли, что в совет директоров клуба вы вошли в январе 2018 года, за два месяца до того, как его возглавил Александр Крылов. И президентом стали в марте за полторы недели до того, как его имя впервые услышала хоккейная общественность.

— Да, я был назначен другим человеком — Дыбалем Александром Михайловичем (предыдущим председателем совета директоров «Авангарда». — «Известия»). Скорее всего, я не попал в команду Крылова (смеется).

— Как же вы продержались вместе два года?

Меня спас мой контракт. Еще при Дыбале он был заключен на год, но в нем прописали условие об автоматическом продлении на сезон, если мы выйдем в финал Кубка Гагарина. В 2019 году это удалось сделать, поэтому я сохранил работу. Иначе, думаю, меня бы убрали еще в первый сезон.

Лично я хотел наладить рабочие отношения. Просто, видимо, у нас разные взгляды на жизнь и на бизнес (Сушинский — владелец автосалона в Санкт-Петербурге и официальный дилер крупного автомобильного бренда. — «Известия»). Для меня самая большая инвестиция — это люди. Ими я не привык разбрасываться. И ротировать их каждый раз за какой-то маленький недочет, наверное, бессмысленно. Потому что ты его здесь простишь — он будет лучше работать и больше выкладываться. И понимать, что руководство верит в него.

Финал Кубка Гагарина «ЦСКА» - «Авангард»

Финал Кубка Гагарина ЦСКА–«Авангард»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Январское продление контракта с Бобом Хартли на два года — единоличное решение Александра Крылова? Или вы с директором по спортивным операциям Евгением Хацеем тоже участвовали?

— Такие решения принимает только Крылов. Но я тоже хотел сохранить Боба в команде. И мы с Александром Владимировичем разговаривали на эту тему. Но именно он принимает решения по формированию команды и тренерского штаба. Просто мы в клубе их готовим, а Крылов либо согласовывает окончательно, либо нет. И это касается не только формирования состава, но и таких вопросов, как контракты и бонусы.

— Кстати, о бонусах. Больше года прошло с момента, когда в СМИ прошел слух, что вы выписали себе и Хацею по 100 млн рублей премий. Хотите сказать, что вы не могли такое сделать без санкции Александра Крылова?

— Ну да. Нормальные люди, которые хоть раз работали в какой-нибудь компании, понимают, что нельзя просто так выписать самому себе 100 млн. Тем более мы с Хацеем к деньгам вообще никакого отношения не имели. Для этого были соответствующие директора. И сейчас финансами распоряжается генеральный директор «Авангарда» Сергей Юрьевич Белых. С нами лишь согласовывали бюджеты. Мы говорили, сколько средств нужно на поездки, игроков, зарплаты. Они это включали в бюджеты, и всё выплачивала бухгалтерия, которая отталкивается от каждого контракта, где всё прописано. И смешно думать, что в этих условиях можно без всякого контроля что-то себе выписать.

— Когда вам позвонили за комментарием по этой теме, вы красиво отшутились фразой «нет времени говорить, деньги прячу». А в реальности какие были эмоции?

— Было неприятно наблюдать этот вброс. Как раз именно после сезона надо было что-то придумать, чтобы испортить впечатление от удачного плей-офф. Вот и вбросили.

— Так были 100 млн или нет?

Вообще не было никаких 100 млн. Какие 100 млн? У нас вся команда получила такую сумму за весь сезон: игроки, тренеры, персонал. Премия в 100 млн с копейками была за регулярный чемпионат. В среднем по 1,5–2 млн рублей на человека. В зависимости от того, кто сколько матчей сыграл.

— Вы с Хацеем были среди тех, кто получил часть этой премиальной суммы?

— Мы были в списке, но меня из него вычеркнули. Хацея — нет.

Александр Крылов

Александр Крылов

Фото: ТАСС/Дмитрий Серебряков

— С чем это было связано?

— Сказали, что у меня эта премия не прописана в контракте. И премию за выход в финал Кубка Гагарина забрали по той же причине — нет ее в договоре.

— Почему так был составлен контракт?

Я же его подписывал не с Крыловым, а с Дыбалем. У нас с Александром Михайловичем была договоренность, что я участвую в командной премии. Поэтому бухгалтерия выписала мне ее. Не помню точную сумму. Кажется, 2 млн рублей. И за финал мне выписали. Но обе премии я отдал обратно. То есть выдавали мне их на основе того, что в соответствующих клубных документах это полагалось президенту независимо от того, кто работает на этой должности. Но, так как в моем личном контракте с клубом это прописано не было, появился повод забрать у меня обе суммы.

— Не считаете ошибкой продление контракта с Хартли задолго до окончания регулярного чемпионата?

Считаю, что нам повезло продлить Боба заранее. Потому что неизвестно, какое бы он сейчас принял решение, если бы переговоры о новом контракте «Авангард» отложил на межсезонье. В связи с этой пандемией Хартли мог просто не приехать назад в Россию. Поэтому хорошо, что мы его подписали. Думаю, для клуба это очень хороший тренер. Его харизма и остальные качества дадут свои плоды.

— Ходили слухи, что у вас и Хацея были разногласия с Хартли по селекции перед вторым сезоном. Это так?

— Наоборот, у меня с Хартли были отличные рабочие отношения. И у Хацея тоже. Разговоры о трениях — чьи-то домыслы. Можете спросить у Боба — он пять раз подтвердит мои слова. Я до сих пор с ним на связи. Он мне звонил в восемь утра на следующий день после официального объявления о моем уходе из «Авангарда» и пожелал удачи.

— В сентябре ажиотаж вызвало ваше высказывание, что журналист, опубликовавший статью о переговорах «Авангарда» с Павлом Захой, сорвал сделку.

— У него не было контракта до того момента, как мы ему предложили перейти в «Авангард». Когда в медиа появилась информация о переговорах, Павлу в этот же день предложили контракт в «Нью-Джерси». А до этого мы вели переговоры тихо, никто про наши контакты с Захой не знал. Хотя обычно происходит наоборот: общественность об этом узнает очень рано.

Боб Хартли 

Боб Хартли

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— Насколько переход был близок?

У Захи был на руках контракт с «Авангардом». Поэтому его срыв и вызвал немного негативных эмоций.

— Были еще сделки, сорвавшиеся на подобной стадии?

— Марио Кемпе.

— Почему он выбрал ЦСКА, а не «Авангард»?

Ну а как делается выбор? В большинстве случаев это бизнес, где кто-то предложит чуть больше денег. И игрок уже выбирает сам, что ему лучше. При этом Кемпе выбрал ЦСКА, потому что всю жизнь хотел там играть. Ему папа говорил: «Надо ехать в ЦСКА, это великий клуб!» Поэтому здесь пересилило именно желание Марио быть в рядах армейцев. В финансовом плане мы ему делали предложение лучше, чем ЦСКА.

— Ваши лучшие сделки за два года?

— Емелин, Шумаков, Зернов. И Тейлор Бек образца первого сезона, когда мы вытащили его из «Куньлуня», а он стал лучшим бомбардиром в плей-офф, всё большинство у нас шло через него. Да я даже Столбергом, Деарне и Тальбо доволен, за которых нас критиковали. Без них нам было бы очень тяжело в том сезоне.

— А худшие?

— Худшие… Не хочется просто никого обижать.

— Обычно вам припоминают Никиту Щербака.

— Конечно, Щербак не оправдал нашего доверия — это точно. Наверное, его можно назвать нашим главным просчетом.

Никита Щербак

Никита Щербак

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Почему Тейлор Бек в прошлом сезоне сдал по сравнению с тем успешным плей-офф?

Он реально настоящий мастер и профессионал. Но психология его немного подводит. Попадая в комфортную среду, Тейлор чуть-чуть перестает на максимуме относиться к своей работе. Когда он пришел к нам из «Куньлуня», то должен был доказывать соответствие уровню «Авангарда». И доказывал. А во втором сезоне попал в зону комфорта. Стал чувствовать, что он лидер, на него играет команда. В результате начал переигрывать и сам командовать вместо тренеров. Вот у Бека и не пошло.

— В апреле вы вели переговоры с Михаилом Фисенко. Его возвращение в «Авангард» казалось делом решенным. Потом, по словам Михаила, новый генеральный менеджер Алексей Волков переиграл условия. Вы тогда поняли, что теряете власть в клубе?

— Это было понятно и раньше. А срыв перехода Фисенко стал просто однозначным доказательством перемен. Хотя его возвращение было оговорено с Крыловым. И он, и Хартли хотели вернуть Михаила. Что произошло потом, я уже не знаю. Переговоры с ним были проведены, всё было согласовано. В последний момент решение принимал не я, а Волков.

— По итогам тех переговоров Александр Крылов выдал ставшую теперь знаменитой фразу про «условного Фисенко за 45 млн». Какой вы предлагали Михаилу контракт?

— Сумма была не 45 млн, а меньше. И она была согласована. И, насколько мне известно, в «Ак Барсе» Фисенко тоже получил контракт меньше.

— Боба Хартли критиковали, что из молодежки не привлекали лидеров «Омских ястребов» Арсения Грицюка и Егора Чинахова.

— Им рано еще было попадать в команду КХЛ. Они были на сборах с «Авангардом» — мы их видели. Они еще дети. Мы хотели, чтобы они через ВХЛ поднимались из молодежки и пробивались в КХЛ. Может быть, в этом году у них появится шанс.

Игорь Еронко

Игорь Еронко

Фото: instagram.com/igoreronko

— На прошлой неделе широко обсуждалась в соцсетях одна из ваших свежих цитат о том, что клубом управляет корреспондент. Вы совсем не верите в то, что Игорь Еронко (бывший журналист «Спорт-Экспресса», с мая 2020 года ассистент генерального менеджера «Авангарда». — «Известия») и любой другой человек без опыта игры в хоккей способен справиться с этой работой?

Считаю, что не может человек, который даже не умеет кататься на коньках, объяснить Емелину, как ему играть в хоккей (смеется). У него нет статуса и уважения в команде. И никогда не будет, потому что такое тяжело завоевать. С ним всегда будут разговаривать как с дилетантом. Очень странно слышать, когда мне говорят, что не тот профессионал, кто понимает в хоккее, а тот, кто его много смотрит. Еронко много смотрит хоккей, поэтому он профессионал? Тогда можно с трибуны взять любого зрителя, не пропускающего ни одной игры. И он будет менеджером.

— Вы думаете, именно Игорь будет объяснять Емелину, как играть в хоккей?

— Я здесь образно упомянул Емелина. Но если Еронко — ассистент генерального менеджера, то он всегда должен быть при команде. Я по-другому эту должность не представляю.

— Как отреагировали, когда Еронко объявил глобальную цель «Авангарда» — 13 собственных воспитанников в обойме команды КХЛ к 2023 году?

— Я считаю, говорить о 13 воспитанниках — это пальцем в небо. Непонятно, что конкретно имеется в виду: формально ввести в заявку такое количество ребят или же реально столько человек задействовать на серьезном уровне. Академия же так не работает. В Ярославле выпускают много игроков, но они же не все играют в «Локомотиве». Они играют везде — в любой команде КХЛ. Поэтому я бы ставил задачу, чтобы, грубо говоря, 13 или 15 воспитанников играли в лиге. Понятно, что большая часть может попасть в «Авангард». Но остальные могут развиться в других командах и вернуться в Омск. Как было с Ильей Михеевым, который уезжал в «Серебряные львы» (хоккейная школа в Санкт-Петербурге. — «Известия»), но вернулся и свой звездный час пережил в «Авангарде», а теперь играет в «Торонто».

— Вы уже ощутили эффект от введения в КХЛ жесткого потолка зарплат?

— Я ощутил только положительный эффект. Сейчас игрокам реально некуда деваться. И они берут что есть. Мы в «Авангарде» к этому готовились. Считаю, подошли уверенно к новой реальности.

Кирилл Капризов

Кирилл Капризов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Кирилл Капризов наконец подписал контракт с «Миннесотой Уайлд» и зимой дебютирует в НХЛ. С момента вашего ухода из этого клуба прошло почти 20 лет. Есть что посоветовать Кириллу?

— В Америке можно адаптироваться в любом городе. Там жизнь есть везде. Можно в любом месте снять и дом, и квартиру. Так что с адаптацией сложностей быть не должно. А местные жители будут узнавать Капризова на улицах уже через день после его первой игры за команду. Потому что это очень хоккейная провинция. Там всегда будет полный стадион. Если Кирилл продолжит работать и развиваться, как раньше, то будет звездой не только в России, но и в США.

— Вас удивило, что на сборе команды было выявлено немалое число зараженных коронавирусом?

— Ну, это никак не предотвратить. Я со своей семьей тоже переболел. Ничего страшного тут нет — главное, соблюдать все меры, которые предписывают врачи. Болезнь протекает как обычная простуда. Да, у кого-то могут быть побочные проблемы, но надо правильно лечиться.

— Вы именно ковидом болели?

Да, у меня и семьи обнаружили COVID-19, антитела — всё, как надо. Но никто об этом не говорил, не поддерживал меня. Поддерживали футболистов. Не бывшего президента клуба (смеется).

— Как вы заразились?

— Случайно пообщался с человеком, который болел. И я не знал об этом. Пришел домой — через три дня вся семья заболела. Та же ситуация и с «Авангардом». Если хоть один человек заболел и пришел в раздевалку — вирус по всей команде раздается на раз-два.

Максим Сушинский и Станислав Черчесов

Максим Сушинский и Станислав Черчесов на матче КХЛ «Авангард»–СКА, 2019 год

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

— И долго в вашей семье протекала болезнь?

— У меня температура была один день. У супруги чуть побольше. У детей и внучек даже температуры не было.

— Сколько прошло времени между положительными и отрицательными тестами на COVID-19?

— Две недели.

— Помимо кратковременного повышения температуры симптомов больше не было?

Долго отсутствовало обоняние. А в остальном осложнений не было.

Читайте также