Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
РФ указала США на необходимость возврата визового обслуживания россиян
Экономика
Рябков заявил о намерениях США спровоцировать дефолт в России
Экономика
Цена нефти марки Urals упала до $43,72 за баррель
Мир
Лукашенко счел неприемлемыми условия Киева по переговорам с Москвой
Мир
Польским наемникам в ВСУ на родине грозит тюрьма за службу без разрешения
Мир
Пенсионерки в Одессе попытались перекрыть дорогу из-за отключений света
Культура
Кристен Стюарт возглавит жюри Берлинского кинофестиваля
Мир
Россиянка арестована в ФРГ по подозрению в подготовке госпереворота
Мир
На границе Молдавии и Украины не работают 6 КПП из-за сбоев в электроснабжении
Происшествия
В Петербурге 8 человек пострадали в ДТП с автомобилем, троллейбусом и автобусом
Мир
Бэнкси присвоили звание почетного гражданина Ирпеня в Киевской области
Экономика
В Минэнерго заявили о подготовке указа президента об ответе РФ на потолок цен

«Понимал, что придется подвинуться в зарплате»

Хоккеист «Ак Барса» Михаил Фисенко — о несостоявшемся возвращении в «Авангард», продлении контракта с казанским клубом и отсутствии хороших драк в КХЛ
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Даже в условиях ограничений клубы КХЛ продолжают активно комплектоваться на ближайший сезон. В апреле одним из лакомых кусков для топ-команд стал центральный нападающий Михаил Фисенко. Год назад этот силовой форвард был одним из лидеров «Авангарда», дошедшего до финала Кубка Гагарина.

«Ястребы» не договорились с хоккеистом об условиях нового контракта, и он перешел в казанский «Ак Барс». Клуб из столицы Татарстана стал лидером Восточной конференции регулярного чемпионата и едва не занял первое место в общей таблице. В первом раунде плей-офф подопечные Дмитрия Квартальнова уверенно прошли «Нефтехимик» и должны были в следующей стадии встретиться с «Салаватом Юлаевым», но Кубок Гагарина был прерван и досрочно завершен из-за пандемии.

«Салават» же в первом раунде выбил «Авангард». Главный тренер омичей Боб Хартли признавался, что на неудачи команды в этом сезоне повлиял уход Фисенко. Поэтому клуб попытался вернуть 29-летнего игрока. Весь апрель публика гадала, какую команду выберет сам нападающий — «Ак Барс» или «Авангард». В итоге хоккеист остался в Казани, продлив соглашение на два года.

В интервью «Известиям» Михаил Фисенко рассказал о переговорах с клубами и жизни в самоизоляции, пожалел об отсутствии хороших драк в КХЛ и поделился деталями взаимоотношений с тренером Андреем Скабелкой после «омского корпоратива».

— Как проводите время в самоизоляции?

— Нахожусь в Москве. Стараюсь быть дома. Единственное место, куда выезжаю, — это тренажерный зал, который я оборудовал за городом. Друзья помогли мне с оснащением. У них есть свой тренажерный зал — я оттуда взял всё, что мне нужно. И поставил это в гараже.

— Этого достаточно, чтобы быть в нормальной форме, когда команда получит возможность готовиться к сезону, если это вообще случится летом?

— Абсолютно достаточно. У меня есть все необходимые кардиомашины, все тренажеры и приспособления для полноценной подготовки. Так что проблем не возникнет. Думаю, у других ребят тоже. Все как-то находят выход из этой ситуации.

— Сталкивались с пустыми прилавками в магазинах?

— Если честно, нет. Стараюсь закупаться раз в неделю. И по необходимости выдвигаться в ближайший магазин возле дома. Но какого-то дефицита продуктов не заметил — ни в больших гипермаркетах, ни в маленьких местных продуктовых магазинах.

— Если пандемия продлится настолько долго, что у команд почти не останется времени на подготовку к сезону, это создаст много проблем?

— Думаю, проблем не будет. Все клубы в одинаковых условиях, так что ничего страшного.

— Если команды не смогут собраться раньше августа, какой сценарий вам кажется более логичным? Чтобы КХЛ, как планировала, начала сезон 2 сентября и клубы проводили август, играя в товарищеских матчах, по типу лагерей НХЛ, без функциональных сборов? Или лучше сдвинуть старт сезона, чтобы, как и раньше, успели провести и сборы, и предсезонные турниры?

— Мне больше по душе первый вариант. Чем короче предсезонка, тем лучше. Потому что я за подготовительный период успеваю набрать форму, растерять ее и снова набрать. Думаю, вам любой хоккеист скажет, что лучше иметь короткую предсезонку. Все хотят и пытаются быть профессионалами, которые готовятся самостоятельно.

— Получается, пандемия может дать нашим клубам уникальный шанс проверить на практике, как игроки способны вести эффективную самоподготовку в североамериканском стиле?

— Может быть, эта ситуация и приведет к тому, что мы будем позже собираться и меньше тренироваться перед сезоном. Возможно, функционеры и тренеры увидят, что даже в России игроки способны самостоятельно проходить летнюю подготовку, следовать плану тренеров и нормально вкатываться в сезон.

— Тема вашего профессионального будущего весь апрель была одной из самых популярных в хоккейной тусовке. Насколько велика была вероятность вашего возвращения в «Авангард»?

— Те варианты, которые были и оставались до конца — Казань и Омск, — до последнего момента сохраняли шансы 50 на 50. Я не знал, где окажусь. И там и там мы разговаривали с руководителями, обсуждали контракт. И вот решилось, что я остаюсь в Казани. Чему очень рад.

— На решение больше влиял спортивный или финансовый вопрос? Выбор в пользу «Ак Барса» сделали после того, как поняли, что по деньгам несильно выиграете после возвращения в «Авангард»?

— Конечно, финансовый вопрос тоже играл роль. Пришлось думать, выбирать. Даже не выбирать, а принять решение. Деньги тоже влияли, но я в конечном итоге решил, что для меня на первом месте сейчас стоит задача выиграть Кубок Гагарина. На мой взгляд, с «Ак Барсом» больше шансов на это, чем с «Авангардом».

— На переговоры влияла неопределенность с потолком зарплат, когда ЦСКА еще пытался убедить КХЛ поднять его на 400 млн рублей?

— Всем уже было понятно, что контракты будут меньше. К тому же к этому моменту «Адмирал» вышел из КХЛ. То есть появились дополнительные свободные игроки, которые могут усилить любой клуб. И уже от агента и других хоккеистов я узнавал, что кому-то урезают контракты, с кем-то их просто не продлевают. Всё это было на слуху, поэтому изначально понимал, что придется подвинуться в зарплате.

— Сейчас уже ощущается, что с введением жесткого потолка в КХЛ «мир перестал быть прежним»?

— Да, абсолютно точно.

— Как «Ак Барсу» придется менять свою игру с учетом выравнивания возможностей?

— По-моему, «Ак Барс» уже неплохо адаптировался с учетом того, что почти полностью сохранился костяк команды. Ушло всего два-три человека. Это шикарный ход со стороны менеджеров и руководства. «Ак Барс» — один из немногих клубов, имеющих стабильный состав. Это успех.

— Чувствуется, что из-за пандемии коронавируса упустили хороший шанс на Кубок Гагарина?

— Да, могли этой весной побороться за трофей. Хотя разговаривал с некоторыми друзьями из «Салавата». Они считают, что Уфе было по силам нас пройти во втором раунде. Но думаю, если вы у кого-то спросите, то подавляющее большинство людей скажет, что «Ак Барс» должен был играть в финале плей-офф. Трудно сейчас гадать, как всё могло пойти. Но я тоже придерживаюсь мнения, что как минимум в финале Кубка Гагарина мы бы были. Как уже там сложилось бы, не могу сказать.

— Идет много противоречивой информации о ваших взаимоотношениях с Бобом Хартли. Есть и разговоры про конфликт, из-за которого он настоял на том, чтобы не продлевать с вами контракт год назад. И слухи, что уже этой весной Боб очень хотел вас вернуть...

— Я со всеми общался в ходе недавних переговоров с «Авангардом». Со всеми — от тренера до самого высшего руководителя. Что касается Хартли, то я уже говорил прошлым летом, что просто не договорился с клубом о новом контракте. С Бобом конфликта не было — лишь рабочие моменты. Причина ухода другая. Я почти весь тот сезон провел в четвертом звене. И в «Авангарде» решили, что игроки четвертого звена не должны получать столько, сколько получал я. К тому моменту уже подписали хоккеистов в четвертое звено и стало понятно, что нас таких будет много. Тогда я уже получил лучшее предложение из Казани. И просто перешел в топ-клуб. Обычный рядовой переход. С «Авангардом» не договорились, а «Ак Барс» предложил хорошие условия с задачей выиграть Кубок Гагарина. То, что были какие-то недоразумения с Бобом, — это просто рабочий процесс. Мы с ним разговаривали, в итоге пришли к общему знаменателю и хорошо выступили в том сезоне, дойдя до финала.

— Сейчас Боб говорил, что заинтересован вас вернуть?

— Да, он был очень заинтересован в моем возвращении после того, как клуб неожиданно вылетел из Кубка Гагарина в первом раунде. Об этом мне говорили представители менеджмента и руководства «Авангарда», игроки команды. Было желание тренера, чтобы я вернулся.

— Новый генеральный менеджер «Авангарда» Алексей Волков участвовал в переговорах? Говорят, это он решил снизить исходную сумму контракта, которую вам предлагали, после чего вы окончательно сделали выбор в пользу «Ак Барса».

— Я был на связи с Максимом Юрьевичем Сушинским (президент «Авангарда». — «Известия»). Спасибо ему большое за переговоры. Мы в принципе были на связи и в диалоге. Но, когда пришел новый генеральный менеджер, мне было сделано предложение, о котором изначально речи не шло. Он решил немного поменять условия игры. Но это его личная позиция. Конечно, с моей стороны нет вообще никаких обид. Пришел новый менеджер, посчитавший, что нужно сделать Фисенко другое предложение. В принципе, на этом все переговоры с «Авангардом» сразу закончились.

— Как вам в прошедшем сезоне работалось с Дмитрием Квартальновым? Сильно отличается от Хартли?

— Про Дмитрия Вячеславовича могу сказать, что он очень сильный тренер. Такой же, как Боб Хартли. Они много внимания уделяют мелочам, которые могут быть не видны обычному зрителю. В плане тактики и видения игры это два высококлассных специалиста.

— Прошлым летом, когда вас спрашивали о легендарной драке игроков «Авангарда» на новогоднем корпоративе в Омске и предшествовавшей этому отставке Андрея Скабелки, вы недоумевали, почему вас отнесли к числу людей, настаивавших на увольнении главного тренера. Вам до сих пор не удалось пообщаться с Андреем Владимировичем на эту тему?

— Если честно, лично мы с ним ни разу не разговаривали. Но я уверен, что наш общий агент Шуми Бабаев всё ему объяснил, поскольку знает историю изнутри. И не судит по той ерунде, которую писали в период скандала с этим корпоративом.

— Как получилось, что вас приписали к группе игроков, ходивших к руководству с требованием уволить Скабелку, притом что у вас с ним один агент?

— Это не ко мне вопрос. Могу лишь повторить то, что говорил раньше, — никуда я не ходил. И увольнять Андрея Владимировича не призывал. Сама история с корпоративом тоже очень искажена. Да, конфликт был, но я в нем не участвовал. Просто находился рядом и случайно попал в эту разборку. История давняя, не хочу снова о ней говорить. Но что касается Скабелки, то всё было не так, как преподносили. Потому что у нас один агент и в «Авангард» Андрей Владимирович меня сам позвал. С момента его увольнения лично поговорить не удалось, но думаю, у нас никаких обид нет, и он знает, как всё было на самом деле.

— В прошлом году вы говорили, что есть два человека в КХЛ, с которыми вам не хотелось бы подраться, — это Александр Свитов и Евгений Артюхин. С тех пор список не пополнился?

— Сезон прошел — не увидел никого достойного этого списка. Так что Свитов и Артюхин продолжают быть единственными.

— А есть кто-то в КХЛ, с кем очень хочется подраться?

— Трудно сказать. Я не могу вспомнить за прошедший сезон каких-то хороших драк. Может, они были, но, если я не помню, значит, их было очень мало.

— Расстраивает, что их почти нет сейчас?

— Не все это умеют делать. И не все хотят драться. Я несколько раз за прошедший сезон подъезжал к игрокам с предложением подраться. Не буду называть имена, но делал это, к примеру, в Уфе и Нижнекамске. Люди не хотели. Были отказы. Хотя иногда хочется выплеснуть эмоции, когда не идет игра или просто у тебя всё кипит.

— Когда вы впервые дрались на льду?

— В 18 лет, когда приехал в Канаду. Я вообще тогда не знал, что это такое. Это был для меня другой мир. Полная неожиданность, что такое возможно — драки на льду. В России в те времена ничего подобного не было. Может быть, один-два человека могли подраться. Поэтому для меня это было что-то новое.

— В последние годы активно идут разговоры о дефиците сильных российских центральных нападающих. В связи с этим надеетесь, что в 30 лет впервые можете попасть в национальную сборную?

— Никаких надежд не испытываю. Отношу себя к категории хоккеистов, которым в сборной делать нечего. Если меня до 30 лет не вызывали, то и после 30 не буду ждать никаких вызовов. Тут явно начнут привлекать более молодых ребят.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир