Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«О рекорде я задумался перед матчем, в котором его установил»

Вратарь «Ак Барса» Тимур Билялов — о самой длинной сухой серии в истории КХЛ, неудачном дебюте в сборной и подготовке к сезону
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В мае КХЛ признала вратаря казанского «Ак Барса» Тимура Билялова лучшим голкипером сезона. Его рекорд по длительности сухой серии в лиге пока не сумел побить никто. Историческое событие случилось 14 ноября прошлого года в матче регулярного чемпионата «Ак Барс» — «Трактор». Отстояв на ноль первый период, Тимур Билялов превзошел установленный в октябре 2015-го показатель экс-голкипера ярославского «Локомотива» Алексея Мурыгина — 302 минуты 11 секунд. А еще через 10 минут пал и рекорд чемпионатов России. Он держался со времен Суперлиги: в феврале 2004 года чешский вратарь тольяттинской «Лады» Иржи Трвай не пропускал 305 минут 56 секунд подряд. В итоге сухая серия Билялова составила 316 минут 9 секунд. Она была прервана в том же матче с «Трактором» усилиями форварда челябинской команды Лукаша Седлака.

В интервью «Известиям» Тимур Билялов вспомнил об этой серии, рассказал о дебюте в сборной России, а также объяснил, как в «Ак Барсе» одновременно работали два тренера вратарей — финн Ари Мойсанен и россиянин Сергей Абрамов.

— Как сейчас проводите время в связи с эпидемией?

— В Казани самоизоляция уже закончилась. Введен масочный режим. Так что можно погулять по улице, парку. В принципе это можно было периодически делать и в предыдущие недели — главное, соблюдать нормы безопасности. В первую очередь надевать маску и перчатки. Если всё это есть, можно спокойно перемещаться. Поэтому достаточно спокойно сейчас чувствую себя.

— Доступ ко льду уже имеется?

— Пока не узнавал, но скоро буду выяснять, чтобы понимать, как выстраивать режим подготовки к сезону. От того, когда именно откроют катки, зависит многое.

— Голкипер «Авангарда» Игорь Бобков рассказывал, что в предыдущие два межсезонья вы с ним ездили в Тюмень в тренировочный лагерь к нынешнему тренеру вратарей «Автомобилиста» Константину Власову. Если в течение июня большинство ограничений снимут, снова поедете?

— Хотелось бы. Сейчас я на связи с Константином Владимировичем и отслеживаю, какая в Тюмени обстановка, будут ли открыты катки для тренировок. Если ситуация позволит, то, конечно, поеду на этот сбор. Если нет, то спокойно подготовлю себя физически и буду заниматься уже с командой, когда «Ак Барс» начнет предсезонку. Но все равно было бы неплохо перед этим потренироваться у Власова, чтобы почувствовать игровую форму после отпуска, улучшить определенные навыки. Я уже два года работаю с ним, и это мне очень помогает.

— Когда в начале сезона из «Ак Барса» ушел Ари Мойсанен, говорили, что он работал только с Адамом Рейдеборном, а вас тренировали Сергей Абрамов и Игорь Горбенко. Как на самом деле распределялись обязанности?

— Это интересный вопрос. Ари поработал с нами на сборах, но примерно через месяц ушел из клуба. И до этого, и после с нами активно занимался Сергей Михайлович Абрамов, который продолжил это делать на протяжении всего сезона. Они дополняли друг друга и вносили что-то свое, поэтому наша вратарская бригада имела всестороннюю подготовку и очень качественно провела сезон. Мы с Рейдеборном составляли друг другу конкуренцию и за счет этого прибавляли по ходу чемпионата.

— А какова была роль Игоря Горбенко, при том, что он бывший нападающий?

— Да, Игорь Юрьевич очень часто подключался к работе. Мог на тренировках побросать мне по воротам, а также совместно с Сергеем Михайловичем объяснял определенные нюансы игры нападающих, донося до меня то, как будет действовать игрок атаки в той или иной игровой ситуации и как я должен буду на это реагировать. В некоторых ситуациях Горбенко подключал к нашим занятиям и нападающих «Ак Барса», чтобы вместе с Абрамовым объяснить им определенные моменты в действиях вратаря. В общем, старались заставлять смотреть на эпизоды под другим углом.

— Было необычно?

— Да нормально (смеется). Всегда интересно, когда штаб старается разнообразить тренировочные занятия. И полезно, если старшие люди с таким профессиональным опытом, как у Горбенко, своим взглядом оценивают твои действия, указывают на ошибки и объясняют, где надо прибавлять, какие моменты подкорректировать. К тому же Игорь Юрьевич работает с Квартальновым со времен ЦСКА. И знает требования Дмитрия Вячеславовича к работе вратарей. И, поскольку они только первый сезон работали в «Ак Барсе», он помог и мне с Рейдеборном, и Сергею Михайловичу быстрее понять, чего от нас хочет новый штаб, адаптироваться к той системе игры, которую Квартальнов ставил команде.

— Если говорить о распределении полномочий между Мойсаненом и Абрамовым, еще два года назад после победы «Ак Барса» в Кубке Гагарина СМИ приписывали успешную игру Эмиля Гарипова работе Ари, а Зинэтула Билялетдинов отстаивал роль Сергея Абрамова в этом триумфе вратаря. Вы были внутри команды в начале того сезона, до отъезда в «Югру». Чьей заслуги больше в успехе Эмиля?

— Да не надо никого разделять. Все вложили свой труд в этот успех. На предсезонке и Абрамов, и Мойсанен работали со всеми. И с Эмилем, и со мной. Трудились во благо команды. Или вы думаете, кто-то один работал, а другой стоял в сторонке и бамбук курил? Так не бывает в профессиональном хоккее.

— Во время какого из осенних матчей поняли, что можете побить рекордные серии Мурыгина и Трвая?

— Я в этот период не думал о рекордах и старался просто делать свою работу, помогать команде побеждать и не пропускать голы. О рекорде задумался только перед тем матчем с «Трактором» (4:1), в котором его установил. Просто очень уж много ребята в команде об этом вспоминали. Пока готовился к игре, говорили, что надо помочь Тимуру, чтобы он побил рекорды. Заявлял уже не раз и повторю снова: без команды, которая отлично играла в защите, у меня бы ничего не получилось. Эта серия — заслуга не моя, а всего «Ак Барса».

— Что скажете о своем дебюте в сборной России на февральском шведском этапе Евротура? Три пропущенные шайбы от финнов в начале игры и замена на седьмой минуте — не лучшее начало карьеры в национальной команде…

— Я бы это даже жестче назвал: провал. Очень неудачно начали игру. И вроде бы я даже поначалу сумел спасти команду при выходе один в ноль, забрав шайбу в ловушку. Но тут же пропустили из-за моей ошибки, и дальше уже пошли еще голы. Был жутко расстроен, но спасибо тренерам сборной, что подбодрили. Они сказали, что не ошибается тот, кто ничего не делает. Сейчас уже спокоен и понимаю, что нужно работать дальше и не повторять те ошибки.

— Словосочетание «скрытая аренда» не имеет юридической силы, но именно так называют многие переходы, в том числе ваши отъезды из «Ак Барса» в «Югру» и рижское «Динамо» с последующими возвращениями в Казань. Сейчас идут дискуссии, не узаконить ли аренду в КХЛ. Вы за или против?

— На мой взгляд, в этом есть определенный смысл. Все равно же переходы хоккеистов, не попадающих в составы своих команд, периодически происходят — нужно получать игровую практику. Мне лично отъезды в «Югру» и Ригу помогли в профессиональном плане, дали возможность почувствовать, что такое КХЛ, и заявить о себе на этом уровне. Это полезно для молодых ребят. Но в нынешнем виде подобные переходы порождают много разговоров среди болельщиков и СМИ, в основном с негативным уклоном. Чтобы их убрать, нужно это прописать в регламенте КХЛ. Чтобы всё было прозрачно и каждый понимал, куда и на каких условиях идет хоккеист. Поэтому считаю, что аренда нужна.

— Когда заключали новый контракт с «Ак Барсом», почувствовали, что с введением жесткого потолка зарплат теперь находитесь в новой реальности?

— Думаю, это ощутили все. Понятно, что теперь клубы гораздо более жестко будут вести переговоры. Но лично меня устроили мои условия в «Ак Барсе». Главное, что смогу играть за команду и бороться за Кубок Гагарина.

— Не обидно, что вы провели отличный сезон, должны были получить первый крупный контракт, а из-за потолка зарплат не соберете те финансовые сливки, что доставались хоккеистам в прошлые годы?

— Конечно, каждый хочет заработать больше и как можно лучше обеспечить себя финансово. Но и за такой клуб, как «Ак Барс», мечтают играть очень многие, а удается далеко не всем. Мне повезло оказаться в числе таких счастливчиков. Ради такого не жалко и быть скромнее в плане запросов по зарплате.

— Амир Мифтахов имеет шансы вытеснить из состава вас и Рейдеборна уже в следующем сезоне?

— Почему бы и нет? Мне тренеры четко сказали, что с предсезонки всё надо начинать сначала. Конкуренция за место в составе пойдет заново, без скидок за прошлые успехи. А Амир уже показал себя, хорошо выступил на молодежном чемпионате мира, завоевал серебряную медаль. И в КХЛ за «Ак Барс» дебютировал, постоянно набирается опыта. Так что нам с Адамом надо работать еще усердней, чтобы не уступить Мифтахову место в воротах.

— Он ведь оказался с вами в заявке на матч КХЛ сразу после возвращения из Остравы, через два дня после проигранного Канаде (3:4) финала МЧМ. Как приняли его?

— Поздравил с успехом, как и вся команда. Не только Мифтахова, но и других наших ребят с той молодежки — Даню Журавлева, Диму Воронкова. Ребята, правда, были понурые. Понятно, что после такого обидного поражения в финале настроение у них было так себе. Поэтому мы в клубе, как могли, подбадривали их.

— Как Воронков отходил после удаления в концовке финала, за которое ему очень досталось от публики?

— У нас ведь с Димой соседние места в раздевалке. И как раз перед одним из первых матчей после его возвращения с МЧМ сели, переговорили. Я, как мог, успокоил Воронкова, поскольку видел, как на него все ополчились в интернете и соцсетях за тот эпизод. Сказал Диме, чтобы он не обращал на это внимание, а еще лучше — вообще не читал отзывы о своей игре. Чтобы выкинул это из головы и двигался дальше. Не знаю, насколько подействовало, но вроде играл он в дальнейшем хорошо.

— Потолок зарплат вынудил топ-клубы разгружать платежки и менять составы. Без кадровых потрясений обошлись разве что «Ак Барс» и «Динамо». Это делает вас фаворитами сезона?

— Я не хочу говорить о фаворитах. Разве СКА не будет бороться за трофей из-за того, что у него поменялся ряд лидеров? Другое дело, что здорово было сохранить в «Ак Барсе» основной костяк. Мы уже притерлись, привыкли друг к другу и поняли требования тренерского штаба. Надеюсь, это позволит преуспеть в следующем сезоне. Потому что мы и в прошедшем могли побороться за трофей. Жаль, что из-за коронавируса не получилось доиграть и проверить, на что мы были способны. Но теперь хочется доказать свое превосходство через год.

— В матчах первого раунда плей-офф против «Нефтехимика» вы впервые сыграли в Кубке Гагарина. Ощущения те же, что от ВХЛ, где вы брали Кубок Братины с «Нефтяником»?

— Накал один и тот же. В плане как эмоций на льду, так и поведения трибун. Понятно, что уровень хоккея разный, но сходств много. Только Кубок другой. Один уже удалось выиграть. Теперь хочется взять второй — тот, что в КХЛ.

— Вы говорили, что в этом году уже имелись предложения из НХЛ. Для себя решили, когда всерьез будете нацелены на поездку за океан? По окончании нынешнего контракта?

— Я не загадываю. Для начала надо максимально отработать новый двухлетний контракт с «Ак Барсом», доказать, что прошлый сезон был не случайностью. Если это получится, то можно будет и об НХЛ подумать — возраст еще позволит. Но сейчас все мысли только об «Ак Барсе» и о том, как победить в следующем сезоне.

Читайте также
Прямой эфир