Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Картели на карантине: COVID-19 пришел на помощь наркополицейским
2020-05-26 13:40:58">
2020-05-26 13:40:58
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обвал экономической активности по всему миру, вызванный пандемией, сказался и на деятельности торговцев наркотиками. Правоохранительные органы в Северной Америке хвастаются рекордными арестами партий наличных, полученных от продажи зелья. Однако на фоне сложной социальной ситуации, в том числе в странах Латинской Америки, наркокартели могут в перспективе даже нарастить свое влияние. «Известия» разбирались в ситуации.

Силовые структуры Соединенных Штатов столкнулись с довольно неожиданным и позитивным эффектом эпидемии коронавируса — карантинные меры, введенные из-за распространения COVID-19, помогли им бороться с незаконной торговлей наркотиками. Наряду с уроном, который меры контролируемой самоизоляции нанесли сети распространения, в некоторых частях мира возникли сложности и с производством зелья — из-за закрытых границ на маковых плантациях в том же Афганистане попросту не хватает рабочих рук. Впрочем, наркосиндикаты уже начали перестраивать свою работу, чтобы, несмотря на очевидные сложности из-за эпидемии, лишь укрепить свои позиции в криминальном мире.

Иголка и немного сена

С начала вызванного эпидемией кризиса спецслужбы в США получили больше возможностей для ареста денег, полученных от нелегальной торговли наркотиками. Объясняется эта тенденция весьма банально — деятельность наркоторговцев и перевозчиков стала более очевидной на изрядно опустевших улицах городов.

Как рассказал работающий в Лос-Анджелесе старший спецагент федерального управления по борьбе с распространением наркотиков (Drug Enforcement Administration, DEA) Билл Боднер, принятое в Калифорнии распоряжение о самоизоляции сильно усложнило криминальным элементам задачи по легализации незаконных доходов и незаметному передвижению на улицах. «Когда в стоге меньше сена, иголку отыскать легче, — сказал он в беседе с NBC News. — Наркокартелям и тем, кто занимается отмыванием денег, приходится идти на более значительные риски, и мы можем этим воспользоваться».

Только в период с 1 марта по 8 мая правоохранители в Лос-Анджелесе и его окрестностях изъяли $10 млн у наркоторговцев. За такой же период в прошлом году было конфисковано в два раза меньше кэша — $4,5 млн.

наркотраффик
Фото: REUTERS/Fresno Police Department

Об аналогичных успехах рассказывают и коллеги Боднера на восточном побережье Соединенных Штатов. Например, в Нью-Йорке сумма арестованных с начала года денег наркокартелей увеличилась на 180%, при этом основной рост пришелся как раз на последние пару месяцев.

По словам спецагента DEA Рэя Донована, работающие в крупнейшем городе США картели для отмывания доходов часто действуют через криминальные структуры в странах Азии. На полученные от продажи запрещенных веществ деньги закупаются американские товары, которые отправляют, например, в Китай. Получатели же пересылают деньги картелям в Мексику. Однако из-за того, что большинство магазинов и предприятий в Нью-Йорке закрыты из-за карантина, первое звено этой цепочки сейчас использовать невозможно и схема быстрого отмывания дает сбой, добавляет Донован.

Статистика таможенно-пограничного управления США также свидетельствует о значительных достижениях в борьбе с наркотрафиком. Согласно данным ведомства, на которые ссылается Fox News, в апреле 2020-го по сравнению с тем же месяцем 2019 года значительно выросли объемы конфискации четырех наиболее популярных в стране наркотиков — кокаина, фентанила, героина и метамфетамина (количество изъятого мета, например, увеличилось на 27%).

За счет потребителей

Логистические и другие сложности, с которыми столкнулись наркоторговцы, вынуждают их повышать цены — понятно, что потребители, в прямом и переносном смысле сидящие на игле, без дозы обойтись не смогут. По словам Боднера, если один фунт (453 г) метамфетамина в ноябре прошлого года стоил на улице около $1 тыс., то теперь цена выросла почти вдвое. Стоимость марихуаны в Нью-Йорке увеличилась на 55%, в том числе из-за возросших рисков, связанных с доставкой наркотика в страну, говорит спецагент Донован. По его словам, любителям кокаина приходится выкладывать за наркотик на 12% больше, героинщикам — на 7%.

В условиях пандемии на фоне сокращения объема легальных перевозок — пассажирских и грузовых — для наркокартелей стала сложнее и отправка их смертельно опасной продукции, отмечают эксперты.

Например, по оценке исследователя из бизнес-школы IPADE в Мехико Николы Морфини, некоторые из наиболее влиятельных мексиканских наркосиндикатов столкнулись с проблемами работы своих сетей поставок. «Например, картель Jalisco Nueva Generacion пытается сохранить свои маршруты в Тихом океане, Union Tepito испытывает такие же сложности в Мексиканском заливе, — пишет Морфини в колонке для Al Jazeera. — Происходит это из-за сокращения объема воздушного и морского трафика, что упрощает для властей задачу по отслеживанию нелегальных грузов».

Фото: REUTERS/Ana Martinez

Картели в Мексике столкнулись и с еще одной проблемой — на этот раз из-за ситуации в Китае, с которого и началось распространение коронавируса. Из Поднебесной они получали эфедрин и бензилметилкетон — прекурсоры для изготовления метамфетамина. Американский рынок этого синтетического наркотика за последние годы сильно вырос и сейчас оценивается примерно в $5 млрд в год. Однако из-за карантина китайские производители наполовину сократили объемы поставок прекурсоров.

Как отмечает Морфини, в результате цены на наркотик выросли и его потребители в Мексике и США наверняка начнут искать альтернативу. «Метамфетамин в кристаллах может быть заменен крэком, идущим из Колумбии, — полагает эксперт. — За счет таких перемен логистическая схема сети поставок наркотиков из Южной Америки будет играть важнейшую роль для стремящихся пережить нынешний кризис мексиканских картелей».

У фермеров, выращивающих опиоидный мак в Афганистане, другая проблема — нехватка рабочих рук в разгар сбора смертоносного урожая. Из-за коронавируса границы с соседним Пакистаном были закрыты, и производители столкнулись с кадровым голодом — при том, что в сезон сбора мака обычно могут быть задействованы до 100 тыс. человек, пишет NPR. «Большинство занятых в этом процессе приезжают из других стран — такая своего рода трудовая миграция на крайне ограниченный период времени», — отмечает Ангела Ме, старший эксперт, работавшая над докладом по влиянию эпидемии на производство и потребление наркотиков, подготовленным профильным агентством ООН. Из-за сложившейся ситуации к уборке мака в Афганистане стали чаще привлекать местных женщин.

Кризисный передел

Несмотря на заметные успехи правоохранителей, говорить о том, что кризис сыграл переломную роль в борьбе с наркотиками, не приходится. Кроме того, некоторые участники этого нелегального рынка, возможно, уже смогли вполне адаптироваться к новым реалиям. Например, участники журналистского Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) в Европе и Латинской Америке в течение месяца с лишним изучали сообщения об арестах партий наркотиков и наличных, а также общались с сотрудниками правоохранительных органов, аналитиками и источниками, знакомыми с торговлей кокаином.

«Они обнаружили, что эта отрасль доказала свою гибкость в поиске путей, при помощи которых можно обойти глобальные ограничения и карантинные меры, — говорится в расследовании OCCRP. — Торговля кокаином процветает в мире, где поставки даже ключевых товаров, таких как нефть, идут с серьезными перебоями. Многие страны начинают частично открывать свои экономики, и контрабандисты сейчас могут получить шанс стать более могущественными, чем когда-либо. С учетом того что многие экономики находятся в кризисе, а фирмам грозит крах, не испытывающие нехватки наличных наркобароны могут запросто позволить себе за деньги отхватить еще большую долю в легальном бизнесе».

наркотраффик

Боливийский спецназ с захваченной партией наркотиков

Фото: Global Look Press/DPA

Устойчивость кокаиновых картелей к кризису расследователи объясняют, в частности, тем, что у синдикатов, столкнувшихся с трудностями в производстве зелья, есть солидные запасы уже готовых к употреблению наркотиков. Кроме того, власти некоторых стран Латинской Америки, например Боливии, все силы бросили на борьбу с коронавирусом, и на противостояние наркоторговцам ресурсов сейчас уже не хватает.

Будущее черного рынка наркотиков в Северной и Южной Америке будет зависеть «от возможностей мексиканских наркокартелей осуществлять поставки своего товара через северную границу и спроса в США», считает Никола Морфини. «Ближайшие несколько месяцев будут критически важными для всей индустрии нелегальной торговли наркотиками в Латинской Америке, — считает эксперт. — Небольшие криминальные группировки, вероятно, нарастят связанную с насилием деятельность для того, чтобы выжить; при этом есть шанс того, что серьезные картели используют кризис как возможность для нападения и подчинения своих менее крупных конкурентов, что приведет к новому витку роста насилия».

Еда за счет наркобарона

На передел сфер влияния и «поглощение» крупными картелями более мелких группировок указывает и канадский политолог Роберт Магга. По его оценке, «нехватка полицейских сил в сочетании с шоками в ситуации с предложением и спросом на рынке наркотиков приводят к возникновению новой волны насилия, особенно в Бразилии, Колумбии и Мексике», где банды сражаются за уменьшающиеся доходы от наркотрафика. Ситуация лишь ухудшается за счет того, что из переполненных тюрем в странах региона по гуманитарным соображениям отпускают заключенных — и «некоторые из них уже сводят старые счеты» с обидчиками и конкурентами, пишет эксперт в статье, опубликованной Foreign Policy.

По оценке исследователя, мириться с сокращением доходов от наркотрафика картели не будут в любом случае: банды просто будут активнее действовать в других сферах — например, грабить банки, магазины и частные дома, заниматься киднеппингом, вымогательством и рэкетом. «Многие преступные синдикаты переключатся на более привлекательные дела — в том числе в сфере киберпреступности, занявшись шантажом, фишинговыми операциями и кражей персональных данных, то есть теми видами преступной деятельности, где уже отмечается резкий рост активности по мере глобальной цифровизации».

Впрочем, помимо ультрасовременных видов преступной деятельности латиноамериканские картели не чураются и старых, уже давно проверенных методов, при помощи которых они сделали своими сторонниками сотни тысяч людей, напрямую не занятых в наркобизнесе.

Так, в Мексике представители нескольких кланов провели акции по передаче продовольствия и товаров первой необходимости беднякам, чья жизнь стала еще сложнее из-за экономического спада, вызванного эпидемией. На коробках с продуктами, которые раздавали члены подразделений «Синалоа», красовались портреты Эль Чапо (Коротышки) — Хоакина Лоэры Гузмана, главаря этого картеля, которого после ареста экстрадировали в США, где и приговорили в прошлом году к пожизненному заключению.

наркотраффик

Волонтерская помощь нуждающимся от фирмы El Chapo 701, Гвадалахара, Мексика, 16 апреля 2020 года

Фото: REUTERS/Fernando Carranza

Картели в своей «гуманитарной» миссии явно бросают вызов президенту Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору, который сделал прямую материальную помощь нуждающимся одним из основных пунктов своей программы по борьбе с национальным экономическим кризисом. Как пишет The Wall Street Journal, «аналитики в сфере безопасности говорят о том, что влиятельные мексиканские картели и банды используют пандемию для того, чтобы нарастить число своих сторонников в районах, которые они контролируют или на контроль в которых претендуют, создавая себе еще один слой защиты от правоохранителей».

Специалисты, впрочем, полагают, что картелям помогают — пусть и не целенаправленно — на самом верху. Они, в частности, критически оценивают действия мексиканского президента, который вместо жесткой борьбы с наркобизнесом избрал мягкую тактику: например, власти предлагают больше возможностей для трудоустройства и учебы для молодежи, стараясь не допустить ее вербовки преступными кланами. Лопесу Обрадору досталось и за встречу с 92-летней матерью Коротышки в марте этого года.

Примечательно, что лишь несколькими месяцами ранее, в октябре прошлого года, военным пришлось отпустить из-под стражи старшего сына Гузмана — после того, как сотни боевиков его преступной организации захватили Кульякан — столицу штата Синалоа. Судя по этой ситуации, жесткий подход, который используют приспешники Коротышки, оказывается эффективнее проводящейся мексиканским президентом гуманитарно-просветительской политики «объятий, а не пуль».

Читайте также