Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Я долго пытался свыкнуться с масштабом»
2020-05-08 17:42:49">
2020-05-08 17:42:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

—Открытие Ржевского мемориала Советскому солдату пришлось отложить из-за распространения коронавируса. Все работы по возведению монумента были завершены в срок, но официальная церемония открытия состоится уже после снятия мер самоизоляции. 25-метровая бронзовая скульптура советского солдата состоит более чем из 600 элементов, каждый из которых отливался отдельно. В преддверии Дня Победы автор памятника, скульптор Андрей Коробцов, рассказал «Известиям» о том, как создавался самый масштабный военный мемориал в истории современной России.

— Работа над мемориальным комплексом велась почти 2,5 года, но ситуация с распространением коронавируса внесла коррективы в планы по открытию монумента. Расстроены ли вы переносом даты открытия мемориала?

— На открытии хотелось бы видеть ветеранов, а в сложившейся ситуации это невозможно, поэтому, по всей видимости, нужно ждать, когда ситуация стихнет. Два с половиной года я жил с ощущением, что 9 мая я буду присутствовать на грандиозном открытии этого монумента. Завтра я поеду туда на площадку, хочу побыть с солдатом один на один. Пока не наступает ощущение завершенности проекта: должно пройти открытие. Я сейчас не могу в полной мере от него отстраниться и работать дальше, пока не поставлена точка.

— Когда была полностью завершена работа над мемориалом? Можно ли уже сейчас увидеть монумент с дороги?

До момента официального открытия памятника он будет прикрыт строительными лесами, и сейчас нет возможности его увидеть. Все работы были завершены еще в середине апреля. Некоторое время продолжались работы по музейному павильону. Но к Дню Победы всё было полностью готово.

Ребенок у макета строящегося мемориального комплекса в память обо всех солдатах Великой Отечественной войны «Ржевский мемориал» на выставке «Память поколений. Великая Отечественная война в изобразительном искусстве» в музейно-выставочном объединении «Манеж»

Ребенок у макета строящегося мемориального комплекса в память обо всех солдатах Великой Отечественной войны «Ржевский мемориал» на выставке «Память поколений. Великая Отечественная война в изобразительном искусстве» в музейно-выставочном объединении «Манеж»

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

— Ржевский мемориал – первый памятник такого масштаба, возведенный после распада СССР. Но по своей монументальности очень напоминающий советский. Творческим наследием кого из советских скульпторов вы вдохновлялись при работе над мемориалом?

— Советская школа скульптуры очень сильная, и перед началом работ, когда мы еще делали эскизы, я посмотрел огромное количество военных памятников. Изучал большие монументы, чтобы понять, как исполнить какие-то элементы. Например, есть устоявшееся мнение, что нужно делать крупнее голову, чтобы в масштабе памятник смотрелся более гармонично. В итоге, изучив разные варианты, я понял, что делать этого не нужно. В целом была проведена большая работа, но наша задача была как можно дальше отойти от стереотипного образа солдата, создать что-то современное. Мы изучали старую советскую школу, но старались всё же сделать что-то свое, поэтому как таковых ориентиров не было.

— На первом этапе конкурса все работы были аннулированы членами жюри. Насколько существенно вы изменили свой проект после этого?

– Мы с архитектором Константином Фоминым изучили все проекты, представленные на конкурс, и пришли к выводу, что все работы были справедливо отвергнуты, потому что в каждом были ненужные патетика и пафос, которые не подходили характеру самой битвы. Все-таки в Ржевской битве не было яркой событийной точки, от которой можно было бы оттолкнуться при проектировании памятника. Наверное финальной точкой было вхождение нашей армии во Ржев, но в тому моменту город был уже фактически стерт с лица Земли. В первом варианте конкурсного проекта был солдат со знаменем, рвущийся в бой. Но в итоге мы пришли к выводу, что памятник должен быть более сдержанным. Я хотел сделать у солдата отрешенное и задумчивое выражение лица, как будто он смотрит внутрь себя. Идея была показать дух солдата: он вроде бы осязаем, но в то же время как будто отстранен от всего происходящего вокруг.

Изготовление листа из кортеновской стали с именами павших воинов для Ржевского мемориала на металлообрабатывающем заводе «Синергия» в Санкт-Петербурге

Изготовление листа из кортеновской стали с именами павших воинов для Ржевского мемориала на металлообрабатывающем заводе «Синергия» в Санкт-Петербурге

Фото: РИА Новости/Александр Гальперин

— До того как приступить к работе непосредственно над монументом наверняка вы дополнительно изучали литературу, посвященную событиям тех лет. Какие книги произвели на вас наибольшее впечатление?

– За основу мы брали стихотворение Твардовского «Я убит подо Ржевом», оно в полной мере отражает то состояние, в котором запечатлен солдат. Но еще на меня произвели впечатление трилогия «Живые и мертвые» и «Последнее лето» Константина Симонова. Перед монументом можно увидеть две строки из стихотворения Твардовского, и, мне кажется, они подходят стилистике этого мемориала.

— Ездили ли вы в места, где проходили сражения? Что открыли для себя, посещая их?

Одна поездка произвела на меня больше впечатление чем любое художественное произведение или историческая информация. Когда мы впервые приехали в деревню Хорошево, там был разбит военно-полевой лагерь, где отряды поисковиков вместе с отрядами старшеклассников всё лето занимались раскопками. Им удалось поднять более 300 тел. В день, когда мы приехали, они хоронили 70 солдат, и только 16 было опознано. Там присутствовала внучка одного из них. Это произвело на меня колоссальное впечатление: когда ты читаешь о войне в книгах, то информация о 1,5 млн убитых и раненых воспринимается не так остро, как история конкретного человека, лежащего в гробу. Когда она рассказывала историю своего деда, было ощущение, что этих 75 лет как ни бывало. Это воспринимается настолько живо, что мурашки по коже идут. Понимаешь, что если бы ты родился в начале прошлого века, то в одном из этих гробов наверняка лежал бы ты. Внучка рассказывала, как он уходил на фронт, какие остались воспоминания. Их эшелон проходил мимо деревни, в которой они жили, он встретил односельчанина, попросил сходить за родственниками, чтобы попрощаться. Но пока односельчанин дошел до деревни, а родственники добежали до станции, они успели увидеть только уходящие огни поезда. И больше от него не было вестей. После этой поездки я не мог уснуть, сидел и искал на сайте «Память народа» какую-либо информацию о своих дедах. Там указан довольно подробный путь каждого из них.

Фрагмент бронзовой фигуры Советского солдата для Ржевского мемориала в мастерской Александра Рукавишникова

Фрагмент бронзовой фигуры Советского солдата для Ржевского мемориала в мастерской Александра Рукавишникова

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

— В сражениях под Ржевом убито более миллиона человек. Сколько фамилий павших удалось восстановить на мемориале?

На стелах из кортеновской стали более 17 тыс. фамилий. Но все фамилии находятся в музейной части павильона, там каждый посетитель может забить фамилию своего предка и проследить его боевой путь, узнать о наградах. Вся эта информация содержится в интерактивном музее. Он очень современно и интересно оформлен. Несмотря на то что я досконально знаю каждую деталь, он всё равно производит впечатление и погружает в общее состояние, которое должен производить мемориальный комплекс. Есть идеи по созданию экспозиции, но само помещение достаточно небольшое и он предполагался как интерактивный. Сам музей находится не под мемориалом, а немного в стороне — буквально в 50 м, рядом с парковкой.

— Транспортная доступность — далеко не главный критерий выбора места, но всё же мемориал прекрасно видно с трассы М9 «Балтия». Вы участвовали в выборе места или, наоборот, встраивали свой проект в заданный ландшафт?

Место было спланировано изначально. При участии в конкурсе каждый авторский коллектив должен был привязывать свой проект к этому месту. Высоту памятника подбирали уже после победы в конкурсе. Мы выезжали на место, выставляли кран для масштаба и уже по макету делали несколько вариантов размера. Члены жюри выбирали наиболее подходящий. Необходимости делать монумент больше не было смысла, а меньший плохо бы просматривался. Поэтому был выбран оптимальный.

Рабочий на строительной площадке во время финального этапа установки центральной фигуры Ржевского мемориала Советскому солдату у деревни Хорошево Ржевского района Тверской области

Рабочий на строительной площадке во время финального этапа установки центральной фигуры Ржевского мемориала Советскому солдату у деревни Хорошево Ржевского района Тверской области

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

— Ржевский мемориал первый в российской истории возведен не за счет федерального бюджета, а силами краудфандинга. Полностью сумму собрать не удалось, но монумент уже фактически готов на 100%. Как так получилось?

Помимо суммы, собранной через краудфаундинг, было несколько крупных жертвователей. Белоруссия пожертвовала 200 млн. Еще одно крупное пожертвование прошло от анонимного мецената — около 150 млн. Никаких проволочек из-за отсутствия финансов мы не ощущали, и все деньги выделялись вовремя, из-за отсутствия средств работа над памятником не вставала. Сейчас работа полностью закончена, но есть идеи продолжить развитие самого комплекса и благоустройства территории вокруг него.

— Что для вас было самым сложным в работе над памятником?

— На каждом этапе были какие-то сложности, но справедливости ради надо сказать, что вся работа в целом проходила спокойно. Без каких-то форс-мажоров или больших трудностей. У каждого из этапов была своя специфика: сначала было сложно придумать эскиз и раскачать свой мозг на новую идею. После победы в конкурсе достаточно долго я пытался свыкнуться с масштабом. До этого, разумеется, ни с чем подобным я не работал. Нужно было понять принцип, как работать с такими размерами. Нам повезло, что погода зимой была достаточно теплой, но само место ветреное, что создавало свои трудности.

– Сколько рабочих трудились над установкой памятника?

— На площадке находилось около 100 человек, включая рабочих, которые укладывали брусчатку, проводили коммуникации и занимались благоустройством.

Финальный этап установки центральной фигуры Ржевского мемориала Советскому солдату у деревни Хорошево Ржевского района Тверской области

Финальный этап установки центральной фигуры Ржевского мемориала Советскому солдату у деревни Хорошево Ржевского района Тверской области

Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

– По завершению работ почувствовали ли вы удовлетворенность от проделанной работы?

— На самом деле я до сих пор не видел памятника целиком и могу сопоставить только его части в своем воображении. Но мне кажется, что всё получилось достаточно неплохо. Я редко полностью доволен работой и чаще всего хочу что-то подправить после установки памятника. Но здесь мне кажется, что всё получилось именно так, как должно было быть. Всё, что было задумано, удалось воплотить в жизнь, и в целом мемориал должен смотреться гармонично с прилегающей территорией. Там нет каких-то незаконченных мест, проработан буквально каждый сантиметр.

— На форме солдата на памятнике нет советской символики. Это тоже авторская задумка?

— У подножия памятника есть венок, внутри которого советская звезда. Во время Ржевской битвы у солдат еще не было знаков отличия. Во время работы над памятником с нами работали эксперты Российского военно-исторического общества. По каждому элементу они уточняли, что могло, а чего не могло быть. Поэтому всё было сделано по научному подходу с полной исторической достоверностью. В Ржевской битве уже использовали ППШ (пистолет-пулемет Шпагина), прорабатывался еще и вариант с винтовкой Мосина, но она смотрелась слишком громоздко. Мы пробовали варианты и без винтовки, но ППШ — яркий символ, который дает понимание того, в какой период времени этот солдат сражался.

Читайте также