Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
По долгу службы: что такое настоящая изоляция
2020-04-02 21:15:32">
2020-04-02 21:15:32
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В квартире или на даче, в гордом одиночестве или в компании близких — у каждого самоизоляция проходит по-разному. Всего пара недель показала, насколько сложно многим из нас переносить такие ограничения. А ведь впереди еще четыре недели «надомной работы». Но существуют профессии, для которых «изоляция» — неотъемлемая часть рабочего процесса. «Известия» решили узнать у тех, кому приходится работать «вдали от мира», как им удается справляться с неизбежными трудностями.

Романтика и быт

Александра Букасса всегда тянуло к природе. Еще в школе он занимался горным туризмом и альпинизмом. Когда настало время определяться с будущей профессией — мук выбора не было. Он стал геологом.

Минимум на два-три месяца в год архитектурные красоты Санкт-Петербурга Александр меняет на дикие просторы тундры, а квартиру с центральным отоплением на брезентовую палатку с печкой. Экспедиций, которые проходят только летом, все геологи ждут с нетерпением.

Студенты

Студенты естественно-технологического факультета одного из российских университетов

Фото: РИА Новости/Александр Кондратюк

Александр Букасс, геолог

Мы выезжаем на новое место. Здесь нет людей, только ветер, горы,скалы, шум тундры, бегают песцы. Ты фокусируешься на этом и радости нет предела. Есть техника, которая нас перевозит, есть рации и спутниковые телефоны для экстренных звонков и связи с институтом. Даже свет вечером благодаря генератору есть. В свободное время можно посмотреть фильм или почитать книгу

Но восторг от романтики вольной жизни вскоре проходит, и с каждым днем игнорировать неудобства становится все сложнее.

Александр Букасс, геолог

Неделе на 5-6 наступает переломный момент. Хочется все бросить, копится усталость, все превращается в рутину, и начинаешь тосковать по дому. В этот момент начинаешь ценить то, что в городе воспринимаешь как должное. Там, какая бы погода тебя не застала, скоро ты окажешься дома, примешь горячий душ, переоденешься в сухую одежду, вкусно поешь и ляжешь спать в мягкую постель. Здесь тебе сначала по горам и по темноте нужно добраться до лагеря, потом растопить печку, потом приготовить еду. Она тоже имеет свойство надоедать: тушенка, рис, гречка, макароны

Геолог
Фото: ТАСС/Александр Петров

По мере накопления усталости сложнее становится и выстраивать отношения в коллективе. Тундра, конечно, большая, но далеко или, по крайней мере, надолго, от обидчика здесь не уйдешь.

Александр Букасс, геолог

Поначалу, если возникают конфликты, ты не знаешь, что делать, а потом понимаешь, что проблема сама по себе не исчезнет. Ты как в первобытном обществе. Здесь все зависит только от тебя. Ни убежать самому, ни сослать куда-то другого человека нельзя. Вы команда и вы вместе. Когда это понимаешь, то личное приходится отодвигать на второй план. Ты понимаешь, что каждому сейчас неуютно, и лучше пойти на уступки

Чаще всего конфликты возникают именно на почве бытовых вопросов. В экспедиции избежать этого помогает правильная организация дня и разделение обязанностей: один занимается дровами, другой водой, кто-то готовит, а кто-то убирается. Если возникают вопросы, их стараются сразу обсудить и найти вариант, где будет достигнут «баланс интересов». Когда внешние проблемы решены, то проще справиться и с внутренними.

Геолог
Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

Александр Букасс, геолог

Когда ты преодолеешь этот „кризисный момент“, то дальше уже проще. Вспоминаешь, что решаешь интересные задачи, что занимаешься делом, которым мало кто занимается, находишься в местах, где никто не бывал.

И трудности скоро закончатся, ты окажешься дома

Чтобы отдохнув и насладившись благами цивилизации, опять ждать новый сезон и новую экспедицию.

Земля, прием

День и ночь сменяются раз в 45 минут. Смысла ориентироваться на них нет, поэтому жизнь строится в буквальном смысле по часам. Практически полное отсутствие запахов. Постоянный шум на уровне 69-75 децибел (что-то среднее между холодильником и пылесосом) вызывает не раздражение, а спокойствие. Значит, вся аппаратура исправно работает. Все это — неотъемлемая часть быта космонавтов. Так же, как и нахождение в закрытом пространстве изо дня в день в течение многих месяцев.

Сергей Рязанский, летчик-космонавт, герой Российской Федерации

Изоляция для космонавтов — обычное дело. Мы находимся на карантине за две недели до старта, во время экспериментов и испытаний, во время самого полета. Главное, правильно организовать распорядок дня и найти разнообразные занятия, потому что монотонность быстро убивает все хорошее настроение

Космонавт Сергей Рязанский

Космонавт Сергей Рязанский

Фото: РИА Новости/Максим Блинов

Для Сергея источником хорошего настроения, помимо спорта, которым должен заниматься каждый космонавт, стало увлечение фотографией. За время полетов ему удалось сделать более 300 000 снимков. На них можно увидеть белоснежные пики гор на острове Южная Георгия, золотые просторы пустыни Регистан, ленту огней, бегущую по границе между Индией и Пакистаном. Часть из них Сергей Рязанский опубликовал в своем аккаунте в Instagram, а часть включил в книгу.

Часто космонавты проводили время и за совместным просмотром фильмов, и за игрой на гитаре. Но ни хобби, ни физические упражнения, ни постоянная загруженность полностью компенсировать тоску по дому не могут.

Сергей Рязанский, летчик-космонавт, герой Российской Федерации

Мне не хватает общения с друзьями и близкими, новых лиц, запаха весны, цветов. На земле ты это не так ценишь, а в космосе сразу понимаешь, что скучаешь. Конечно, ты знаешь, с чем столкнешься, в каким условиях придется работать, но иногда проскальзывают мысли: как хочется увидеться с друзьями

Сергей Рязанский

Космонавт Сергей Рязанский во время тренировки по выживанию условиях лесисто-болотистой местности

Фото: РИА Новости/Стрингер

В какой-то момент, космонавт, как и любой другой человек, может столкнуться и с усталостью, и с психологическим выгоранием. В таких случаях, по словам Сергей, даже если порой кто-то может сорваться, все стараются относиться к этому с пониманием и не принимать на свой счет.

Особенно важно в такие моменты искать источник теплых эмоции. Во многом в этом помогает связь с близкими.

Сергей Рязанский, летчик-космонавт, герой Российской Федерации

С этим у нас практически так же, как на Земле. На современных космических станциях через спутники ты можешь позвонить практически на любой номер и поговорить с родными. Обычно раз в неделю через специальные сервера устраиваются Skype-конференции с семьей. Можно увидеть друг друга и даже провести экскурсию по станции

По возвращении домой лучшим средство от усталости становится душ, «земная пища» и, конечно, общение с родными. А еще понимание того, что как бы сложно ни было, ты справился.

Сергей Рязанский

Космонавт Сергей Рязанский после посадки спускаемого аппарата транспортного пилотируемого корабля «Союз МС-05», 2017 год

Сергей Рязанский, летчик-космонавт, герой Российской Федерации

Конечно, полгода, а сейчас и больше, ежедневной напряженной работы практически без выходных, в отрыве от привычных земных условий это нелегко. Но, с другой стороны, каждый раз ты ощущаешь и душевный подъем. Ты отработал, отработал хорошо, и теперь можешь отдохнуть и провести время с семьей. А потом снова в бой.

Наедине с собой и со стихией

Алене Бартужис для того, чтобы оказаться оторванной от «большой земли», было достаточно приехать в Ходовариху, на морскую гидрометеорологическую станцию МГ-2. До цивилизации отсюда 200 км в любую сторону. Зимой добраться до станции можно на снегоходах или вездеходах, летом на лодке либо судном. Раз в год оно развозит и провизию, и работников по метеостанциям.

Алена Бартужис, метеоролог

Я проработала там метеорологом с февраля 2016 года по декабрь 2017. Помню, как меня завозили на станцию. Мы были на снегоходах, жуткая метель, ехали часов 7! Останавливались у оленеводов в чуме, пили чай. Когда добрались, была „без задних ног“ и почти сразу упала спать. Осознание того, что я теперь отрезана от цивилизации, пришло не сразу

Метеоролог
Фото: ТАСС/Кирилл Кухмарь

Быт на станции почти не отличается от деревенского: печь, дрова, уголь, баня, стирка вручную. Единственная разница — воду приходится добывать, растапливая снег; благо, его здесь в избытке. Есть даже интернет. Правда, без него метеорологи порой могли остаться и на месяц, и на три.

Помимо готовки и работы по дому, нельзя было забывать и о прямых обязанностях. Каждые три часа выходить на метеоплощадку и регистрировать погоду. При любых условиях.

Алена Бартужис, метеоролог

Однажды мне пришлось остаться одной на всем полуострове на четыре дня. Все уехали, так сложились обстоятельства. Поднялась невероятная метель, видимость — метра 3 от силы. Не работает интернет, не работает телевизионная антенна, рация тоже не работает. Но нужно же регистрировать. На площадку меня водил пёс, потому что из дома ее просто не было видно, и был риск, что я не смогу вернуться назад

Если в обычное время на помощь могли прийти коллеги, то в те несколько дней справляться со всеми трудностями девушке пришлось в одиночку.

Метеоролог
Фото: РИА Новости/Михаил Мордасов

Алена Бартужис, метеоролог

Ночью у меня вышел из строя генератор и я осталась совсем без электричества, на дворе полярная ночь, темно 23 часа в сутки, невероятная метель продолжается. Генератор стоял на улице, чтобы выяснить причину поломки, его нужно затащить в теплое помещение. Весит он 100 кг, а я 50. Сорвана спина , а генератор отремонтировать не удалось.

Сохранить спокойствие до приезда коллег ей помогали теплый чай, кот и осознание того, что в доме достаточный запас дров, еды и воды.

Такие случаи в работе все-таки редкость, поясняет Алена. Чаще всего дни были похожи один на другой, и именно это для многих становилось непреодолимым испытанием.

Метеоролог
Фото: РИА Новости/Кирилл Каллиников

Алена Бартужис, метеоролог

На нашей станции были и те, кто буквально сходил с ума. Их забирали санитарным рейсом. Мне кажется, человеку не должно быть плохо или скучно наедине с собой. Если это так, то скорее всего он не в ладу со своими эмоциями. Тогда, оставшись один на один со своими мыслями и чувствами, он не может заглушить их музыкой, фильмами, болтовней, и начинается самое сложное.

Алене сохранить гармонию с собой помогало творчество и многочисленные хобби, в том числе рисование.

Алена Бартужис, метеоролог

Я оптимист и мой девиз «Хорошо там — где мы есть», поэтому мне было несложно найти плюсы такой жизни. Там я почувствовала свободу и словно вновь познакомилась сама с собой. Каждому бы пожелала через это пройти

Читайте также