Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Тест на доверие: почему коронавирус ударил по правым партиям в Европе
2020-03-27 17:11:53">
2020-03-27 17:11:53
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Немецкая правая партия «Альтернатива для Германии» больше не может использовать миграционную политику Ангелы Меркель как объяснение всех проблем в Европе. Пандемию завезли не беженцы. И уже сейчас АдГ вынуждена не задавать повестку, а думать над своей трансформацией. Лидер итальянской правой оппозиции Маттео Сальвини также теряет популярность. Когда-то он предупреждал, что беженцы «заполонят» южную Италию, но сегодня именно богатый Север страдает от катастрофических последствий пандемии. По мнению опрошенных «Известиями» экспертов, правые популисты и евроскептики оказались в «подвешенном состоянии», и не исключено, что кризис, вызванный коронавирусом, может сильно подорвать их позиции.

Спасение утопающего

На выборах в Европарламент в мае 2019 года французская правопопулистская партия «Национальное объединение» во главе с Марин Ле Пен опередила движение «Вперед, Республика!» Эммануэля Макрона. В Италии лидировал глава правой «Лиги Севера» экс-министр внутренних дел Маттео Сальвини. В Германии евроскептики АдГ хотя и не одержали победу над правящим блоком ХДС/ХСС, последние потеряли почти 7% по сравнению с результатами выборов 2014 года. Сдвиг «вправо» в европейской политике казался очевидным, а эксперты говорили о разрушении прежней демократии.

Марин Ле Пен

Марин Ле Пен

Фото: TASS/Zuma

Спустя год над европейским миром нависла совсем другая угроза. Италия первой приняла удар от коронавируса и даже опередила Китай по числу погибших. К началу эпидемии Маттео Сальвини уже успел превратиться из министра внутренних дел в оппозиционного сенатора. Отказ принять судно с беженцами летом 2019 года стоил ему должности. 12 февраля 2020 года итальянский сенат проголосовал за лишение бывшего главы МВД еще и парламентского иммунитета, чтобы тот предстал перед судом. В итоге именно антимигрантская риторика, которой он завоевывал аудиторию, и подвела его к опасной черте.

— Крайне правые популистские партии в настоящее время находятся в «подвешенном состоянии», что касается их дальнейших политических шансов, — заявил «Известиям» профессор политической коммуникации Миланского университета Джанпьетро Маццолени.

Эксперт пояснил, что последние месяцы проблема иммиграции перестала быть «национальной драмой», а правые силы лишились своего источника поддержки — страхов итальянцев перед гостями с Востока и из Африки. Кроме того, нынешняя правительственная коалиция «Движенич 5 звезд» и «Демократической партии» на фоне пандемии набрала чрезвычайно высокие показатели популярности — почти 70%.

— Активность Сальвини ослабла, в то время как даже итальянский премьер-министр, несмотря на спорные с конституционной точки зрения принятые им меры, усилил позиции,— заявил «Известиям» доцент сравнительного публичного права Школы перспективных исследований имени Святой Анны в Пизе Джузеппе Мартинико.

гробы вирус италия
Фото: REUTERS/Flavio Lo Scalzo

Впрочем, еще 27 февраля лидер «Лиги Севера» встретился с президентом Италии Серджо Маттареллой, видимо, пытаясь хоть как-то оставаться в повестке. Телеканал Sky со ссылкой на информацию из окружения президента сообщил, что Маттарелла и Сальвини обсуждали только борьбу с коронавирусом. Однако скептически настроенные эксперты говорили об их тайных переговорах по формированию нового правительства. Сальвини после встречи с формальным главой государства выступил с резкой критикой действующего правительства, обвинив кабмин в нерешительности. В одном из телевизионных эфиров он отметил, что кризис из-за коронавируса не может быть решен лишь «одним человеком за рулем». 23 марта лидер «Лиги» даже смог сам встретиться с правительством. По словам Сальвини, после переговоров напряженность между исполнительной властью и правоцентристами ослабла. Однако прежнюю популярность это ему не вернуло.

— Сальвини настаивает на том, чтобы правительство позволило им войти в «комнату военных действий» для обмена решениями, чтобы после окончания борьбы с вирусом иметь преимущества, полезные для политического будущего, — заявил «Известиям» профессор политической коммуникации Миланского университета Джанпьетро Маццолени.

Джузеппе Мартинико также подчеркнул, что, как только угаснет пандемия, Италия останется под давлением экономического кризиса. И правые смогут попытаться использовать шанс для своей «реставрации». Другое дело, что к трагедии, случившейся с Италией из-за COVID-19, приплести столь нелюбимых ими мигрантов не получится ни под каким предлогом.

Забила тревогу первой

15 марта, несмотря на молниеносное распространение вируса по Европе, во Франции прошли муниципальные выборы. На участках граждан встречали люди в масках, каждому выдавали разные ручки, но явка всё равно была рекордно низкой. Эти выборы должны были определить почти 95% нового состава французского сената. Кроме того, победившая партия могла бы усилить шансы своего лидера перед президентскими выборами в 2023 году.

выборы франция
Фото: Global Look Press/Xinhua

Лидировали представители «зеленых». Правая партия «Национальное объединение» под руководством Марин Ле Пен, в свою очередь, одержала несколько побед в первом раунде, но призвала отложить второй тур до стабилизации ситуации. Осознав надвигающуюся угрозу от вируса, она первая выступала за жесткие меры. С 17 марта во Франции действуют строгие ограничения на передвижения людей, введены штрафы за несоблюдение карантина. Марин Ле Пен решила, что этого недостаточно, поэтому призвала ввести во Франции комендантский час. Ее подвергли критике, но позже сам Эммануэль Макарон назвал кризис, вызванный коронавирусом, войной.

— Настоящий кризис показывает, что понятие закрытых границ, которое либералы считали недопустимым, теперь возвращается в сознание граждан, что в некоторой степени играет на руку Марин Ле Пен, — заявил «Известиям» французский политолог Жан-Ив Камю.

Как отметили в The Spectator, Ле Пен прекрасно понимает, что пандемия может подорвать шансы Макрона на переизбрание в 2022 году. И хотя карантин мешает движению «Желтые жилеты» устраивать протесты, их энергия возобновится с новой силой, как только всё утихнет. А президенту придется управлять страной, попавшей в тяжелый экономический кризис. При том, что именно экономика была «козырем» Макрона в предвыборной кампании 2017 года.

Президент Франции Эммануэль Макрон

Президент Франции Эммануэль Макрон

Фото: REUTERS/Benoit Tessier

Даже Эммануэль Макрон признал, что после кризиса потребуются кардинальные изменения и переоценка политики, которая раньше считалась необходимой, — подчеркнул Жан-Ив Камю. — Это относится и к планам пересмотреть политику свободного рынка.

Тем не менее коронавирус вряд ли поможет французским крайне правым выйти из оппозиционной тени. В конце кризиса Марин Ле Пен, по его мнению, будет рассматриваться как тот политик, который годами бил тревогу, но это не сделает ее вероятным президентом. Ведь причина нынешнего кризиса — опять не совсем в том, с чем она призывала бороться. Кроме того, по мнению эксперта, большинству людей не нравятся политики, которые играют на страхах.

Партия одной проблемы

Для немецкой евроскептической партии «Альтернатива для Германии» главный взлет пришелся на 2017 год, когда им удалось пройти в бундестаг. Тогда остальные политические силы уверяли, что никогда не будут сотрудничать с правыми радикалами. И вот на выборах в ландтаг Тюрингии в 2020 году это почти случилось. В ходе голосования ни одна политическая сила не набрала абсолютного большинства. Чтобы сохранить должность премьер-министру Томасу Кеммериху, христианским демократам пришлось воспользоваться поддержкой АдГ. Ангела Меркель назвала это плохим днем демократии и призвала отменить результаты. Через сутки после случившегося сам Кеммерих объявил об отставке.

С приходом «китайского вируса» у немецкой демократии появились новые вызовы. Ангела Меркель, управляющая государством «на удаленке», говорит о необходимости сплочения граждан будто перед войной. Однако власти не забывают обвинять «Альтернативу» в «экстремизме». В итоге правая партия вынуждена разгребать внутренние проблемы и отбиваться, вместо того чтобы тоже попытаться получить дивиденды из разразившегося кризиса. Из АдГ уже исключили Вольфганга Гедеона, которого давно критикуют за антисемитские высказывания. 12 марта президент Федерального управления по защите конституции ФРГ признал Бьёрна Хёке «правым экстремистом». Возглавляемое им объединение «Крыло» получило статус организации, подозреваемой в несоответствии принципам конституции Германии, еще в 2019 году. В результате выборы в баварских коммунах, состоявшиеся 15 марта, оказались провальными для немецких евроскептиков. Они смогли обогнать только Свободную демократическую партию, получив 4,7%. В то время как «зеленые» добились 17%.

вывеска партия альтернатива для германии
Фото: Global Look Press/Christian Spicker

АдГ — это партия «одной проблемы» — притока беженцев. Но с момента эпидемии этот вопрос перестал быть одним из центральных, — отметил профессор экономики и журналистики Технического университета Дортмунда Хенрик Мюллер.

Он пояснил, что сейчас наступил такой период, когда в правительстве как никогда нужны политики, способные решать реальные проблемы, а не популисты, предлагающие радикальные решения. Кризис здравоохранения и экономики из-за пандемии не сможет помочь урегулировать призывы к устранению проблемы мигрантов.

Впрочем, как отметил в беседе с «Известиями» немецкий социолог Вильгельм Хайтмейер, влияние миграционного вопроса на Германию сейчас явно ослабло, хотя сам поток беженцев еще не закончился.

— Несмотря на отмену программы ЕС по расселению беженцев, правительство рассматривает возможность приема детей мигрантов без сопровождения, и в этом случае коронавирус можно будет инструментализировать, ведь беженцы могут заразиться, — заявил эксперт.

Также он отметил, что крайне правые часто берут на вооружение теории заговора. И пока гипотеза о специально созданном вирусе лишь обсуждается, вероятно, евроскептики уже готовы ею воспользоваться, чтобы вернуть аудиторию.

Так или иначе, ни одна из трех главных крайне правых европейских партий не смогла заработать очки на коронавирусном кризисе. И даже если в Италии и Франции эти силы попытались как-то встроиться в борьбу с COVID-19, в лучшую сторону на их рейтингах это не сказалось. Ведь новая инфекция ударила по их главному аргументу во всех спорах с правящими кругами. Как показала практика, мигранты — не всегда обязательно должны быть причиной любых бедствий Европы.