Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Дело — труба: вручение «Грэмми» в этом году было омрачено скандалом
2020-01-27 13:41:46">
2020-01-27 13:41:46
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Лос-Анджелесе в очередной раз вручали премию «Грэмми», которую СМИ привычно именуют самой важной музыкальной премией мира. Определение это очевидно ошибочно: мнение членов вручающей «граммофончики» Национальной академии науки и искусства звукозаписи США отражает, по большому счету, лишь состояние музыкального рынка Северной Америки. Но в этом году церемонии в Стейплс-центре предшествовал «скандал в благородном семействе», приведший к увольнению президента академии Деборы Дуган и начавшимся за кулисами празднеств взаимным судебным тяжбам. В ситуации разбирались «Известия».

За кулисами

Очередная, 62-я, церемония вручения «Грэмми» особых сюрпризов не принесла — как и ожидалось, основной куш сорвала Билли Айлиш. Впрочем, она оказалась одним из немногих юных дарований, оцененных академией. В остальных 84 категориях, по которым награда вручалась в этом году, статуэтки достались, как и прежде, ветеранам: от 86-летнего кантри-патриарха Вилли Нельсона до приближающихся к шестому десятку британских электронщиков Chemical Brothers. Не обошли вниманием даже супругу экс-президента Обамы — ей досталась премия за лучшую аудиокнигу. Все участники праздника старательно улыбались в камеры и благодарили за врученные премии своих поклонников, родителей, академию, кого там еще положено благодарить — но все, конечно, знали, что в этом году «Грэмми» сопровождается скандалом на самой верхушке, способным в перспективе сгубить и без того подмоченную репутацию награды.

Американская певица  Билли Эйлиш 

Американская певица Билли Эйлиш

Фото: REUTERS/Monica Almeida

61-летняя Дебора Дуган, в прошлом — исполнительный вице-президент EMI/Capitol, президент Disney Publishing Worldwide и глава благотворительного фонда (RED), была избрана на высший пост в Национальной академии науки и искусства звукозаписи в марте прошлого года, приступив к работе в полном объеме с 1 августа. Назначению предшествовал скандал: предыдущий президент, Нил Портноу, отвечая на упреки в слишком малом числе женщин среди лауреатов 2018 года, посоветовал артисткам «больше работать». В конце концов Портноу был вынужден уйти — и Дуган была выбрана во многом как символ обновления в академии. Новый президент немедленно приступила к реформам — но, судя по всему, слишком рьяно.

Инициатива наказуема

О том, что в академии не всё ладно, поговаривали еще в конце прошлого года, но того, что трения выльются в шумную историю, похоже, никто не ожидал. 15 января 2020 года в Los Angeles Times вышел благостно-елейный материал о Дуган. «Это, должна быть, лучшая работа на планете. И я подхожу к ней именно с таким настроением», — говорила глава академии журналисту. Уже на следующий день все ведущие новостные издания сообщили, что Дуган отправлена в неоплачиваемый отпуск, а чуть позднее стало известно, что она вовсе уволена с «лучшей работы на планете». Учитывая, что всё это происходило за 10 дней до церемонии вручения «Грэмми», ситуация казалась явно чрезвычайной.

Основанием для отрешения от должности стало заявление в отдел персонала, сделанное помощницей президента Клодин Литтл (доставшейся Дуган в наследство от Портноу). По словам Литтл, она стала жертвой травли и оскорблений со стороны начальницы. Дуган, со своей стороны, заявила, что Литтл незаконно просматривала ее электронную корреспонденцию и передавала конфиденциальные данные членам правления академии. Истинной причиной увольнения, по мнению Дуган, стал раскрытый ею факт нецелевого расходования средств отделом персонала, выплатившим в 2015–2018 годах $15 млн двум юридическим фирмам в качестве оплаты неустановленных услуг. Кроме того, зарплата Дуган оказалась почти в два раза меньше, чем у ее предшественника ($1 млн в год против $2 млн у Портноу), что, по мнению топ-менеджера, является дискриминации по признаку пола.

Генеральный директор Академии звукозаписи Дебора Дуган

Дебора Дуган

Фото: REUTERS/Mike Segar

По данным влиятельного в американском шоу-бизнесе издания Variety, адвокат самой Дуган еще в конце декабря прошлого года известил совет директоров академии о намерении начать судебное разбирательство с организацией. Жалоба в Комиссию по равным возможностям при трудоустройстве была подана 21 января 2020 года и произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Дуган не только повторила свои обвинения в непонятных выплатах юристам, но заявила, что была вынуждена под давлением совета директоров назначить Портноу ежегодную выплату в $750 тыс. за «консультационные услуги», что ее неоднократно заставляли «удаляться из зала совещаний при рассмотрении определенных вопросов» советом директоров, что юрист академии Джоэл Кац лез к ней обниматься и пытался поцеловать (по нынешним временам в Америке — серьезное обвинение). И — вишенкой на торте — что Портноу изнасиловал некую певицу перед прошлогодней церемонией вручения «Грэмми» и об этом было известно совету директоров.

Представители академии, в свою очередь, нанесли ответный удар, обвинив Дуган в вымогательстве: по их словам, она требовала $22 млн отступных за то, чтобы добровольно покинуть свой пост. Обвинения в изнасиловании Портноу отверг как «абсурдные», признав, впрочем, что они действительно выдвигались неназванной женщиной, но «не подтвердились при расследовании».

А судьи кто?

В академии, которая за пределами профессионального сообщества известна именно как распорядитель раздачи заветных «граммофончиков», состоят около 25 тыс. членов; правом голосовать по номинациям обладают 12 тыс. из них. Вероятно, инвективы Чака Ди из радикальной хип-хоп-группы Public Enemy («компания невежественных, ведомых тестостероном пожилых белых мужчин») всё же не совсем соответствуют истине. В конце концов, временный президент академии Харви Мэйсон-мл. — афроамериканец на восемь лет моложе самого Чака. Но позицию одного из отцов современного хип-хопа можно объяснить тем, что именно Дуган (в защиту которой он выступил с открытым письмом) выдвинула Public Enemy на премию «за достижения в течение жизни», которую им должны вручить в апреле, — вместе с Игги Попом, Chicago, Робертой Флэк, Джоном Прайном и уже покойными Айзеком Хейсом и Сестрой Розеттой Тарп.

Американский рэпер Chuck D

Американский рэпер Chuck D

Фото: Getty Images/Frank Hoensch

Впрочем, Public Enemy еще в 1989 году в одной из своих композиций прямо заявили: «Кого [волнуют] чертовы «Грэмми?» — и явно попали в точку. Нет, разумеется раздача «граммофончиков» — как и любых других статусных «цацек» — по-прежнему волнует публику. Но ничуть не меньше людей с азартом смотрят конкурс «Евровидение» — однако даже его поклонники вряд ли рискнут утверждать, что победители являют собой самое модное или интересное на современной музыкальной сцене.

«Грэмми» потеряла связь с реальным музыкальным процессом еще в 1980-е — награды, как правило, достаются по факту тем исполнителям, кто показывает наилучшие коммерческие результаты. Редкие случаи, когда академики пытаются продемонстрировать самостоятельность во вкусах, обычно выливаются в анекдотические конфузы.

Так, в 1989 году академия наконец заметила существование «тяжелой» музыки — и ввела соответствующую номинацию. Приз за лучший хеви-металлический альбом в результате достался британцам Jethro Tull, которые просто не приехали на церемонию. Легенды прогрессив-рока (главный солирующий инструмент — флейта Иэна Андерсона) попросту решили, что письмо об их номинации — чья-то дурацкая шутка, особенно, если учесть, что конкурентами были Metallica, Jane’s Addiction и AC/DC (явно напугавшие жюри своим радикализмом). В 2001 году академия очевидным образом побоялась дать награду за альбом года диску Эминема, выбрав вместо него интеллигентных, «травоядных», но донельзя архаичных Steely Dan.

Вокалист Pearl Jam Эдди Веддер

Вокалист Pearl Jam Эдди Веддер

Фото: TASS/imago images/Kerstin Müller

Не обошлась без скандала и первая попытка академии как-то освоить набиравший популярность хип-хоп. Первые победители в нововведенной в том же 1989 году номинации «лучшее рэп-исполнение», группа Jazzy Jeff & The Fresh Prince («Принцем», кстати, был тогда еще начинающий актер Уилл Смит) и другие номинанты бойкотировали церемонию из-за отказа организаторов транслировать по ТВ посвященную рэперам часть шоу.

В 1990 году Шинейд О’Коннор попросту отказалась от «Грэмми», обвинив премию в крайней коммерциализации. Вокалист Pearl Jam Эдди Веддер, получая статуэтку в 1996-м, откровенно сказал со сцены: «Не думаю, что это для кого-то что-то значит. Может быть, это еще что-то значило бы для моего отца». За прошедшие с того дня почти четверть века «Грэмми», очевидно, стали значить еще меньше для кого бы то ни было — кроме, конечно, самой организации.

С телевидением, возможно, связаны и проблемы Дуган, ведь права на трансляцию церемонии и праздничного концерта в прямом эфире принадлежат вещательной корпорации CBS. А ее аудитория традиционно состоит из белых американцев среднего возраста, явно не склонных занимать свой досуг радикальными чернокожими рэперами и мрачными белыми подростками с кислотного цвета волосами. В этом году стараниями Дуган таких персонажей на сцене Стейплс-центра прибавилось — пока неизвестно, как отреагировала на это аудитория (впрочем, рейтинги «Грэмми», как и других подобных церемоний, включая «Оскар», падают с 2017 года, по данным агентства Nielsen).

И всё же очередная церемония показала, что, судя по всему, попытки Дуган реформировать «Грэмми» привели мало к чему. Да, женщин среди награжденных стало заметно больше — включая такие номинации, как лучший саундтрек к визуальным медиа, лучший ремикс и уже упомянутая запись разговорного жанра (аудиокнига). Но в целом академики вновь лишь подтвердили своим коллективным авторитетом выбор публики.

Читайте также