Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Мегадед: Ринго Старр полон оптимизма, Ник Кейв уходит в себя
2019-10-30 13:23:31">
2019-10-30 13:23:31
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В октябре вообще было что послушать: новые альбомы выпустили даже давно молчавшие ветераны, от пионеров техно 808 State до ушедшего на пенсию экс-вокалиста Nazareth Дэна Маккаферти, да и условная молодежь не отставала. Так что пришлось взять на себя нелегкий труд и выбрать из всего многообразия новинок пятерку, без которой осень 2019 года просто невозможно будет потом представить. «Известия» напоминают о самых интересных альбомах октября — для тех, кто почему-то забыл их послушать.

Ringo Starr

What’s My Name

Ринго Старр всегда был самым жовиальным из ливерпульской четверки: любитель выпить-покутить, не слишком отягощавший себя излишней рефлексией. Теперь, конечно, патриарх (в полном смысле слова — три года назад он стал прадедушкой) несколько поуспокоился в бытовом отношении, что прямым образом сказалось на творчестве: после достижения пенсионного возраста Ринго выпускает альбомы раз в два года и останавливаться, похоже, не намерен. При этом если лонгплеи Старра 1970–1990-х в массе своей были не совсем уместным анекдотом (судя по обложкам, это, похоже, понимал и сам Ринго), то последние два десятка лет главный поющий барабанщик мира с каждым новым релизом выдает продукт всё лучшего качества. Нынешний альбом, юбилейный в своем роде (20-й, если не считать концертные записи с All-Starr Band), — не исключение. 79-летний Ринго вновь сумел подать набивший оскомину «классический» рок так, будто на дворе 1964 год и каждый гитарный рифф, каждый рисунок ударных еще предстоит по-настоящему изобрести. Аккомпанируют, как и раньше, звезды первой величины: Джо Уолш (Eagles), Дэйв Стюарт (Eurythmics), суперпродюсер Сэм Холландер (все на свете, от One Direction и Good Charlotte до Тома Джонса и Кэрол Кинг) и лично сэр Пол Маккартни. Последний спел вместе с сэром Ричардом Старки песню их бывшего коллеги Джона Леннона Grow Old With Me — что получилось как-то особенно трогательно и честно.

Nick Cave & The Bad Seeds

Ghosteen

Если счастливый прадедушка Старр который год предается оптимизму, то Ник Кейв никогда к особому веселью в творчестве склонен не был. Новый его альбом, впрочем, был написан по следам личной трагедии певца — в 2015 году погиб его 15-летний сын Артур. 11 композиций и 70 минут неприкрытой, рвущейся наружу боли — при этом ни привычных гитар, ни ударных, ни даже рояля, лишь потусторонний металлический скрип цифровых синтезаторов и тревожный голос Кейва. Почти амбиентная форма, в которую облачил свою скорбь 62-летний певец, озадачила многих поклонников — вместо привычного макабра и гиньоля перед нами едва ли не реквием; в тех песнях, где Кейв прямо обращается к тени ушедшего ребенка, кажется, физически соощущаешь страдание. Амбиент по определению мало подходит для катарсиса, но Кейву удалось почти невозможное. Как говорил один из героев Толкина, «родители не должны хоронить своих детей», так что упаси бог от подобного источника вдохновения, но, если продолжать литературные ассоциации, всё творчество Кейва последние лет 25 представляло собой непрерывный «Рассказ о семи повешенных» — и вдруг натурально «Смерть Ивана Ильича».

Chromatics

Closer To Grey

Квартет из Портленда стал известен широкой публике лишь после появления на сцене «Дома у дороги» в третьем сезоне «Твин Пикс», меж тем играют они уже без малого два десятка лет. Это лишь пятый их лонгплей — после семилетнего перерыва. Записанный в 2014–2015 годах Dear Tommy, на котором должна была выйти и самая известная (опять же благодаря Дэвиду Линчу) песня группы, Shadow обречен на культовый статус — весь тираж на физических носителях был уничтожен гитаристом и главным автором коллектива Джонни Джуэлом после пережитой им клинической смерти. Впрочем, и заглавный трек с Closer To Grey уже знаком старым поклонникам (Джуэл выкладывал его в сеть еще пять лет назад); новым же предстоит встреча с эфирным голосом солистки Рут Рэйделет под меланхолический синти-поп, ставший фирменным звуком Chromatics. Так могли бы звучать Blondie, появись они не в эпоху панка и диско, а в более бесцветные времена — такие, как наши.

Cigarettes After Sex

Cry

Под игривым названием скрываются брутальные небритые мужчины из Эль-Пасо, штат Техас, поющие нежнейшие, хрупкие, словно тающие в мареве прерий песни о любви (по большей части несчастной). Лидер и вокалист Грег Гонзалес обладает редким даром мелодиста и чувством продюсера: CAS продолжают традицию великих авторов 1960–1970-х — вспоминаются и Джимми Уэбб, и Пол Саймон, и Джин Кларк. Мечтательные, с щедрой реверберацией и неторопливыми гитарными переборами композиции напрашиваются на определение дрим-поп (или даже модный некогда, но нынче подзабытый термин «сэдкор»), но по сути своей это прежде всего отменные песни, которые не постыдились бы взять в репертуар ни Глен Кэмпбелл, ни даже сам Фрэнк Синатра. Ангелический голос Гонзалеса некоторые критики уже окрестили «андрогинным», что, однако, полная чушь — у него просто хороший эстрадный лирический тенор, не более андрогинный, чем у того же Пола Саймона. Что в очередной раз наводит на мысли о тотальном упадке вкуса и отсутствии минимального понятия о музыкальной культуре даже у так называемой продвинутой аудитории.

Lightning Bolt

Sonic Citadel

Напоследок, как обычно, музыка не для всех. Ну, по крайней мере, не для соседей — если только они не окажутся поклонниками нойз-рока. Дуэт из американского города Провиденс уже четверть века умудряется шокировать слушателей тотальным звуковым террором при помощи всего лишь ударной установки и бас-гитары (подключенной, разумеется, к батарее «примочек», сжирающей, по словам басиста Брайана Гибсона, аж 3 киловатта электроэнергии). Их новый, седьмой по счету, лонгплей оказался самым доходчивым и понятным для неподготовленной публики: за слоями грохота при желании можно расслышать поп-гармонии и даже намеки на мелодизм. Впрочем, Чиппендейл и Гибсон всё же остаются верны своему фирменному ехидству — названия композиций отсылают к героям рок-н-ролла (Husker Don’t, Don Henley in the Park и Van Halen 2049 — тут еще и «Бегущий по лезвию»). Последняя композиция и впрямь звучит, словно джаз-банда взбесившихся репликантов — что, в конечном счете, тоже неплохо.

Читайте также