Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы сделали больше, чем США и Британия»
2019-11-11 10:55:16">
2019-11-11 10:55:16
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Израиль и США не будут в этом году участвовать в обсуждении создания зоны, свободной от оружия массового уничтожения, на Ближнем Востоке (ЗСОМУ). Об этом в интервью «Известиям» на Московской конференции по нераспространению – 2019 рассказал постоянный представитель РФ при международных организациях в Вене Михаил Ульянов. С 18 по 22 ноября в Нью-Йорке пройдет конференция, задача которой — разработать проект соглашения по соответствующей зоне. РФ будет присутствовать там в качестве наблюдателя. Михаил Ульянов, который возглавит российскую делегацию, подчеркнул: Москва всегда готова помочь ближневосточным странам в создании ЗСОМУ, если к ней обратятся с соответствующей просьбой.

— Реально ли договориться на конференции в Нью-Йорке о создании зоны, свободной от ОМУ, с учетом того, насколько нестабилен Ближний Восток? И как вы оцениваете настрой российских зарубежных партнеров?

— Да, в Вене с этой темой приходится соприкасаться, поскольку там находится МАГАТЭ и обсуждаются вопросы ядерного нераспространения. Приму участие в конференции в Нью-Йорке в качестве главы российской делегации. Она пройдет с 18 по 22 ноября. Причем это будет первая сессия, после которой конференцию станут проводить ежегодно. Ее цель — разработать проект договора по ЗСОМУ на Ближнем Востоке. Разработать проект можно, но важно, чтобы затем его подписали и ратифицировали все страны региона. С этим неизбежно возникнут проблемы.

Штаб-квартира МАГАТЭ в Вене

Штаб-квартира МАГАТЭ в Вене

Фото: REUTERS/Lisi Niesner

Так что задача перед конференцией стоит исключительно сложная. Особенно с учетом общей ситуации и с учетом того, что с израильтянами по большому счету могут полноценно разговаривать лишь египтяне и иорданцы, у которых с Израилем есть дипломатические отношения. Остальные арабы с этой страной вести полноценный диалог просто не могут, если это не происходит под флагом ООН. А израильтянам хочется диалога вне рамок этой организации. Поэтому даже здесь, по частному вопросу существуют диаметрально противоположные взгляды, и таких противоречий огромное количество.

При этом страны находятся в разном положении: так получилось, что все государства региона, кроме Израиля, присоединились к ДНЯО (Договору о нераспространении ядерного оружия. — «Известия»). Все исходят из того, что у Израиля есть ядерное оружие и он не хочет от него отказываться. Значит, его должно что-то заинтересовать — видимо, вопросы политического урегулирования, региональные аспекты безопасности.

В любом случае говорить о создании зоны рано — нужно хотя бы начать работу. Резолюция на этот счет была принята в 1995 году в соавторстве России, США и Великобритании. Мы втроем несем ответственность за реализацию этой инициативы, тем более что тогда она позволила бессрочно продлить ДНЯО консенсусом. Но с тех пор прошло 24,5 года, и никакого прогресса нет. Мы честно пытались и, думаю, сделали несравненно больше, чем Соединенные Штаты и Великобритания, которые временами скорее даже мешали. Ну вот теперь наконец начнется практическая работа. Правда, в отсутствие американцев…

Выступления британского премьер-министра Джона Мейджора на 50-ой сессии Ассамблеии ООН, 1995 год

Выступление британского премьер-министра Джона Мейджора на 50-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, 1995 год

Фото: REUTERS

— Почему?

— Американцы отказались участвовать, потому что участвовать отказывается Израиль.

— В 2015 году обзорная конференция по ДНЯО фактически провалилась из-за позиции США и Великобритании именно по ЗСОМУ на Ближнем Востоке.

— Ну и сейчас то же самое происходит. Не знаю, будут ли участвовать британцы. Кроме того, на этот раз арабы пригласили еще две ядерные державы — Францию и КНР, которые всегда были несколько в стороне от этого вопроса. Китай давно объявил, что он принимает приглашение. Россия — само собой. Британцы и французы пока молчат, у них осталось буквально несколько дней для принятия решения. Надеюсь, что оно будет положительным. Но американцев и израильтян точно не будет. Надо надеяться, через год они передумают и присоединятся хотя бы в качестве наблюдателей.

— А можете подробнее прояснить формат работы грядущей конференции? Раз до создания ЗСОМУ еще далеко, получается, речь пойдет о подготовке к работе над ее созданием?

— Главная цель в том, чтобы разработать проект соглашения. Основное содержание: полное отсутствие оружия массового уничтожения в регионе, вопросы проверки того, что его там нет, создание каких-то надзорных органов. Короче говоря, соглашение должно быть составлено по аналогии с договорами о безъядерных зонах в других регионах мира. Только с одним существенным отличием: помимо ядерного оружия здесь речь должна идти еще о химическом и биологическом. Нужно процесс запускать, согласовывать, выдвигать конкретные идеи, достигать по ним консенсуса. Это очень трудоемкий процесс. Может, будет решено создать рабочие группы, которые станут встречаться в межсессионный период. Пока ничего не ясно — еще не согласована предварительная повестка дня, есть разногласия по процедурным вопросам. Но по крайней мере процесс запускается.

Обзорная конференция по ДНЯО, Нью-Йорк, 2015 год

Фото: REUTERS/Mike Segar

— Общая концепция понятна. У России есть какие-то конкретные предложения?

— Нужно иметь в виду, что это ближневосточная зона. Поэтому соглашение по ней должны разрабатывать сами страны региона. Если у них что-то не будет получаться и им понадобится помощь, то они, естественно, в рабочем порядке могут обратиться к нам. Тогда мы, откликаясь на их призыв, можем представить какие-то соображения. Но вначале они должны об этом попросить — мы ничего не можем навязывать, ближневосточная зона касается их.

Ядерные державы, которые будут участвовать, — по крайней мере Россия и Китай точно — будут находиться там в статусе наблюдателей. То есть мы, строго говоря, не будем участвовать в принятии решений. Возразить мы, конечно, можем, но наше мнение по статусу ниже, чем любой страны региона, которая, если сочтет необходимым, может заблокировать консенсус. Формально мы таким правом обладать не будем, однако Россия — доброжелательный участник, не просто созерцатель, а конструктивно настроенный партнер, который может внести свой вклад. Арабы нередко к нам прислушиваются, они знают, что из трех соавторов резолюции 1995 года, которая ввела эту тему в международную повестку дня, Россия — самый надежный партнер, который реально готов работать в этом направлении.

Справка «Известий»

Сейчас в мире существует пять зон, свободных от ядерного оружия: Латинская Америка и Карибский бассейн (договор Тлателолко 1967 года), южная часть Тихого океана (договор Раротонга 1985 года), Юго-Восточная Азия (Бангкокский договор 1995 года), Африка (Пелиндабский договор 1996 года) и Центральная Азия (Семипалатинский договор 2006 года).

Идея зоны, свободной от ОМУ, на Ближнем Востоке была выдвинута в 1995 году, когда на обзорной конференции ДНЯО было решено бессрочно продлить действие этого договора. Согласно принятой тогда резолюции, в зону следовало включить страны от Ливии и Турции до Ирана. Соглашение сделало бы регион свободным от всех трех видов оружия массового уничтожения — ядерного, химического и биологического.

Более чем за 20 лет переговоров страны не достигли прогресса. Последние встречи прошли в 2015 году в Нью-Йорке.

Загрузка...