Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Скандал в терминальной стадии: почему из онкоцентра имени Блохина уходят врачи
2019-10-01 17:23:05">
2019-10-01 17:23:05
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Детские онкологи из центра имени Блохина подали заявления об уходе в знак протеста против невыносимых условий работы. Медики жалуются на уменьшение зарплат и другие способы подавления несогласных после смены руководства в учреждении. Конфликт внутри онкоцентра на Каширке перерос в открытую стадию: 27 врачей готовы положить заявления на стол директора. О требованиях медиков уже узнали в Кремле и поручили Минздраву разобраться в сложившейся ситуации. Что привело к одному из самых масштабных конфликтов в российской медицине и существуют ли способы его разрешения — разбирались «Известия».

Выдавливание неугодных

С открытым заявлением выступила инициативная группа врачей-онкологов во главе с заместителем директора института детской онкологии и гематологии Максимом Рыковым. Заявление опубликовано на странице «Альянса врачей». Медики пожаловались на ужасные условия содержания пациентов, отсутствие бесплатных лекарств и давление со стороны нового руководства.

К видеообращению медики прикрепили сканы зарплатных ведомостей, согласно которым часть сотрудников получает зарплату в размере 450–500 тыс. рублей, в то время как другие — от 7 до 13 тыс. По словам врачей, они обращались во все инстанции, но их не услышали. Онкологи требуют отставки действующего руководства института детской онкологии и гематологии, а также прозрачного аудита строящихся корпусов.

В беседе с «Известиями» Рыков рассказал, что уже 12 заявлений лежат на столе главы НМИЦ Ивана Стилиди. Директора онкоцентра в момент их подачи не было на месте.

— Все уходят, как и говорили. Нас два месяца принуждали к тому, чтобы мы написали заявления, — вот мы и написали. Работать в таких условиях коллектив не может и не хочет, потому что это банальный рейдерский захват института. На мой прямой вопрос во время первой беседы со Светланой Варфоломеевой [директором НИИ детской онкологии и гематологии. — Прим. ред.], хочет ли она заменить всех сотрудников института детской онкологии на выходцев из НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева, она ответила: «Да, хочу». Не понимаем, что же теперь все так испугались, — подчеркнул Рыков.

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина

Фото: ТАСС/Михаил Почуев

По его словам, врачи отработают какое-то время после подачи заявлений. Детское отделение в настоящий момент переполнено: все 150 коек заняты пациентами. При этом на взрослое отделение нагрузка значительно меньше: из 1050 коек заполнено менее 500. Медики связывают это с тем, что люди избегают центра на фоне скандалов, происходивших в нем в последнее время.

— До июля, при прежнем руководстве, зарплата всегда была на высоком уровне, «дорожные карты» выполнялись, врачи получали больше 150 тыс. рублей, у сестер была хорошая зарплата — 80 тыс. Сейчас они существенно ниже. Георгий Менткевич [занимавший должность и.о. заведующего отделением трансплантации костного мозга, один из инициаторов обращения. — Прим. ред.] тоже сегодня передал заявление об увольнении. Вчера ему объявили абсолютно безосновательный выговор за то, что он якобы выругался нецензурными словами в присутствии пациентов, чего не было. Он будет обжаловать выговор в суде, — добавил заместитель директора института детской онкологии и гематологии.

Доктор медицинских наук, профессор Александр Попа рассказал «Известиям», что 1 октября заявления подали восемь сотрудников отделения гематологии и трансплантации, в том числе и он. Врач принял решение в связи с тем, что считает нового заведующего отделением недостаточно квалифицированным для того, чтобы принимать решения по лечению больных.

— На меня оказывают психологическое давление: отстранили от заведования отделением трансплантации костного мозга и гемопоэтических стволовых клеток НИИ детской онкологии и гематологии (ДОиГ) НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина Георгия Менткевича, с которым я работаю бок о бок. У нас общие больные: я лечу пациентов, потом им проводится трансплантация костного мозга. Вместо него поставили заведовать Кирилла Игоревича, который не знает этой проблемы, не способен принимать решения по лечению больных. Он пришел недавно, работал в основном дежурантом в отделении трансплантации костного мозга в Республиканской детской клинической больнице, является секретарем Национального общества детских гематологов и онкологов (НОДГО). Как я буду с ним работать? — возмутился Александр Попа.

В НИИ детской онкологии и гематологии Российского Научного Центра РАМН имени Н.Н. Блохина
Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

Профессор проработал в онкоцентре 28 лет и не припоминает за время своей работы скандалов, подобных этому. По его словам, происходящее в онкоцентре связано в том числе с экономическим фактором — врачам и научным сотрудникам урезали зарплату. Предпосылок к этому не было — число больных в последнее время не снижалось, а в июле даже увеличилось.

— Оклад у врача приблизительно 10 тыс. рублей, у меня — 18 тыс. рублей. Всё остальное — из стимулирующих выплат, которые составляют примерно 90% наших зарплат. Стимулирующие выплаты каждый месяц были приблизительно одинаковыми — до июля этого года. Сейчас людей директивно переводят на полставки и урезают стимулирующую часть зарплаты. Институт канцерогенеза весь написал заявления о переходе на 0,5 ставки, хотя они тоже работают за стимулирующие выплаты, зарабатывают грантами РФФИ, других фондов. Зарплата, которая идет определенному сотруднику, сразу оговаривается грантом. В институте канцерогенеза эти деньги не были выплачены, в НИИ экспериментальной онкологии тоже. Выплатили только базовую ставку. У старшего научного сотрудника, с которой мы много работали, ставка 12 тыс. Она получила 6 тыс. — полставки, — добавил врач.

Александр Попа сообщил «Известиям», что у него и врачей его отделения уже есть предложения от новых работодателей, но не уточнил, какие именно.

Выговор за хамское поведение

Руководство медучреждения отреагировало на жалобы врачей административными мерами: инициатора обращения Георгия Менткевича освободили от должности заведующего отделением и вынесли выговор. Об этом сообщил руководитель НМИЦ имени Блохина Иван Стилиди.

— За хамское поведение я как руководитель центра вынес ему выговор. Менткевич занимал сразу две должности, одной из них была должность и.о. заведующего отделением. От этой должности он освобожден, — рассказал Стилиди ТАСС.

Он связал недовольство работой Варфоломеевой с личными амбициями сотрудников онкоцентра, претендовавших на эту должность. По его словам, ни дети, ни их родители не должны становиться заложниками конфликтной ситуации внутри врачебного сообщества. Стилиди заявил, что не намерен увольнять ни нового руководителя института детской онкологии и гематологии, ни врачей.

капельница и игрушка больница
Фото: РИА Новости/Алексей Куденко

— На сегодняшний день подали пять заявлений от врачей. Они не уволены, но подали эти заявления. Родственники переживают из-за того, что Менткевич уволен. Он настраивает всех родственников, что только он может вылечить ребенка, а если не он, то дети умрут. Георгий Людомирович занимал две позиции в качестве директора института и исполняющего обязанности заведующего отделением. Он освобожден от исполнения обязанностей заведующего отделением, но с должности заместителя директора я его не увольнял, не освобождал и не имею таких намерений: слишком много работы нужно сделать ему, которая была ему поручена. А он, вместо того чтобы ее выполнять, ходил на митинги. Даже если они сегодня все уйдут, дети не останутся без высококвалифицированной помощи. Есть кому лечить детей, мы не в пустыне находимся. Но я не предполагал, что они там разом все уйдут, не долечив детей. Мои коллеги в пылу сражения выстраивают заградотряды из больных детей и их родственников. И на таком языке разговаривают с администрацией, — пояснил глава НМИЦ Иван Стилиди во время конференции в пресс-центре «РИА Новости».

Новый руководитель Светлана Варфоломеева пришла в НМИЦ имени Блохина в июне этого года. Ранее она была заместителем директора центра имени Димы Рогачева. Незадолго до обращения врачей она записала видеоролик со своим видением происходящего в стенах медучреждения. Отделение, которое возглавлял Менткевич, было выведено из структуры института еще до ее прихода, и она не может влиять на кадровые перестановки в нем. По словам Варфоломеевой, отделения гематологии и трансплантации костного мозга были объединены в единую структуру, а сотрудники подразделений подписали заявления о переходе. Варфоломеева заявила, что в институте не намерены увольнять врачей, а, напротив, будут расширяться и искать новых специалистов.

— Никто без работы не останется, центр развивается, увеличивается коечная мощность института детской гематологии. Мы не просто не отказываемся от врачей — мы ждем приток новых кадров, как молодых врачей, так и опытных. Нам очень нужны кадры, нам очень нужно, чтобы в этой ситуации возобладал разум, спокойствие и возможность оказывать помощь детям. Мы крайне заинтересованы в том, чтобы лучшие специалисты, которые много лет работают, остались в институте детской онкологии. Мы очень хотим работать, нам нужно спасать детей, — отметила руководитель института детской онкологии и гематологии.

Верхушка кризиса

«Центр находится в глубоком финансовом кризисе», — сообщил источник «Известий» в НМИЦ онкологии имени Блохина. По словам врача, который попросил не называть его имени, конфликт лежит исключительно в финансовой плоскости.

— Я много лет работаю здесь и могу сказать, что к тому, что сейчас происходит в онкоцентре, привела неправильная кадровая политика нового руководства (в ноябре 2017 года контракт с предыдущим руководителем центра Михаилом Давыдовым не был продлен и на его место пришел Иван Стилиди. — «Известия»). И проблемы возникли не только в НИИ детской онкологии и гематологии, входящем в НМИЦ онкологии имени Блохина. Просто только они показали зубы. Видимо, их очень сильно прижали. Врачей и научных работников настоятельно просят перейти на полставки. При этом руководство признает, что были ошибки со стороны финансистов, поэтому и просят пойти навстречу, — считает собеседник «Известий».

Сотрудник больницы уверен, что медперсонал и научные работники сейчас расплачиваются за некомпетентность или финансовую нечистоплотность руководства.

Сотрудники Российского онкологического научного центра имени Н. Н. Блохина РАМН во время операции

Сотрудники Российского онкологического научного центра им. Н.Н. Блохина во время операции

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

— Заместитель Ивана Стилиди Виктор Молостов был отстранен от работы после прокурорской проверки. В центр он пришел вместе с Иваном Стилиди. С ним вообще пришло много непонятных людей, — говорит врач.

В соответствии с приказом от 30 августа (документ есть в распоряжении «Известий») Виктор Молостов был отстранен Иваном Стилиди от работы на время проведения внутреннего служебного расследования. Собеседник «Известий» также утверждает, что в центре «огромный разрыв между зарплатами руководства и врачей, научных работников. Практически пятикратный».

Комиссия, созванная Минздравом, уже признала, что требования, которые предъявляет новое руководство к сотрудникам, обоснованы. В пресс-службе ведомства обвинили уволившихся медиков в нарушении врачебной этики.

«Требования, которые предъявляет к коллективу директор Светлана Варфоломеева, являются абсолютно обоснованными, соответствуют современным подходам и повышают качество лечения больных. Эти требования выполняются во всех других онкологических институтах страны. Выступления четырех врачей НИИ детской онкологии и гематологии являются грубым нарушением врачебной этики и деонтологии», — говорится в сообщении Минздрава.

В начале сентября ситуация вышла за пределы регулярных выступлений Рыкова, находящегося, кстати, на больничном листе. Начался этап множества писем в разные инстанции, петиции со сбором подписей, флешмобы. В процесс искусственно созданного, но умело раскрученного конфликта были втянуты родители и дети. Когда дети и родители стали заложниками, Минздрав расценил это как нарушение этики, и была создана комиссия, в составе которой были 23 человека», — рассказал во время пресс-конференции президент ФГБУ «НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева» Минздрава РФ, президент Национального общества детских гематологов и онкологов, академик РАН, профессор Александр Румянцев, состоящий в комиссии.

Он заявил, что проводил обход и беседовал с врачами, но во время его визита в учреждение Менткевич и Попа закрылись в своих кабинетах.

— Все лечащие врачи, которые были привлечены, ходили со мной на обходы. Мы осмотрели всех пациентов, а также побеседовали с целым рядом родителей и детей, у которых был один вопрос: «Почему в одном отделении возник конфликт, а не в целом центре?» Оказалось, что эта подоплека связана с тем, что отделение гематологии и трансплантации костного мозга было выведено до назначения новой дирекции в отдельный блок, который подчиняется непосредственно главному врачу центра, а также с научной точки зрения руководителю отдела гематологии и трансплантации как детей, так и взрослых — профессору Османову, — уточнил Румянцев.

В конфликт также были втянуты представители благотворительных фондов, в которых некоторые из врачей числятся учредителями. По словам Румянцева, врачи вели записи обсуждения больных и выкладывали это в Сеть, запугивали родителей тем, что медперсонал уволится в полном составе и вина на этом лежит на администрации.

блохина онкология
Фото: ТАСС/Михаил Почуев

Родители детей, проходящих лечение в онкоцентре имени Блохина, сформировали инициативную группу в поддержку увольняющихся врачей. Впрочем, далеко не все они выступают единым фронтом в их поддержку. Отец онкобольного мальчика Артем Плешивых рассказал «Известиям», что в медучреждении ощущается катастрофическая нехватка палат, а внутренние конфликты мешают лечению детей. После лучевой терапии ребенка оставили в коридоре, потому что положить его было попросту некуда.

«Мой сын проходит лечение в онкоцентре имени Блохина с 16 июля этого года после неправильного лечения в Красноярске. Мы поступили в тяжелом состоянии: шансов практически не было. Но здесь нас спасли, и через некоторое время у нас появился шанс на победу над болезнью сына. Всё шло хорошо, мы были очень довольны, пока не начался этот бунт с врачами: палат стало не хватать. Мой сын проходит лучевую терапию, после которой он сидит по целому дню в коридоре, пока врачи ищут палату. У сына побочные симптомы, и ему очень тяжело, как и маме, находящейся рядом. Разборки между врачами мешают главному — лечению детей. Нельзя, чтобы взрослые втягивали детей, которым и так очень нелегко», — рассказал «Известиям» Артем Плешивых.

Впервые врачи заявили о своем намерении уволиться в начале сентября. Уже тогда медики говорили о сокращении зарплат и административном давлении на персонал. Однако в руководстве опровергли информацию о сокращениях штата, как и о том, что врачей вынуждали уволиться по собственному желанию. Всего за два месяца до этого Генпрокуратура провела проверку в онкоцентре в связи с жалобами пациентов, которые рассказали, что платили деньги за бесплатные услуги.

Загрузка...