Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Пять лет перетягивания одеяла и никакой эффективности»
2019-09-05 15:35:01">
2019-09-05 15:35:01
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Без России и российских инвестиций Украине не удастся восстановить свою экономику и выйти из кризиса. Об этом в интервью «Известиям» на Восточном экономическом форуме заявил глава политсовета партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктор Медведчук. Он также рассказал о том, что будет после обмена удерживаемыми лицами между Москвой и Киевом, о планах по защите русского языка в Верховной раде и встрече лидеров «нормандской четверки».

— Начну с неожиданного вопроса, во многом личного, но который, думаю, беспокоит очень многих. Для меня второй родной город — Одесса, мама моей жены похоронена в Винницкой области. С вашей точки зрения, когда я смогу доехать до Украины, не опасаясь быть снятым сотрудниками СБУ с поезда, самолета — это в лучшем случае?

— Так сложилась ситуация на Украине при господине Порошенко, который в основе своей деятельности, особенно последние два или три года, видел политику антироссийской истерии и пещерной русофобии.

К сожалению, риторика нового руководства — господина Зеленского, хотя частично и изменилась, но всё же немногим отличается от той, которая имела место в последние годы. И это несмотря на то, что Владимира Зеленского поддержали в основном на юго-востоке, в той же Одессе, что вам будет близко и понятно. Там за него во втором туре голосовали 85%, в Луганске и Донецке — 88%, в Днепропетровске, Запорожье, Херсоне и Николаеве — 83–86%. Несмотря на это, его публичные заявления и политика пока не вселяют надежду, что то, чего вы хотите, может действительно произойти. Хотя я рассчитываю и надеюсь, что это произойдет в ближайшее время.

Поезд в Украину
Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

— Это риторика заложника или собственная риторика?

У меня есть сомнения, что это собственная риторика. Она навеяна в том числе и хозяевами Украины. К сожалению, с 2014 года у нас в стране введено внешнее управление из-за океана — из Соединенных Штатов Америки. Оно продолжается и интенсивно развивается. Поэтому риторика в первую очередь навеяна советами, рекомендациями, указаниями. Зеленский родом из Кривого Рога — это Днепропетровская (сейчас Днепровская) область, не так далеко от Одессы. И географически, и по взглядам, ментально это юго-восток. Человеком он всегда был в основном русскоязычным, и сейчас он русскоязычный, хотя общается на украинском языке. Это правильно — президент Украины должен общаться и выступать на украинском языке. Но все-таки, к сожалению, это всё навеяно извне. У всех был расчет, что наконец придет власть, которая будет самостоятельной, будет действовать в интересах людей, страны, государства. Я как представитель оппозиционной платформы «За жизнь» этого не вижу, хотя искренне хочу увидеть.

— В политике есть выражение — «принуждение к миру». Оно используется давно.

— Достаточно популярным стало в последние годы...

— Во внутриполитической ситуации в данный момент способен ли электорат Украины использовать это самое принуждение к миру новой власти?

— Когда речь идет о принуждении к миру одного государства со стороны другого, это неправильно — это насилие и влияние на суверенитет. В другом случае я признаю эту функцию как основу действий людей. Право принуждения к миру есть у избирателей, граждан, которые выбрали Зеленского, голосовали за его партию, представляющую монобольшинство в парламенте. Это право есть и у граждан, которые голосовали за других кандидатов. По всем социологическим исследованиям 75–80% украинцев считают главной задачей прекращение боевых действий и мирное урегулирование. Принуждение к миру со стороны людей будет, потому что они сейчас в ожидании. Но, к сожалению, ожидания эти во многом завышены, как всегда происходит во время выборов в отношении тех или иных людей, которые становятся властью.

Выборы на Украине
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Тарас Петренко

На этом политики выигрывают...

— Это абсолютно нормальное явление. Но мне как человеку, который что-то понимает в политике, кажется, что они чрезмерно завышены в этой ситуации. При этом вопрос мира — крайняя необходимость и для Зеленского, и для страны. Сегодня говорят о новом правительстве, новом экономическом курсе, экономическом развитии, рывке. Новый премьер-министр заявил, что за пять лет экономика должна вырасти на 40%. Это не просто серьезная, это космическая цифра. Если разобраться, когда экономика вырастет на 40% и ВВП вырастет на 40% за пять лет, мы вернемся, к сожалению, лишь в 2013 год. ВВП Украины в тот момент был $183,3 млрд, сегодня он — $130 млрд.

— Это возвращение даже в 2013 год, то есть рост на 40%, возможен без России?

— Я уверен, что это невозможно. И не просто потому, что я сторонник восстановления экономических и торговых отношений с Россией. Новый премьер-министр еще не имеет программы, но уже обещает. Каковы были его основные тезисы, которые он произнес в парламенте, а потом — на первом заседании правительства? Привлечь инвесторов.

В страну, где нет мира, идут боевые действия, инвесторов привлечь нельзя. У нас несовершенная судебная система, не работает антимонопольное законодательство, административный ресурс серьезно влияет на бизнес. Всё это надо устранить и создать климат для инвесторов. Только тогда пойдут инвестиции. Когда это всё произойдет, откуда пойдет финансирование? По итогам 2018 года самые большие инвестиции (34%) — из Российской Федерации. Это притом что Украина присоединилась к санкциям Европейского союза в отношении России, а Москва ввела контрсанкции против Киева.

— Вы упредили мой вопрос, потому что я хотел бы предложить вам представить идеальную ситуацию: завтра заканчиваются боевые действия, заканчиваются санкции и контрсанкции. Российский бизнес после того, как с ним поступили на Украине, будет готов поверить и вернуться?

— Инвестиционный климат всегда и в любой стране — это стабильные нормы и стабильная ситуация. Поэтому ко всему, что вы перечислили, надо добавить стабильное законодательство, стабильную судебную систему, отсутствие влияния административного ресурса. Конечно, люди в некоторой степени опрометчивы. Они пытаются заработать «короткие» деньги, могут рисковать. Но когда будет установлен инвестиционный климат, необходимо будет несколько лет, чтобы появилось доверие к стране, к институтам управления. Это касается не только российского, но и любого другого иностранного бизнеса. Я думаю, что, если это всё произойдет, россияне будут в первых рядах.

Гривна
Фото: ТАСС/Александр Щербак

— По поводу стабильности: новая рада будет предпринимать шаги, направленные на защиту русскоязычного населения в контексте того же закона о языке?

— Это главная задача оппозиционной платформы «За жизнь». Мы ставим вопрос защиты граждан юго-востока и русскоязычного населения. Насколько будет это делать Верховная рада нового созыва, где монобольшинство у «Слуги народа», пока сказать сложно. По крайней мере, мы как оппозиционная сила будем настаивать и бороться за защиту русского языка, как и за защиту русского языка от дискриминации, которая вводилась в течение последних лет, когда господин Порошенко исповедовал пещерную русофобию и фактически продавил дискриминационный закон против русского языка и других языков национальных меньшинств. Закон имеет такое красивое название «О функционировании украинского языка», но направлен он против русского и других.

— С завидной периодичностью появляется информация, что против Порошенко возбуждено несколько дел, он получает одну повестку за другой. Чем дело закончится?

— Сложно говорить, потому что я не знаком с материалами дела и не хотел бы судить о том, чего не знаю. Обвинений очень много. СМИ распространяют различные сведения на этот счет. Действительно, вызывают. Все должны быть равны перед законом. Если он в чем-то виновен, должен нести ответственность за это, как и все, кто нарушил закон.

— Встреча лидеров «нормандской четверки», видимо, становится реальностью. Окажет ли она воздействие на Киев?

— Пора бы. Пять лет перетягивания одеяла — и никакой эффективности, никакого результата. Чтобы это состоялось, Россия объективно ставит вопрос: давайте выполним «домашнее задание» от октября 2016 года, на бумаге изложим и подпишем «формулу Штайнмайера», разведем силы на экспериментальных участках линии соприкосновения. Это не только станица Луганская, где процесс практически завершается, и я приветствую то, что украинская сторона пошла по пути нормализации. Но надо также вернуться к Золотому и Петровскому, которые были разведены в 2016 году после достигнутого соглашения, а потом начались нарушения и снова «серая зона» была занята. Надо выполнить эти все договоренности, и тогда, как утверждает российская сторона, такая встреча будет иметь место.

Завершение работ по демонтажу фортификационных сооружений на мосту у Станицы Луганской

Завершение работ по демонтажу фортификационных сооружений на мосту у станицы Луганской, Луганская область, 2 сентября 2019 года

Фото: ТАСС/Александр Река

Есть же еще один объективный вопрос: Владимир Зеленский должен высказать свое мнение по поводу основополагающих пунктов и позиций Минских соглашений. Он говорил, что он против амнистии для граждан Украины, живущих на неконтролируемых территориях, против особого статуса. Это серьезный вопрос. Если сегодняшняя власть не признает в полном объеме Минские соглашения, то о чем тогда говорить? Или надо менять эти соглашения, или дальше вести переговоры для нахождения общего знаменателя.

— «Дорога в тысячу ли начинается с первого шага». Вы в числе тех, кто этот первый шаг делает — я имею в виду пресловутый обмен. Вы уже на ВЭФе сказали, что пока всё хорошо.

— Да. Я надеюсь, что всё будет хорошо.

— Каким будет второй шаг после обмена?

— В комплексе мер Минских соглашений есть разные позиции и пункты. Нет четкого плана, где говорится, что нужно сделать первым, вторым, третьим и так далее. Это ошибочная позиция у многих: «Давайте первое, потом второе выполним».

Конечно, надо прекратить обстрелы, боевые действия, но, кроме этого, надо работать над другими положениями Минских соглашений. Их фундамент — четыре законодательных акта: закон об особом статусе, который принят, но заблокирован и не введен в действие; закон об амнистии; закон о выборах; а также изменения в конституции, касающиеся особого статуса.

Если эти пункты не согласовывают с Донецком и Луганском, ничего не произойдет. Даже когда прекратятся боевые действия. Я неоднократно слышал от представителей ДНР и ЛНР, с которыми общаюсь пять лет, что они должны увидеть перспективу. Ведь это наши граждане, граждане Украины, и они должны видеть, что власть в Киеве действительно хочет возвращения Донбасса в Украину.

Необходимо вернуть людей домой, в семьи — это главная задача на сегодня. Нужно не только выполнять Минские соглашения, но и показать людям в Донецке и Луганске, что их хотят видеть на Украине, так же как они хотят вернуться.

Загрузка...