Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Удар по кошельку: почему остановить маховик торговой войны не удастся
2019-09-03 21:25:35">
2019-09-03 21:25:35
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С 1 сентября в силу вступил новый раунд пошлин в торговле между США и Китаем. Американцы ввели ввозные тарифы на товары, поставляемые из КНР в США на общую сумму $111 млрд. В список облагаемых пошлинами продуктов попала одежда, часть обуви, инструменты и электроника. В свою очередь китайцы заставят платить за ввозимую в страну американскую нефть, продукцию фармацевтических компаний и сою. В отличие от предыдущих раундов, сейчас введенные тарифы должны нанести прямой удар непосредственно по карману потребителей, особенно американских, однако эскалацию торговой войны это уже вряд ли остановит.

Не далее как в мае могло показаться, что свет в конце туннеля на торговых переговорах между двумя самыми большими экономиками мира уже виден. Стороны были готовы заключить сделку, когда американцы обвинили Китай в нежелании принимать «структурные» меры, в частности усиление охраны американской интеллектуальной собственности в стране. В свою очередь китайцы требовали убрать существующие (введенные еще в прошлом году) тарифы, перед тем как они начнут переходить к этим мерам. Договориться в итоге так и не удалось.

После этого переговорщики пытались достичь хотя бы «точечных» соглашений о том, что КНР будет закупать больше американского продовольствия, а в обмен на это администрация США отменит жесткие санкции против Huawei. И по этим пунктам согласия найти не удалось — не в последнюю очередь потому, что торговый конфликт уменьшил количество и продолжительность прямых контактов между Дональдом Трампом и Си Цзиньпином. Хорошо известно, что разговор на высшем уровне с глазу на глаз лучше всего способствует снижению остроты противостояний — история демонстрировала это не раз.

 Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин (слева направо) во время пресс-конференции

Президент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин во время пресс-конференции

Фото: ТАСС/Артем Иванов

Пока Китай выступает за продолжение диалога по торговым вопросам. Как пишет The Wall Street Journal, Пекин намерен выслать переговорщиков в США в сентябре для попытки все-таки заключить сделку. Это намерение понятно, если учитывать, что новый раунд пошлин ожидается в декабре. Если Америка не откажется от своих намерений, под санкции попадут товары на общую сумму $160 млрд в год, в 1,5 раза выше сентябрьского объема. Для китайской экономики масштаб проблем будет расти экспоненциально.

Впрочем, пока статистика противоречива: данные частной медиагруппы Caixin, регулярно проводящей опросы китайских промышленников, показали положительный индекс PMI в промпроизводстве — 50,4 (значение выше 50 означает промышленный рост, ниже — спад). В то же время официальные государственные подсчеты показывают небольшое снижение — 49,9. Как бы то ни было, но китайский производственный сектор, ориентированный прежде всего на экспорт, пока худо-бедно держится. Даже несмотря на то, что у других торговых партнеров КНР, в частности Германии, отмечены первые признаки рецессии.

А вот потребительский сектор США ощутит эффект от обострения противостояния уже в сентябре. По оценке главы международного департамента Торговой палаты США Майрона Бриллианта, каждое американское домохозяйство из-за пошлин потеряет $600–1000. Ранее Федеральный резервный банк Нью-Йорка оценивал убытки от предыдущих пошлин в отношении китайских товаров в размере $831 на одно домохозяйство (учитывались не только прямые убытки, но и снижение эффективности экономики).

Агентство Bloomberg посоветовало американцам заняться шопингом в День труда (национальный праздник, отмечающийся в первый понедельник сентября), поскольку затем они могут долго не увидеть выгодных скидок. И действительно, последний раунд тарифов как никогда сильно затронул именно товары народного потребления. Ранее пошлины коснулись только 29% потребительских товаров — в основном они были нацелены на промежуточную продукцию. С сентября эта доля выросла до 69%, а когда в декабре вступят в силу новые меры, цифра вырастет до 99%.

Скорее всего, ритейлеры США распределят повышение цен равномерно на разную продукцию, чтобы не шокировать потребителей резким подорожанием конкретных товаров. К примеру, когда в прошлом году пошлины на стиральные машины выросли на 25%, продавцы подняли цены всего на 12%, но сушилки подорожали ровно на ту же величину.

Хотя показатели инфляции в США сейчас довольно низкие (менее 2%), как правило, рост цен сильнее задевает бедных и нижнюю часть среднего класса, вместе составляющих более половины населения США. Нет оснований полагать, что в данном случае дело будет обстоять как-то иначе, так что ущерб от торговой войны затронет большинство граждан США.

Но точно так же нет оснований и думать, что простого переноса последствий на плечи простых американцев будет достаточно для приостановки конфликта. Связано это вот с чем: на данный момент Дональд Трамп обладает широким мандатом от американской политической элиты на ведение борьбы с Китаем. Во многом это можно понять по публикациям в американской прессе: если политика Трампа по большинству других направлений значительной частью американской публицистики жестко критикуется, то в отношении торговой войны суждения куда более взвешенные и осторожные в большинстве изданий.

Huawei демонстрирует технологию 5G, Пекин

Huawei демонстрирует технологию 5G, Пекин

Фото: TASS/imago images/Xinhua

На данный момент Китай стремительно овладевает новыми технологиями, всё меньше полагаясь на производство дешевых товаров и отверточную сборку. А огромные запасы валюты, накопленные КНР за время экспортного бума, делают страну инвестором с практически неограниченными финансовыми возможностями. Стремительно увеличивающееся экономическое могущество Пекина заставляет американский истеблишмент опасаться потери глобального лидерства. То, что еще лет 15 назад было «фантастикой дальнего прицела», сейчас может стать реальностью уже завтрашнего дня.

Что касается американской бизнес-элиты, то она довольно долго мирилась с протекционистскими мерами в экономике Китая, которые шли вразрез с «вашингтонским консенсусом», предполагавшим примат принципа свободной торговли и отсутствие выраженной промышленной политики. На растущем китайском рынке в целом хватало места для всех, и американские корпорации предпочитали помалкивать. Но до поры. Сейчас рост Китая замедлился, а вектор экономической политики КНР перенацеливается на удовлетворение внутреннего спроса. Если же учесть упомянутый технический рывок китайских компаний (что мы, в частности, видим на примере того же Huawei, готового конкурировать с любыми мировыми игроками в проекте 5G-связи), то борьбу за этот внутренний рынок становится выиграть всё сложнее. Это определяет двойственность позиции компаний США: они, с одной стороны, боятся потерять колоссальные прибыли от сотрудничества с Китаем, с другой, ожидают, что эти прибыли в будущем начнут падать, и по этому поводу что-то нужно предпринять.

Таким образом, «объективные предпосылки» для продолжения торговой войны есть. Возможно, волюнтаризм и пробивные качества нынешнего президента США обеспечили начало этого конфликта, но вот вернуть взаимоотношения к состоянию дел на 2016 год вряд ли получится и у куда более настроенного на сотрудничество владельца Белого дома. Единственный вариант торможения конфликта возможен лишь при условии, что США понесут существенные экономические потери на фоне предвыборной гонки 2020 года. Но и это, скорее всего, будет только передышка.

Загрузка...