Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Трамп победил. Выиграл Путин». Именно такими будут заголовки в мейнстримовских американских СМИ 4 ноября 2020 года — наутро после выборов президента. Это можно предсказать с большой долей вероятности, учитывая небывалый ажиотаж в преддверии доклада бывшего спецпрокурора Роберта Мюллера и его ответов на вопросы законодателей в конгрессе.

Не имеет смысла тратить время на детали этого трагикомического выступления (90 раз он сказал «не помню» или «не знаю»), за исключением главного момента — отказа Мюллера отвечать на вопросы, связанные с досье английского шпиона Кристофера Стила о гламурных похождениях Трампа в Москве. Однако именно это досье, которое серьезные эксперты считают фейковым и о котором сам Стил говорил, что многое в нем не может быть подтверждено фактами, явилось главной причиной назначения спецпрокурора.

Даже скандально известный режиссер Майкл Мур, который всей душой ненавидит Трампа, заявил в своем твите, что Мюллер выглядел как «старый больной человек, неспособный владеть своей речью, вспоминать важные факты, постоянно запинающийся и отказывающийся отвечать на вопросы». В заключение Мур призвал всех демократов, которые рассчитывали на Мюллера для достижения своей цели (имеется в виду импичмент Трампа), заткнуться.

Ему вторит и корреспондент телекомпании АВС Терри Моран, который заявил, что после такого выступления Мюллера об импичменте Трампа можно забыть.

Более того, даже главный антитрамповский и антипутинский рупор — газета New York Times — вдруг заговорил о необходимости ослабления напряженности в отношениях с Россией во избежание ее всё более тесного сближения с Китаем. К этому постоянно призывали Генри Киссинджер и многие другие американские политики и международные эксперты, которые отдавали себе отчет в опасности союза азиатского экономического гиганта с ядерной супердержавой.

В этой статье есть и такие крамольные высказывания: стремление Трампа к диалогу с Москвой, возможно, имеет некоторый смысл. Прочитать такое в газете, которую многие сторонники республиканцев часто называли «Правда на Гудзоне», было бы немыслимо еще несколько дней назад. До этого основной редакторской мантрой была информационная поддержка идеи импичмента президента и обвинения России во вмешательстве в американские выборы, а заодно и во всех смертных грехах.

Руководство Демократической партии в отличие от New York Times не может отойти от своей генеральной линии, так как в начавшейся президентской кампании по выборам в следующем году обвинения в адрес Трампа и России являются чуть ли не главными орудиями в борьбе за победу.

Если учесть тот факт, что несмотря на все недостатки бывшего вице-президента Джо Байдена, включая его коррупционный украинский след, он продолжает возглавлять рейтинг кандидатов от демократов, дела у них обстоят неважно.

Понятно, что времени еще много и в политике может произойти всякое, но позволю себе рискнуть и предсказать, что победит Трамп. И его противники, в числе которых подавляющее большинство американских СМИ, будут видеть в этой победе результат «помощи» РФ. Ведь уже сейчас практически все они говорят о том, что российское вмешательство в выборы идет полным ходом, и не приходится ожидать, что для них вдруг наступит некоторое озарение.

Ненависть к Трампу настолько застилает их глаза, что они перестали понимать простую вещь: такие заявления унижают и оскорбляют как минимум половину граждан их страны. Получается, что якобы горстка российских хакеров и ботов через соцсети способна одурачить миллионы американцев и заставить их голосовать за выбранного в Москве кандидата. Впрочем, Хиллари Клинтон уже публично называла всех сторонников Трампа «жалкими и ничтожными людишками», но ей это не помогло.

Вышеприведенные цитаты из New York Times — это, возможно, первый сигнал, что какие-то здравые мысли всё-таки начинают проникать в сознание если не политиков, то по крайней мере журналистов. И это, несомненно, оптимистический фактор.

В пользу этой теории говорят также выводы длительного расследования сенатского комитета по разведке. Россию там, естественно, продолжают обвинять во вмешательстве в выборы 2016 года, но признают, что оно не повлияло на окончательные результаты. Согласитесь, что это гораздо более мягкая квалификация скандала Russiagate. Всё же говорить о том, что лед тронулся, еще рано, но слабые надежды на это есть.

Автор — президент Американского университета в Москве

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...