Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Хорошее общественное пространство не всегда нуждается в большом финансировании. Нужно понимание того, где оно необходимо и что хочется получить в итоге, а также много бескорыстных творческих людей, уверяют активисты, которым удалось создать ряд модных мест в российских городах. Можно ли оживить заброшенный парк без крупных бюджетных вливаний, как привлечь жителей к благоустройству и заставить их следить за чистотой — выясняли «Известия».

«Нужно очень много людей»

Когда рухнул Советский Союз, в Ульяновске разрушился и уникальный парк Дружбы народов, в который в 1970-е были вложены большие деньги: каждая республика сама создавала свой уголок на огромном волжском склоне, привозили свои скульптуры, свои цветы и своих архитекторов. В 1990-е следить за парком стало некому, и он превратился в огромное заброшенное пространство. Возродить власти его пытались, но не хватало бюджетных средств.

Активист, менеджер культурных проектов Павел Андреев нашел другой подход. Попытки очистить от мусора огромную территорию провалились, и несколько лет назад вместо субботников он стал проводить экскурсии по парку и показывать людям, каким он был 30 лет назад. Вскоре там начали проводить акции, фестивали — и о парке снова вспомнили, мусор стали убирать. Идея Андреева: не воссоздать парк в том виде, в котором он существовал, а сделать его арт-пространством, таким образом оживив забытое место.

Общественное пространство без вливания в него денег вполне возможно создать, — говорит Павел. — Но инициаторы тем или иным образом фандрайзят какие-то ресурсы, потому что оно требует вливания средств, не только денег, но и человеческого капитала.

Парк Дружбы народов на берегу реки Волги в Ульяновске. 1981 год

Парк Дружбы народов на берегу реки Волги в Ульяновске. 1981 год

Фото: РИА Новости/Борис Ушмайкин

Андреев отмечает, что в этой ситуации нужно понимать, что хочется получить в конечном итоге.

Если речь идет про «Зарядье» или набережную в Питере, то там это стратегия развития города, — говорит он. — Все-таки Москва и Питер имеют туристический фокус, они на этом зарабатывают деньги. Город должен производить общественные пространства, которые будут удивлять не только горожан, но и приезжих.

В регионах, где нет большого бюджета, по его словам, можно обустраивать парки, пешеходные зоны и улицы по другому сценарию.

— В нашем случае можно найти огромные бюджетные деньги, чтобы парк восстановить и отреставрировать, но это будет дорого, — говорит он. — Второй сценарий — чтобы активисты, художники, архитекторы делали всё самостоятельными маленькими шагами. Тогда скорость процесса его создания пропорциональна количеству людей, которые его делают, и времени, которое они готовы в это инвестировать. Наш опыт показывает, что нужно очень много людей, чтобы они постоянно были включены в процесс, чтобы они постоянно этим занимались.

Когда перестают геройствовать активисты

Андреев и его проект в Ульяновске — один из многих по всей России. В Ярославле Сергей Кремнёв организовал культурный центр TEXTIL. ОН расположен на бывшем хлопковом складе Ярославской Большой мануфактуры, там уже проводятся разные мероприятия.

Деньги — это точно не показатель, хорошо сделано какое-то место или плохо, — считает Кремнев. — Можно потратить большие деньги, но улучшения, сделанные на эти деньги, не будут работать. А можно сделать что-то одно, очень точное и нужное, и место оживет.

По его словам, ресурсы, безусловно, нужны — для поддержания жизни в этом месте, для активности сообществ, горожан. В конце концов, чтобы обеспечивать чистоту и безопасность.

Маркет дизайнерских вещей на территории культурного центра TEXTIL в Ярославле

Маркет дизайнерских вещей на территории культурного центра TEXTIL в Ярославле

Фото: vk.com/TEXTIL

— Пространства бывают разного масштаба и уровня с разными задачами. Вам нужно сделать место для туристов или для жителей? Оно для квартала, района или города? А может, оно делается для того, чтобы поконкурировать с другим городом, что у нас не хуже? Тогда, конечно, будут в первую очередь сравнивать инвестиции, — говорит Кремнев.

В Казани похожий проект в здании фабрики Алафузова создает Андрей Путилов. Он подчеркивает, что проект работает вообще без бюджетных денег, всё делается из того, что «Фабрика Алафузова» заработает сама. Однако это — пример, когда человеку пришлось вложиться в общественное пространство: он выкупил здание за 20 млн рублей (2,5 тыс. рублей за 1 кв. м), после чего уже начал его развивать с минимумом затрат. В одном из интервью он рассказывал: специально собирал старые двери, стеклоблоки, винтажные кресла для интерьеров. Сейчас этот лофт-проект — одно из главных культурных мест Казани.

Ульяновский урбанист Дмитрий Шацков уверен, что в создание общественных пространств обязательно надо вовлекать горожан, тогда можно сделать это с минимумом затрат.

Культурный центр «Фабрика Алафузова» в Казани

Культурный центр «Фабрика Алафузова» в Казани

Фото: vk.com/Казань | Казань. Куда пойти? | Афиша

— Происходит формирование сообщества, в котором перестают геройствовать активисты, чиновники начинают понимать, как работает вовлечение на деле, а бизнес видит, какие запросы есть у горожан, — говорит Шацков.

По его словам, власть бывает заказчиком на вовлечение и проектирование общественных пространств, где-то чиновники подхватывают инициативы сверху, но где-то идеи тонут в переговорах и согласованиях.

Дальновидные управленцы понимают, что реальное вовлечение горожан в проекты — это необходимый сегодня пункт работы, который в будущем принесет желание людей оставаться в городе, а также ответственность за городские территории — тогда жители сами будут следить за чистотой и благоустройством, причем не на субботниках, а каждый день, — говорит Шацков.

Лишняя экономия

Директор департамента городской среды Ульяновской области Виталий Беляков заявил, что участие людей в планировании и реализации проектов благоустройства общественных территорий является, в частности, основной идеей приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды». В пример он привел прошлогоднее рейтинговое голосование по отбору общественных территорий для благоустройства, в котором приняли участие 20 тыс. человек из 13 муниципальных образований. Беляков отмечает, что было получено более 35 тыс. предложений.

Впрочем, как показывает практика, далеко не всегда чиновники реально взаимодействуют с активистами и знают, чем те занимаются. Так, профильный заместитель председателя правительства Ульяновской области Светлана Колесова считает, что Павел Андреев «как такового развития» парку Дружбы народов не дает.

— Он же проводит там субботники, сохраняет то, что есть. Историческое наследие парка Дружбы народов, безусловно, нужно, оно проповедовало толерантность, это очень важно и сейчас. И такие активисты нужны, особенно когда они работают не против власти, а вместе с властью, — заявила она.

Субботник на территории парка Дружбы народов в Ульяновске

Субботник на территории парка Дружбы народов в Ульяновске

Фото: gnezdyshko.org

При этом Колесова все-таки считает очень важным вопрос финансирования.

— Можно делать не очень дорого. Но минус в том, что когда занижается цена, то страдает и качество. С заниженной ценой не получим гарантийные сроки, материалы будут более дешевые. Придется искать деньги на исправление и платить дважды, — отметила она. — Сделать недорого хорошие вещи можно, примеры этого есть, но нужно проводить торги и все необходимые проверки. Если из-за дешевизны страдает качество, то от этого нужно отказываться.

Не так давно на парк Дружбы народов все-таки выделили финансирование — на укрепление склона, дорожки, освещение и лестницу на небольшой его части. Однако Андреев сетует, что все, кто занимается парком, не согласовывают свою работу — она идет параллельно, без единой концепции.

— Очень важно согласование с администрацией, — говорит Павел. — Ветки расходятся: ты идешь по одной стратегии, они по другой, и, собственно говоря, нужно в какой-то момент объединяться. Это наша цель на ближайшее время.

Кому нужны преобразования

В Россоши нашли другой подход к созданию общественных пространств. В городе, где живут 62 тыс. человек, пять волонтерских организаций активно помогают при опросах и общении властей с местными жителями.

Мы даем людям не просто выбор -—галочку поставить, нравится или нет, — рассказала Татьяна Леонтьева, заместитель главы администрации Россошанского муниципального района Воронежской области по вопросам архитектуры, градостроительства, благоустройства. — Основной массе работников некогда искать голосования на сайтах, там активность очень малая. Поэтому мы расставили волонтеров с маркером возле пустых баннеров и они спрашивали у людей, что им нужно, именно в тех местах, где должно происходить преобразование. Мы ожидали негативной реакции на такой формат работы, но такое соучаствующее проектирование очень прижилось — люди останавливались, предлагали другим вместе думать над созданием пространства.

Парк «Спортивный» в Россоши

Парк «Спортивный» в Россоши

Фото: rossadm.ru

По ее словам, прежде чем вложить большие деньги, нужно понять, насколько преобразование необходимо именно в этом месте. Такой подход выручает, потому что требования к благоустройству и для малых городов с их бюджетами, и для крупных мегаполисов одинаковые.

— У нас есть парк «Студенческий», который был признан лучшим муниципальным парком в 2018 году, и он стоит 14 млн, а «Зарядье» — 14 млрд, — говорит Леонтьева. — А есть еще уникальный парк «Спортивный» — на него потратили 9 млн рублей. Там и гектара площади нет, но он в разное время становится культурным, спортивным, там проводит свои мероприятия театр. И есть 100-гектарная парковая площадь, на которую хотим получить федеральное финансирование. Пока мы нашли инвестора, который сделал освещенную аллею, вычистил территорию за 2 млн. Мы распределили территорию между рабочими коллективами, они следят за порядком. Теперь там живут белки, проводится фестиваль бардовской песни, спортивные мероприятия, есть лыжня, катаются на велосипедах. Эта территория уже живет.

Читайте также
Реклама