Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Главный вклад нашей экономики — диджитализация»
2019-06-07 15:56:57">
2019-06-07 15:56:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Президент Сбербанка, экс-министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф в рамках Петербургского международного экономического форума рассказал «Известиям» о цифровой экономике будущего и проблемах адаптации к ней, стартующей в России системе QR-платежей, снижении ставки по ипотеке и росте доходов населения, а также о настроениях, царящих в кругах деловой и политической элиты.

Президент Сбербанка Герман Греф на Петербургском международном экономическом форуме 2019

Президент Сбербанка Герман Греф на Петербургском международном экономическом форуме – 2019

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Неизбежное будущее человечества

— Какие отрасли должны стать главными драйверами нашей экономики для достижения показателей, о которых президент говорил в своих майских указах?

— Главные отрасли в нашей экономике — это сырье, в первую очередь нефть и газ. Я не вижу, что в ближайшие годы, даже в ближайшие 10 лет, существенный вклад смогут внести какие-то другие отрасли. Скорее всего, они будут оставаться очень важными приоритетами. Цифровизация всех отраслей, включая нефть и газ, будет главным драйвером нашей экономики. И опережающие темпы развития глубокой переработки, нанотехнологии, новые материалы, в том числе из нефти и газа, нефтегазохимия, на мой взгляд, очень важное конкурентное преимущество нашей страны, то, что нужно развивать. А всё, что связано с цифрой, диджитальные сектора экономики, могут помочь диверсификации, они очевидно будут расти более быстрыми темпами. Я бы сказал, что главный вклад нашей экономики — диджитализация.

— А что будет с людьми, которые в цифровую экономику не впишутся?

— Цифровая экономика — это неизбежное будущее для всех нас. Избежать ее никому не удастся, мы все будем внутри, хотим мы этого или нет. Вопрос в другом. Первое — я не поддерживаю такие фатальные прогнозы, что будет огромная безработица. На мой взгляд, потенциал создания рабочих мест примерно равен потенциалу сокращения рабочих мест. И вопрос не в том, кто впишется и что будет с теми, кто не впишется, а в том, как помочь людям максимально быстро адаптироваться к новым профессиям, которые будут возникать. И это задача государства, ну и в том числе, как мне кажется, крупных компаний. Мы уже начали этим заниматься, есть несколько программ. Например, «Школа 21», которая пока работает в Москве, а до конца года будет работать еще в двух регионах. Вчера мы подписали соответствующие соглашения, она будет заниматься в том числе подготовкой таких глубоких специалистов для цифровой экономики. Если мы все встанем на этот путь, то, мне кажется, не будет людей, которые, как вы сказали, не впишутся в цифровую экономику.

Ипотека
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— В феврале стало известно, что правительство планирует действовать точечно с помощью системных мер, чтобы снижать ставку по ипотеке. Что это за меры и какой должна быть ставка?

— У правительства есть главный инструмент — это снижение инфляции, снижение стоимости денег. Повышение НДС в конце прошлого года привело к тому, что инфляция подскочила. Сейчас меры все, собственно говоря, уже приняты, ситуация стабилизирована, пик инфляции мы прошли, поэтому ставки будут идти вниз. Вопрос — какими темпами, сколько лет займет переход. Скажем, психологически важные цифры — 8%. Всё, что ниже, — это уже очень хорошие ставки, которые позволят людям привлекать деньги, покупать жилье.

— К концу лета в России будет запущена система платежей с помощью QR-кодов. Какие планы у Сбербанка?

— Мы уже год экспериментируем с QR-кодами, в конце июня планируем запускать это на андроидах, в июле — на айосе. Я не уверен, что эта система совсем уж является централизованной, нужно ее представлять как альтернативу. Мы уже несколько лет занимаемся этой темой и предполагали, что для большой части малого бизнеса это может быть хорошим решением. Но заменить существующую инфраструктуру, тем более в короткий срок, а у нас хорошая инфраструктура бесконтактных платежей, самая лучшая в мире, вряд ли получится.

Мобильная система платежей с помощью QR-кодов

Мобильная система платежей с помощью QR-кодов

Фото: Global Look Press/Ye Pingfan

— Что будет с Антипинским нефтеперерабатывающим заводом, который собирались продавать, и его долгами?

— Завод, как и положено по законодательству, будет проходить процедуру банкротства. Но одно другому не мешает, он будет продолжать работу. Процедура банкротства и всё, что касается разбирательства с тем, как и почему возникли долги, расчеты с кредиторами будут идти каким-то своим путем, но завод, поставки продукции, сотрудники не должны от этого пострадать. Нужно сделать всё, чтобы уже в конце июня завод начал работать. Мы привлекли крупного индустриального партнера, который имеет большой опыт в профилировании индустрии, поэтому мы в кратчайшие сроки постараемся восстановить работоспособность предприятия.

Быть готовым ко всему

— В ходе форума вы высказывали предположение, что, возможно, будет запрет США на операции с госдолгом РФ. Прокомментируйте, пожалуйста.

— Я не говорил о возможности запрета, а сказал, что это непредсказуемо, поэтому надо быть готовым к любому варианту. Чтобы предсказывать вероятность, к сожалению, у меня нет необходимых данных, и я не верю, что кто-то в состоянии сегодня это сделать.

— Что вы можете сказать о перспективах продвижения бренда вашего банка в странах Евросоюза?

— Во-первых, наш бренд достаточно продвинутый. Второе, и я уже говорил много раз, в условиях санкций нам достаточно сложно расширять свою деятельность в Евросоюзе, поэтому мы пока такое активное продвижение нашего бизнеса, нашего бренда в Европе проводить не будем.

Президент Сбербанка Герман Греф

Президент Сбербанка Герман Греф

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

— Что для себя интересного вы сегодня услышали на деловом завтраке?

— Мне показалось наиболее важным, что уровень дискуссий, заинтересованности, открытости соответствует лучшим мировым практикам, в этом смысле мы нисколько не отстаем от любой другой страны. Как сказал министр из Швейцарии, когда они обсуждают свои внутренние экономические проблемы, у них дискуссии не менее жаркие, чем то, что они видят здесь, в России. И это во всех вселяет оптимизм — что у нас такое количество небезразличных людей, болеющих, ищущих наиболее эффективный выход из экономических сложностей, в которых мы сейчас находимся. Если бы была одна точка зрения и все бы ее поддерживали, то это единство очень походило бы на кладбище и оптимизма не было бы ни у кого.

И второе — вы видели результаты голосования — участники завтрака очень скептично отнеслись к тому, что панацеей является только наличие 12 национальных проектов. Если мы подключим к этому еще и реформу управления, я бы даже сказал эффективности управления, не только в государстве, в государственных органах, но и в корпорациях в том числе, резко вырастает количество людей, которые уверены в успех, — до 70%, а это очень высокие цифры. Мне кажется, вот эти два фактора очень важны.

Ну и еще почерпнул для себя то, что один из коллег сказал в отношении качества законотворческой деятельности, правоприменения, которое, в том числе с помощью цифровых технологий, растет. Если раньше можно было просто не выполнять какой-то закон, то сейчас таких возможностей всё меньше и меньше, и это влечет за собой очень высокие требования к законодательной деятельности. Для меня это был новый вывод, я для себя это не акцентировал, но абсолютно с этим согласен.

Участники делового завтрака Сбербанка в рамках Петербургского международного экономического форума 2019

Участники делового завтрака Сбербанка в рамках Петербургского международного экономического форума – 2019

Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

— Вы касались вопроса о росте реального дохода населения. Как его ускорить?

— За последние три года мы выросли примерно на 40%, но не растет уровень инвестиций. И Алексей Кудрин сказал, что нужно обратить внимание на инвестиционный климат, заставить бизнес инвестировать невозможно. Это очень важная вещь, и мне кажется, что противоречие, которое здесь у нас сложилось, оно же станет нашим конкурентным преимуществом. У нас есть ресурс, в случае если мы повысим качество управления, государственного управления в первую очередь, то, мне кажется, потоки капитала, которые зарабатываются, они потекут в инвестиции. И ответ на вопрос, как повысить благосостояние населения, лежит в этой же плоскости. Если будут установлены объемы инвестиций на докризисном уровне, будут рабочие места, будет конкуренция, будет расти зарплата, налоги, пенсии и другие социальные выплаты, здесь всё абсолютно связано.

— Это реально сделать сейчас?

— Я считаю, что абсолютно да. Но нужен еще один корпус — корпус госуправления.

Гигантский пресс

— Как, на ваш взгляд, дело Майкла Калви отразится на инвестиционном климате?

— Что касается Майкла Калви, я поддерживаю мнение, которое многие высказывали, я считаю его исключительно порядочным человеком и бизнесменом, открытым и законопослушным, его структура очень много сделала для развития цивилизованного и цифрового бизнеса в России. Поэтому я очень надеюсь, что это недоразумение закончится. В конце концов это хорошо скажется и на инвестиционном климате, люди поверят в то, что справедливость закона восторжествует в такой ситуации.

Основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви, обвиняемый в мошенничестве

Основатель фонда Baring Vostok Майкл Калви, обвиняемый в мошенничестве

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Вы не заметили никаких признаков общей депрессии у участников форума, бизнеса, инвесторов?

— Мне кажется, что здесь настроение можно называть каким угодно, но точно его очень сложно определить как депрессию. Больше оптимизма — меньше оптимизма, наличие скептицизма в отношении каких-то вещей, но не депрессия. Сегодня была обозначена одна вещь: посмотрите на финансовые результаты — они неплохие и растут с каждым годом.

— Вы говорите, что о депрессии говорить не стоит, но всё-таки есть некий пессимизм в словах членов правительства и бизнесменов, которого, по ощущениям, больше, чем в прошлом году...

— В целом соглашусь, есть такие нотки пессимизма. Есть вызовы, их много, в том числе связанные с очень быстрым развитием мира в целом. В технологиях очень много нового происходит, к чему мы не успеваем адаптироваться, старые институты не готовы к этим изменениям. Очень много возникает конфликтов из-за моментального распространения информации, всеобщей информированности. На нас сваливается гигантский пресс информации, с которым мы не в состоянии справляться. Мне кажется, что пессимизм очень связан с этим. Но если говорить про меня, я оптимист по натуре, я верю и думаю, что знаю, как добиваться результатов — нужно просто-напросто работать. И я не вижу безвыходных ситуаций, в том числе с сегодняшним настроем.

Читайте также