Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы понимаем, что дальше так нельзя»
2019-06-06 17:35:03">
2019-06-06 17:35:03
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Категорический запрет производства одноразовой пластиковой посуды преждевременен. Об этом в интервью «Известиям» на ПМЭФ-2019 заявил министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин. Во время беседы он рассказал, как планируется снижать количество одноразовой упаковки, нужно ли вводить экологический налог и следует ли штрафовать граждан, не желающих разделять мусор. А также заверил, что задержанием министра Иркутской области борьба с «черными лесорубами» не закончится.

— Дмитрий Николаевич, давайте начнем с последних новостей — я о задержании в аэропорту Шереметьево министра лесного комплекса Иркутской области. Что вы можете сказать по этому поводу? Эта история исключение или начало системной войны?

— Непростой вопрос, очень тяжело его комментировать. Я могу сказать, что Иркутская область долго вызывала большие вопросы из-за незаконной добычи лесных ресурсов. Об этом, по-моему, знают все в нашей стране. Сегодняшнее задержание произошло в рамках определенных действий, которые проводили правоохранительные органы на территории Иркутской области. Поэтому очевидно, что это связано с незаконной вырубкой.

С так называемыми черными лесорубами нужно бороться. Эта работа будет продолжена, я абсолютно в этом убежден. У нас здесь общие интересы, мы понимаем, что дальше так нельзя.

— Вы давно следили за ситуацией в Иркутской области?

— Я работаю год и за это время принимал различные меры, чтобы минимизировать незаконную вырубку — на законодательном уровне, в разговорах с местной властью, но, к сожалению, эффект получается небольшой. Поэтому то, что происходит сейчас, на мой взгляд, нормальная системная работа государства.

вырубка лес
Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

— Вырубка леса связана с лесными пожарами, в той же в Иркутской области?

— Есть такая связь, это ни для кого не секрет. Именно так «черные лесорубы» зачастую скрывают свои следы преступления.

— У нас гигантская страна, насколько сложно контролировать эту территорию? Оказывают ли на местах сопротивление?

— У нас хоть и большая страна, но вакуума и пустых мест нет. Все территории разделены: по субъектам РФ, по районам внутри субъекта, по муниципалитетам и везде есть власть, которая отвечает за тот или иной конкретный регион. Просто кто-то работает на пятерку, а кто-то работает хуже. Вот и всё, ничего тут сложного нет.

— Дмитрий Николаевич, форум открылся дискуссией о стимулах для роста экономики, причем один из спикеров прочно увязал экономику и экологию...

Экономика и экология — это два крыла одной птицы, я бы так сказал. Конечно, практически каждый уголок нашей страны задевает интересы очень многих промышленных компаний. Но я точно могу сказать, что другого пути развития сегодня у России нет. Одни из сложнейших федеральных проектов — «Чистая страна» и «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами», к реализации которых мы приступили с 1 января. Где-то пошло лучше, где-то хуже, но я рад, что единого шаблона для всей России нет, поскольку страна у нас разная. Не только по уровню жизни, по регионам, но и по климатическим зонам. Естественно, единый шаблон той или иной реформы невозможен. Уверен, что в ближайшее время мы получим лучшие практики в этом направлении и дальше будем их тиражировать и использовать на всей территории Российской Федерации.

— Как вы относитесь к идее экологического налога?

— Я не очень понимаю, что такое экологический налог. Для компаний, которые нарушают те или иные экологические требования, государство установило очень четкие правила игры — тот же экологический сбор. Кто-то может возразить, что он добровольный. Есть предложения сделать из него обязательный для уплаты налог. Есть разные точки зрения на этот счет, но, на мой взгляд, у нас и так довольно много налогов. Сейчас непростая внешняя политическая ситуация, поэтому мы должны очень четко понимать: увеличение налоговой нагрузки увеличивает себестоимость и, соответственно, уменьшает прибыль. Готовы ли мы к этому? Нужно ли это? Надо считать.

мусорный завод
Фото: РИА Новости/Павел Львов

— Когда мы говорим о большом проекте, получившем в народе название «мусорная реформа», то часто упускаем, что важнейший ее участник — гражданин. Можно ли без жесткой мотивации и принуждения заставить людей на своих маленьких кухнях раскладывать отходы по трем разным пакетам?

— Мы называем ее реформой твердых коммунальных отходов, но на самом деле речь не о реформе. Нельзя реформировать то, чего не было. На самом деле мы создаем новую отрасль экономики, и очень хотелось бы, чтобы она была высокотехнологичной.

У нас в стране живут очень хорошие люди, которые стремятся к чистоте, ответственно относятся к своему жилью и к тому, что находится за пределами нашего жилья. Раньше, когда я работал губернатором, осознал: как только человек соучаствует в том или ином преобразовании внешней территории, за пределами своей квартиры или своего дома, как только человека к этому приобщаешь, у него меняется отношение и понимание своего участия в социуме.

— То есть система кнута и пряника здесь не нужна?

— Пока рановато говорить о кнуте в принципе. Мы в течение нескольких лет только создадим отрасль, необходимую инфраструктуру, которая позволит утилизировать и обрабатывать твердые коммунальные отходы.

На форуме состоялась интересная дискуссия по этому поводу. Я долго слушал, потом обратился к залу: «Вот скажите. Мы все здесь директора. Поднимите руку те, кто у себя на кухне разделяет мусор хотя бы на два пакета — твердые отходы и биомассу?» Только половина участников подняли руки. А ведь это руководители, которые должны выступать первопроходцами в этом движении. Но всё не так просто, хотя и возможно. Многие говорят — как на шести квадратах это делать? У меня вот трое детей, как-то моя дочка поставила еще один пакет в уголке на нашей кухне в восемь квадратов — около мусорного ведра он не помещался — и сказала, что теперь биомассу мы откладываем отдельно. Через два месяца это стало нормой, привычкой, и мы участвуем в этом процессе. Я не думаю, что это так сложно. Но я бы хотел попросить население очень терпеливо и мужественно поучаствовать в этой реформе, чтобы начать разделять мусор — хотя бы на две фракции..

— Как найти баланс между экологией и удобством потребителя? Мы используем непозволительно много одноразовой упаковки. Когда может появиться закон о запрете пластиковой посуды? В какой стадии готовности находится проект?

— Я против революционных решений, я за эволюционный путь. Мы специально подвесили эту тему в воздухе, чтобы инициировать широкое общественное обсуждение — готовы ли мы сегодня отказаться от пластиковой посуды, как это сделали ряд стран? В том числе, кстати, Кения. Казалось бы, не сильно развитая страна, но тем не менее они взяли и отказались вообще от пластика на своей территории, а не только от посуды.

У нас уникальная страна. Если разложить твердые бытовые отходы на составляющие, получим четыре фракции с коммерческой составляющей: пластик, стекло, картон и металл. И все они производятся в России. У нас есть всё для того, чтобы сделать замкнутый цикл производства. Поэтому говорить о том, что мы сегодня должны какими-либо революционными движениями перекрыть кислород той же промышленности, было бы неправильно. У нас есть время для рационального подхода.

Например, сокращая производство пластиковой посуды на 10% в год, предупреждая компанию, чтобы она переоборудовала производство на другие отрасли, на другое направление. Это будет правильно и честно. Ведь когда мы говорим о производстве, мы должны помнить, что за ним стоят налоги и в первую очередь человек. Мне бы не хотелось, чтобы, создавая какую-либо отрасль экономики, мы лишали людей рабочих мест.

— То есть о категорическом запрете речи не идет?

— Я думаю, что это преждевременно.

Загрузка...