Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сбросовые цены: быстрый рост стоимости нефти приближает рынок к краху
2019-04-17 14:10:59">
2019-04-17 14:10:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Цена на нефть марки Brent впервые за пять месяцев перевалила за $70 за баррель. Результат нисколько не удивляет, если видеть, как участники соглашения ОПЕК+ сокращали добычу — кто по доброй воле, кто не совсем. Взлет цен на нефть на фоне не самой благоприятной картины в мировой экономике может привести нефтяников к новому краху, в точности как это случилось в 2014 году. Подробности — в материале «Известий».

Слово и дело

С начала года нефть подскочила в цене почти на 30%, что по нынешним меркам невероятно много. В течение двух с небольшим месяцев эталонная марка Brent практически полностью отыграла зимний обвал. До максимума, достигнутого после нефтяного кризиса 2014 года, еще около $10, но, учитывая нынешние тренды, преодоление этой отметки фантастикой уже совсем не кажется.

Причина проста: наконец-то страны — участники соглашений об ограничении добычи нефти в рамках ОПЕК и ОПЕК+ начали соблюдать взятые на себя обязательства. Более того, они их перевыполняют.

В прежние времена, особенно в 2000-е и первую половину 2010-х годов, ОПЕК была синонимом неэффективной организации. Ее члены регулярно нарушали распределенные между ними квоты, производя на сотни тысяч и даже миллионы баррелей в день больше запланированного. В конце концов встречи в рамках организации превратились в чистый ритуал и никаких серьезных договоренностей на них не достигалось. Зачем, если они всё равно не будут выполняться?

Работа нефтяных скважен

Работа нефтяных скважен

Фото: Global Look Press/Nikolay Gyngazov

Всеобщий скепсис окружал и переговоры в конце 2016 года. Цены на нефть в ту пору регулярно болтались ниже $40 за бочку, а страны-добытчики стремительно затягивали бюджетные пояса. ОПЕК даже решила «выйти из сумрака» и стала обсуждать проблематику с 10 странами, не входящими в организацию (включая и Россию). Тем не менее казалось, что и в этот раз соглашений не будет, а если и удастся договориться, то выполнять запланированное всё равно никто не сподобится. Но вышло иначе.

Себе дороже

Почувствовав серьезную угрозу, производители сумели сплотиться и проявить ответственность. По данным Bloomberg, уже к январю 2017 года участники организации почти полностью выполняли взятые обязательства, а к весне — начали перевыполнять. Чем дальше, тем с большим успехом реализовывались принятые планы. В результате цены поползли вверх и со второй половины 2017 года марка Brent более не опускалась $50 за баррель.

Минувшей зимой, впрочем, нефть снова просела, на что участники соглашения ответили еще более резким снижением производства. В феврале члены организации добывали нефти на 20 тыс. баррелей в день ниже установленного целевого показателя. В марте произошел настоящий обвал: общая добыча ОПЕК рухнула более чем на полмиллиона баррелей в сутки. Объем производства входящих в организацию стран вплотную приблизился к 30 млн баррелей в сутки, тогда как накануне договоренностей ноября 2016 года он составлял чуть меньше 33 млн. За два с небольшим года падение составило 2,6 млн бочек в день.

Наибольшее рвение продемонстрировал крупнейший производитель — Саудовская Аравия. По итогам марта 2019 года она перевыполняла взятые обязательства на 160%. А за последние пять месяцев производство нефти в королевстве упало почти на 1,2 млн баррелей в день, до 9,8 млн. Эта цифра равна всей нефтедобыче в Великобритании. Сходным образом поступили в марте и другие страны Залива: Бахрейн перевыполнил план сокращения добычи на 40%, ОАЭ — на 14%, а Кувейт — на 18%. Выше квоты (и то совсем немного) пока добывает только Ирак, которому нужны средства на восстановление после завершения гражданской войны.

Нефтяной танкер загружается на нефтеперерабатывающем заводе в Саудовской Аравии

Нефтяной танкер загружается на нефтеперерабатывающем заводе в Саудовской Аравии

Фото: REUTERS/Ahmed Jadallah

Среди других входящих в картель стран перевыполняют программу Ангола и Алжир. Из 10 государств, присоединившихся к соглашению в рамках ОПЕК+, сильнее всего стараются Казахстан и Мексика. Россия по итогам марта добывала сырой нефти и газоконденсата в объеме 11,6 млн баррелей в сутки, тогда как запланированный объем составлял на 100 тыс. баррелей меньше. В целом присоединившиеся к соглашению страны, не входящие в ОПЕК, производят больше, чем обещали, но это с лихвой компенсируется очень слабыми показателями государств самого картеля.

Не все из них, впрочем, снижают добычу по доброй воле. Венесуэла, переживающая самый тяжелый политический кризис за последние два десятка лет, продолжает стремительно терять позиции. Производство нефти в латиноамериканской стране в марте упало почти на 300 тыс. баррелей в сутки. Данные с танкеров показывают, что и экспорт из Ирана переживает явно не лучшие времена — угроза американских санкций висит над клиентами Исламской Республики дамокловым мечом.

Темная сторона Луны

Из этой комбинации сознательного и вынужденного сокращения добычи и вырисовываются нынешние цены на нефть. Сюда же можно добавить некоторую пассивность американских производителей, которые в условиях зимнего падения приостановили рост производства. Апрельская встреча ОПЕК, где мог бы быть скорректирован нынешний курс, перенесена на июнь. Кажется, для производителей наступили новые счастливые времена, а давление саудовцев на цены не пропало втуне. Но у нынешнего роста есть обратная сторона медали.

По оценке аналитика Reuters Джона Кемпа, ситуация на нефтяном рынке сейчас ясно напоминает ту, что сложилась в 2013–2014 годах, как раз перед обвалом цен. Тогда на фоне санкций против Ирана, гражданской войны в Ливии и наступления боевиков ИГИЛ (организация запрещена в России) в Северном Ираке нефть перевалила за $100. Саудовская Аравия и другие нефтедобытчики, которым было по силам существенно увеличить добычу и плавно снизить цены, решили не предпринимать ничего, считая, что рынок сбалансирован.

Они не учли фактора американской сланцевой нефти, объем производства которой вырос на несколько миллионов баррелей в день за пару лет. Рынок незаметно для его участников оказался затоварен и во второй половине 2014 года обрушился. Результатом столь недальновидного поведения стал кризис всей индустрии, а также государственных финансов в странах, зависимых от нефтяного экспорта.

нефть работа биржа
Фото: REUTERS/Kai Pfaffenbach

Сейчас ситуация немного иная: хотя американцы могут нарастить добычу, особенно если цены и дальше будут ползти вверх, шоком для всего углеводородного рынка их действия не станут. Однако опасность нефтяникам грозит скорее со стороны спроса. Если в 2014–2016 годах мировая экономика демонстрировала рост, пусть и анемичный, сигналы, получаемые из макроэкономической статистики в начале этого года, никак не способствуют оптимизму.

Германия находится на грани рецессии, вслед за ней могут последовать Италия и другие страны еврозоны. Великобритания в положении неопределенности из-за Brexit. Китайская экономика постепенно замедляется, а кроме того, ее положение может быть хуже, чем показывает официальная статистика. Рост ВВП США по прогнозам снизится до 2,3% в текущем году против 3% в прошлом.

Снижение спроса только усилится в случае значительного роста цен на нефть, которой приходится конкурировать с возобновляемыми источниками энергии. При 100+ долларах за баррель большее количество людей может заинтересоваться электромобилями или пересесть со своего авто на общественный транспорт.

Опыт последнего десятилетия показал, что сверхвысокие цены столь же губительны для углеводородной индустрии, как и слишком низкие. Если нефтедобывающие государства будут медлить с тем, чтобы привести рынок в равновесие, он сделает это сам — и последствия не понравятся никому.

Загрузка...