Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Визит в кости: на кого охотятся черные копатели
2019-03-12 14:00:21">
2019-03-12 14:00:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мамонты, шерстистые носороги, бизоны — останки этих древних животных представляют большой интерес не только для науки, но и для черных палеонтологов, зарабатывающих на торговле древностями. В Омской области им зачастую и копать не нужно, стоит лишь пройти по берегу реки и собрать то, что уже вымыто водой. Но сибирская земля привлекает не только любителей такой тихой охоты. Кто и зачем торгует костями древних животных, почему черным копателям интересны заброшенные деревни и как построить базу отдыха на месте археологического памятника — в материале «Известий».

Россия обладает наиболее масштабными запасами костей мамонтов в мире и является единственным экспортером мамонтового бивня. Самый ценный и качественный материал находят в вечной мерзлоте Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, Красноярского края, Магаданской области, на Чукотке и в Якутии, где сосредоточено более 80% ресурсов. По некоторым оценкам, их объем составляет до 450 тыс. т, а стоимость — более $1,5 млрд. Спрос на такое сырье постоянно растет, и цены варьируют от $100 до $700 за 1 кг.

На мамонта с лицензией

Находки костей мамонтов и других древних животных не редкость и в Омской области. Местное население привыкло к таким «кладам» — зубы или часть скелета можно найти в своем огороде, копая картошку. Попадаются подобные находки и рыбакам. Обычно кости животных находят вдоль берегов Иртыша и многочисленных мелких речушек. Более 10 тыс. лет назад территория Западной Сибири была весьма богата травяным покровом, чем и привлекала животных.

Мальчик смотрит на кости мамонта в музее

Мальчик в школьном краеведческом музее в якутском селе Сунтар

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

Спустя тысячелетия за их останками развернулась настоящая охота. В Якутии поиск костей мамонтов называют золотой лихорадкой. Найденный копателями хорошо сохранившийся бивень уходит на рынке за сотни тысяч рублей. Поэтому государство попыталось вывести этот рынок из тени, лицензировав такую деятельность.

«Добыча мамонтовой кости и бивней может осуществляться только на основании лицензии на сбор минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов. Такие лицензии выдаются, как правило, на год. В частности, скупка (приобретение) бивней мамонта и других остатков мамонтовой фауны осуществляется у населения и юридических лиц по договору купли-продажи в установленном законом порядке с маркировкой каждой единицы образца, размера (длина, диаметр на двух концах в сантиметрах), веса, качества (сортности) и стоимости сырья», — комментирует доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при правительстве Российской Федерации Оксана Васильева.

Юрист Андрей Бендер подчеркивает, что добыча и сбор костей должны вестись без механического вмешательства. То есть только в том случае, если останки лежат на поверхности.

«Если такой деятельностью заниматься без необходимого разрешения, то это может быть расценено как незаконное предпринимательство. Даже если эти лица не будут задержаны с поличным, есть огромная вероятность привлечения их к административной ответственности за пользование недрами без лицензии либо с нарушением условий, предусмотренных лицензией», — отмечает юрист.

Бивни на развес

Омская область — не Якутия, поэтому экспедиции черные копатели в эти районы не устраивают. Да и качество находок в отличие от якутских гораздо ниже. По словам омских палеонтологов, проблема с поиском и вывозом костей древних животных в Омской области стоит не столь остро, как в Республике Саха или в Кузбассе.

Скульптура из бивня мамонтав исполнении художника Владимира Таранца

Скульптура из бивня мамонтав исполнении художника Владимира Таранца

Фото: ТАСС/Александр Просеков

«Проблема черной палеонтологии в нашей области есть, но не столь масштабная, как в других сибирских регионах, — считает палеонтолог Алексей Бондарев. — Вообще научная и коммерческая ценность находок не всегда совпадают. Какие-то находки могут иметь ценность для науки и не иметь для коллекционеров и наоборот. Например, какой коллекционер будет собирать кости древней лошади? А для науки этот материал зачастую ценен. Другой вопрос — бивни мамонта. В целом их научная ценность невелика. Но они представляют немалый коммерческий интерес».

Жители севера Омской области рассказывают, что раньше объявлений о скупке и продаже костей мамонта было немало, но в последнее время наступило затишье. Тем не менее цена на них постоянно растет. Так называемая щепа (мелкие косточки и осколки крупных) уходит перекупщикам за копейки — по 25 рублей за килограмм. Из нее, например, можно делать разные поделки. Куда дороже оценивается более ликвидный материал — хорошо сохранившиеся бивни, отдельные крупные кости. Здесь цена может варьировать от 2 тыс. рублей и до бесконечности, всё зависит от качества материала.

Таможня не дает добро

За два последних года в Омской области возбуждено два уголовных дела по статье «Контрабанда культурных ценностей». В обоих случаях их фигурантами становились омичи, наладившие бизнес по пересылке костей древних животных. Останки скупались преимущественно у местного населения, потом в интернете размещались объявления о продаже, а товар конечный покупатель получал по почте. Находки отправлялись в основном за рубеж — в США, Францию, Австралию.

Останки древних животных, оцененные более чем в полмиллиона рублей, теперь хранятся в омском музее

Фото: Омская таможня

Отдельные кости, фрагменты черепа мамонтов, бизонов, носорогов — всё это могло бесследно исчезнуть, затерявшись в музеях или частных коллекциях любителей древностей из Америки или Европы. Однако сотрудники Омской таможни изъяли у контрабандистов 137 фрагментов, которые впоследствии были переданы Омскому государственному историко-краеведческому музею.

Естественно, никакие разрешения на вывоз из страны продавцы, как того требует закон, не получали. Вероятно, получить и не смогли бы, поскольку, как позже определили эксперты, пересылаемые останки являются культурными ценностями, общая стоимость которых превысила 600 тыс. рублей.

В Омской таможне пояснили, что решение о возможности вывоза культурных ценностей выдается Министерством культуры РФ. Для этого отправителям необходимо предоставить соответствующие документы. Если же по каким-то причинам это сделано не будет, нарушителям грозит административная и даже уголовная ответственность. В первом случае может быть выписан штраф, если, например, транспортировку расценят как недекларирование либо недостоверное декларирование товаров. Незаконный вывоз могут квалифицировать как контрабанду, а это уже уголовная статья.

«В Омской области такое крупное задержание произошло впервые, но в сибирском регионе это не единственный случай, — говорит начальник Омской таможни Сергей Зинченко. — Вопрос о содержимом в почтовых отправлениях возник у сотрудников Шереметьевской таможни. Посылки направлялись по адресам граждан США, Франции и Австралии, имели нестандартную форму, большие размеры. При сканировании на экране монитора выделялись необычно большие формы рогов, костей. Международные почтовые отправления направили назад, в Омск. Далее Омская таможня провела следственные мероприятия».

Нелегально добытые кости древних животных, изъятые омской таможней

Нелегально добытые кости древних животных, изъятые омской таможней

Фото: Омская таможня

Экспертизу проводила заведующая отделом природы Омского государственного историко-краеведческого музея Вероника Никонова. По ее словам, она поразилась увиденному, ведь никак не ожидала, что в регионе процветает торговля подобных масштабов. Некоторые из останков обладают особым научным значением.

«К примеру, на костях мамонта видны следы кухонной разделки. В Омской области до сих пор не обнаружено объектов плейстоценового периода со следами охоты на этих животных или подобных разделочных повреждений, — продолжает Вероника Никонова. — Пока достоверно неизвестно, встречались ли люди с мамонтами на территории региона. Поэтому нам еще предстоит определить точную этиологию дефектов и место обнаружения этих костей — скорее всего, найдены они были не в Омской области».

За древностями на кладбище

Сложнее в Омской области обстоят дела с копателями, которые покушаются на памятники археологии или то, что пока таковым не стало. И это несмотря на то, что законодательство в отношение археологических находок гораздо лучше урегулировано. Омские археологи признаются: чаще всего с деятельностью таких людей они сталкиваются постфактум. Возвращаясь утром на место раскопок, они понимают, что ночью за них уже кто-то «поработал».

Ученые пытаются сами найти злоумышленников, выслеживая их в соцсетях, ведь черные копатели не всегда скромны. Правда, в интернете они предпочитают пользоваться никнеймами и фейковыми именами.

«В соцсетях нам попадались те, кто занимался такой деятельностью. Эти люди, к примеру, прилетают к своим друзьям в Новосибирск, и те устраивают им походы по территории региона, а после выкладывают в Сеть свои находки, среди которых, кроме монет, встречаются и археологические предметы», — рассказывает главный специалист управления по сохранению и государственной охране объектов культурного наследия министерства культуры Омской области Альберт Полеводов.

Поймать таких добытчиков за руку, точнее, с лопатой или металлодетектором, крайне сложно. Они знают, когда и где нужно работать, да и отговорки могут придумать весьма разнообразные.

В Тарском районе местные жители до сих пор вспоминают совершенно дикий случай. Несколько лет назад в бывшей татарской деревне Малые Мурлы, в которой с 1970-х годов никто не живет, полностью разрыли кладбище. Люди видели, как сюда кто-то приезжал на «больших и красивых» машинах, а после выяснилось, что от погоста ничего не осталось. Захоронения здесь старинными не назовешь, датируются они XX веком. Но ученые не исключают, что мародеры могли искать какую-либо религиозную литературу.

Заброшенные деревни действительно представляют интерес для черных копателей. Прежде всего они пытаются найти старинные монеты, обращаясь за информацией к местному населению. И не всякий им в этом откажет. Делают, конечно, люди это не от хорошей жизни — непросто на селе найти достойную работу и иметь постоянный доход.

Фрагмент экспозиции Омского историко-краеведческого музея

Фрагмент экспозиции Омского историко-краеведческого музея, где хранятся находки из раскопок в Тарском районе

Тара — первое поселение на территории современной Омской области, бывший пограничный город, на который совершали набеги кочевые племена. И до сих пор тарская земля хранит в себе массу неизведанного. Кстати, этим пользуются те, кто, казалось бы, должен охранять свою малую родину от непрошенных гостей.

Так, государственный инспектор рыбнадзора Тарского района Александр Морозов построил себе базу отдыха на месте памятника археологии — второго Мурлинского городища. Открыто оно было в середине прошлого века и до сих пор не исследовано полностью. Когда-то здесь жили предки угров и тюрков, а в наши дни поселились отдыхающие — друзья и знакомые чиновника. Местные жители говорят, что как-то видели некоторых из гостей с металлоискателями. Любители древности, вероятно, пытались найти в земле монеты. Если бы вокруг этой истории не поднялась шумиха, археологи и не узнали бы, что часть культурного достояния региона безвозвратно утрачена. А инспектора рыбнадзора всего лишь обязали снести базу отдыха и обещали оштрафовать.