Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Из-под земли вынос
2018-05-21 20:23:57">
2018-05-21 20:23:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Золотое ожерелье с камнями, отбитое сыщиками ФСБ у «черных копателей» несколько лет назад, было впервые выставлено в Херсонесском музее в середине мая в рамках акции «Ночь в музее». Бесценный экспонат, созданный две тысячи лет назад неизвестным ювелиром, извлекли из земли археологи-любители, предположительно, во время раскопок на территории Белогорского района Республики Крым. В 2013 году был принят закон, поставивший подобных преступников и разорителей солдатских могил фактически в один ряд с любителями прикладной истории, ищущих в металлоискателями в заброшенных деревнях старинные монетки и гвозди. В проблеме разбирался портал iz.ru.

Май — горячий сезон для «копов», как называют себя любители покопаться в земле. Кто-то едет за город на грядки с тяпкой, а кто-то и в леса с металлоискателем под мышкой. И это, несмотря на законодательные ограничения, которые налагаются на желающих найти древности в почве. Так, согласно статье 243.2 УК РФ «Поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания на поверхности земли, в земле или под водой, проводимые без разрешения (открытого листа), повлекшие повреждение или уничтожение культурного слоя», копателя ждет наказание вплоть до лишения свободы до двух лет. Если же копателей поймают на территории объектов культурного наследия, могут присудить до четырех лет колонии. Для тех, кто ведет в этих особо охраняемых местах раскопки с использованием спецтехники, законодатель предусмотрел лишение свободы до шести лет. Такой же срок ждет соучастников, копающих «группой лиц по предварительному сговору или организованной группой» либо с использованием своего служебного положения.

Помимо уголовного, предусмотрено и административное наказание в соответствии со статьей 7.15 Кодекса об административных правонарушениях. Крупные штрафы накладываются на лиц, нарушивших порядок археологических полевых работ.

Удар по бандитам и мародерам

В первую очередь закон был направлен против мародеров и криминальных структур, снабжающих бандитов оружием из категории «эхо войны». И эта борьба принесла ощутимые плоды. Оперативники ФСБ в Брянской области задержали группу копателей, добывших с мест боев Великой Отечественной войны около 20 пистолетов и винтовок, а также несколько гранат, мин и взрывчатку.

Кстати, находки копателей сами по себе опасны, причем не только для них самих. Полиции Санкт-Петербурга пришлось эвакуировать дом на набережной Комсомольского канала из-за собирателя боеприпасов времен Великой Отечественной, сообщал портал 78.ru. Он принес в квартиру из лесов Ленобласти несколько сотен снарядов, мин и патронов.

Ситуация в поселке Кратово

Фото: ТАСС/Алексей Штокал

Печально известный кратовский стрелок, убивший пять человек и ранивший шестерых (четверо из них — спецназовцы) в 2017 году, использовал оружие и боеприпасы, найденные во время раскопок. Мужчина увлекался «черной археологией». В связи с подобными событиями неоднократно поднимался вопрос об активизации борьбы с «копами». 

Кроме того, «черные копатели» мешают поисковым отрядам идентифицировать останки бойцов Красной армии, найденных в земле. «После того как эти копатели пройдут, поисковикам сложно что-либо делать, потому что чаще всего останки погибших воинов находятся по оружию, металлу, а после копателей это сделать сложно», — рассказал РЕН ТВ первый зампред комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич.

Подземная культура

Культурный слой, о котором говорится в соответствующей статье УК РФ, — это понятие научное, но в то же время вполне естественное. Это тот свой почвы, который сохранил следы жизнедеятельности людей. Естественно, слой слою рознь, у каждого своя научная ценность: если, например, это сгоревшая и заброшенная пять лет назад дача соседа, то никакого значения она не имеет. А если речь идет о сгоревшей деревне XVII века — тут уже историческое значение налицо.

Кроме того, существует разделение территорий: одни входят в группу памятников, другие таковыми не являются. За раскопки на памятниках к уголовной ответственности привлекут однозначно, если поймают. Существуют еще и зоны, где могут быть выявлены памятники культурного наследия. Таких зон много — это территории, до которых у профессиональных ученых-археологов руки не дошли.   

Если человек находит какой-то предмет, представляющий интерес для истории, — конкретно в этом ничего противозаконного нет. Шел по лесу и вдруг нашел старинную вещь — за такое к ответственности не привлекут. Другое дело, когда копатель, осведомленный о ценности той или иной находки, предпринимает целенаправленные действия для извлечения выгоды. Например, проводит раскопки, извлекает предмет из земли, а потом реализует через скупщиков или иным незаконным способом.

Подразумевается, что человек в принципе должен сообщать о «любопытных находках» в контролирующий орган — комитет по охране памятников. Или хотя бы в органы местной власти или в ближайший музей, в конце концов человек не обязан разбираться в административных тонкостях. На худой конец и полиция подойдет.

Орудие преступления

Есть еще один любопытный нюанс в процедуре привлечения к административной или уголовной ответственности — касается «специальных технических средств» и землеройных машин. В соответствии с примечанием к статье 243.2 УК РФ к спецсредствам относятся «металлоискатели, радары, магнитные приборы и другие технические средства, позволяющие определить наличие археологических предметов в месте залегания».

Фото: РИА Новости/Радик Амиров

С металлоискателем вообще лучше в лес не соваться, как бы рекомендует своей неопределенностью закон. А особенно в тот, который является особо охраняемой территорией, — по головке за такое не погладят, прецеденты были. Если же человека задержат в таком месте с устройством да еще с нарушенным слоем почвы, речь может идти о возбуждении уголовного дела. Причем не имеет значения, нашел что-либо подозреваемый в грунте или нет.

По большому счету закону не так важно, стоит, например, могильник на учете или нет. Если копатель проник в него без санкции — он подлежит уголовной ответственности.

«Даже если металлоискатель используется в археологической экспедиции, это обязательно вносится в открытый лист. Там же прописывается специальное разрешение на его применение», — уточнил в беседе с порталом iz.ru начальник отряда Гераклийской экспедиции музея-заповедника «Херсонес» Георгий Олтаржевский.

Что такое открытый лист

Привлечение к ответственности за копательство и любительскую археологию — больной вопрос для отечественного права. Если следовать закону буквально, то получается, что ковыряться в земле позволено исключительно археологам. Да и то не всем.

Получить открытый лист, необходимый для работ, — задача непростая с бюрократической точки зрения. Выдать разрешение могут только уважаемому профессионалу своего дела, у которого есть рекомендации от не менее уважаемых коллег, достойный послужной список, плюс сданные отчеты о предыдущих экспедициях.

Открытые листы бывают трех форм. Первая — на проведение разведок, вторая — на проведение разведок с правом шурфовки (то есть небольших раскопок) и третья, которая предполагает полноценные раскопки.

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

Один и тот же археолог не может получить второй или третий открытые листы, пока не закроет предыдущие в форме отчета. А это, по сути, полноценный объемный научный труд с фотографиями, чертежами, планами и описанием найденных предметов. Только после приема этого отчета в Полевой комитет Института археологии РАН выдает специалисту новый открытый лист. Частное лицо не может получить открытый лист, его дают только организациям — культурные памятники закреплены за различными ведомствами, музеями.

Под одну гребенку

Тотальный запрет на поиск артефактов вызвал большой протест со стороны кладоискателей и историков-любителей. Существует четкая градация между «черными копателями» и кладоискателями, которая сегодня нарушена, считает Владимир Порываев, глава компании, оказывающей услуги по поиску кладов.

«Первые — нарушают морально-нравственные законы, религиозные и правовые — это группировки и кланы, которые зарабатывают на разграблении могил, извлечении из земли оружия и взрывчатых веществ. Этими людьми занимаются сотрудники ФСБ. Тогда как для других, кладоискателей, — это хобби: то есть они выезжают с семьей на природу с мангалом, теннисными ракетками и… металлоискателем», — говорит собеседник портала iz.ru.

Фото: ТАСС/Антон Новодережкин

По словам предпринимателя, угроза для безопасности общества со стороны копателей-нелегалов преувеличена. Сегодня не нужно быть даже «черным копателем», чтобы заполучить боевое оружие, уверен он. «Достать из земли что-либо пригодное для стрельбы практически невозможно — это единичные случаи. Строители, которые сносят дома в городах и занимаются ремонтом, вооружены куда лучше. В Москве, например, любые 200 метров чердака — это либо ствол, либо «холодняк» (холодное оружие. — iz.ru). Причем не обязательно дом должен быть очень старым — наследие лихих 1990-х годов, трофеи с Великой Отечественной, привезенные фронтовиками», — говорит он.

Компромисс есть

Порываев подчеркнул, что иметь металлоискатель и пользоваться им не запрещено. Но делать это нужно четко в рамках закона.

«Если вы работаете по военной археологии, то делать это нужно в составе поискового отряда. Если же вы работаете в качестве кладоискателя по истории, то ни в коем случае нельзя работать на территории памятников или других археологических объектов. Ходите по старым дорожкам, собирайте монеты XX века, которые достаточно дорого стоят», — рекомендует он.

Также не возбраняется поиск железяк с помощью металлоискателя на пляже. Археолог-любитель тоже может найти там массу интересных вещей и монет. 

По мнению Порываева, ситуация с законом довольно плачевна — он сильно ударил по интересам простых, увлеченных историей людей. «Никто не может понять, что это за культурный слой… Пахать его тракторами можно, а лопатой — нельзя! Власти должны на государственном уровне оказывать кладоискателям-любителям поддержку. Это хобби, по сути, изучение истории своей родины через обладание предметами старины. То, что мы находим в полях, не стоит ничего. Это даже в музеи сдать невозможно», — говорит Порываев.

По его словам, с хищниками нужно бороться, а в отношении безобидных кладоискателей пересмотреть действие закона. «Коллекционирование — это огромная индустрия, это оживляет экономику. Наши интересы нужно обязательно учитывать», — уверен эксперт.