Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
На свежую голову: нужно ли возвращать вытрезвители
2019-02-13 12:57:59">
2019-02-13 12:57:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Госдуме снова заговорили о необходимости вернуть вытрезвители в жизнь россиян. Как и в апреле прошлого года, когда председатель думского комитета по охране здоровья Дмитрий Морозов выступил с докладом, суть которого в одном: система нужна. О возвращении спецучреждений в свое время говорили и глава МВД, и министр здравоохранения. По данным Минздрава, сегодня 70% мужчин трудоспособного возраста погибают именно из-за проблем с алкоголем. И вроде нужна система спецучреждений для хмельных граждан, но ее до сих пор нет. Какими могут быть современные вытрезвители, кто возьмет учреждения на контроль и за чей счет будут разбираться с последствиями чужого банкета — разбирались «Известия».

Передай другому

С отменой вытрезвителей подвыпивших россиян постановили отвозить к медикам, но, по статистике, ежегодно из 1 млн поступивших госпитализация необходима только 30% (8% от нее отказываются, 22,5% получают медпомощь в приемном покое, а больше 35% медицинская помощь и вовсе не нужна — вздремнуть бы где-то, пока алкогольный туман не рассеется). К тому же, как показало время, с закрытием вытрезвителей показатель «пьяной преступности» пополз вверх, в то время как уровень безопасности медицинских работников понизился. Очередной инцидент произошел в начале января в Уфе, где пьяный мужчина воткнул шариковую ручку в глаз приехавшему на вызов врачу.

Еще в прошлом году главный внештатный психиатр-нарколог Минздрава России Евгений Брюн в интервью «Известиям» заявил, что вытрезвители вернутся, а функции по контролю возьмет на себя Министерство труда и социальной защиты. Но, как говорится, воз и ныне там. В Минтруда от вытрезвителей открестились, а Евгений Алексеевич советует теперь говорить напрямую с законодателями, ибо «мертвая тема». Добровольно ни одно ведомство брать на себя ответственность не решается.

Вытрезвитель

С закрытием вытрезвителей показатель «пьяной преступности» пополз вверх, в то время как уровень безопасности медицинских работников понизился

Фото: РИА Новости/Михаил Мордасов

«Межведомственная разобщенность, — объясняет «Известиям» сложившуюся ситуацию с вытрезвителями глава комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский. — Законодательно не определен статус этих учреждений. С одной стороны, они не медицинские, потому что оказывается помощь людям, которые не нуждаются в медицинской помощи. С другой стороны, это не дело полиции, потому что они не имеют дело со злостными нарушителями общественного порядка. В то же время эти учреждения попадают в некоторую нишу неучастия местных органов власти и региональных властей, потому что они не входят в перечень их полномочий».

Получается, набедокуривших алкоголиков заберет полиция, искалеченных — медики, но как быть с остальными — здоровыми, пьяными и тихими или, наоборот, буйными? Вопрос остается открытым. Тем временем «Российская газета» приводит данные Росстата: от случайных отравлений алкоголем за первые 6 месяцев 2017 года умерли 1028 человек, а за такой же период 2018 года — уже 3252 человека. При этом каждое пятое преступление в стране совершается людьми, находящимися в состоянии алкогольного опьянения.

Холодный душ для «красных носов»

Последний вытрезвитель закрылся в октябре 2011 года — тихо, скромно, без лишних слез. К тому времени многие были наслышаны, а кто-то на себе прочувствовал все радости советской системы вытрезвителей, или, как их окрестили в народе, «трезвяков». Помнили и ледяной душ, и другие не самые гуманные меры.

«Некоторых попавших в вытрезвитель привязывали к скамьям, если те сопротивлялись либо не могли сидеть самостоятельно. Затем милиционеры забирали деньги и документы, фотографировали попавшего к ним человека, затем раздевали — часто очень грубо, попросту обрывая пуговицы. В некоторых вытрезвителях голову «посетителя» могли наголо обрить», — вспоминает блогер MAXIM_NM.

Оплачивали ночевку сами постояльцы. Всё как положено, с квитанцией: в 1972-м году, к примеру, пребывание в «трезвяке» обходилось в 15 рублей (для сравнения, за 10 рублей можно было посмотреть «Лебединое озеро» в партере Большого театра и на остаток прикупить баночку красной икры в 140 г — если, конечно, знали, где взять).

Последний вытрезвитель закрылся в октябре 2011 года. К тому времени многие были наслышаны, а кто-то на себе прочувствовал все радости советской системы вытрезвителей, или, как их окрестили в народе, «трезвяков»

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

Опустошенный бумажник — еще полбеды. О случае неподобающего для советского гражданина поведения обязательно сообщали на работу или по месту учебы. И если запойным от уведомления было ни холодно ни жарко, то приличному человеку как минимум стыдно, а если история повторялась, то это грозило серьезными проблемами.

«Над студентом повисала угроза отчисления при повторении проступка. Средний советский труженик мог лишиться премии и тринадцатой зарплаты, его отодвигали назад в очереди на квартиру. Он мог забыть и о льготных путевках в дом отдыха или санаторий. Поэтому те, у кого были деньги, порой откупались от таких «звонков счастья», — отмечает пользователь Esaul46rus.

За границей решают проблему по-разному. В Канаде, например, по пятницам и субботам с 30 ноября по 31 декабря, а также в канун Рождества и Нового года объявляется операция «Красный нос» (в честь красного носа оленя Рудольфа из упряжки Санта-Клауса). В это время на улицах можно встретить сотни волонтеров в алых жилетах, готовых бесплатно отвезти домой «уставших» водителей. Вытрезвители есть в Чехии, Эстонии, Польше (о последних даже шутят — это, мол, самые дорогие отели страны), Швейцарии. В Германии «камеры вытрезвления» открыты при полицейских участках и клиниках. В Белоруссии, как и в России, вытрезвители сначала закрыли, но поняли, что погорячились, и через восемь месяцев после запрета снова открыли.

Ночевка на миллион

В декабре 2018 года умер полузащитник молодежной команды футбольного клуба «Локомотив» Алексей Ломакин. Это была не смертельная травма во время тренировки или игры, не авария, не драка или разбойное нападение — молодой человек просто замерз насмерть, перебрав лишнего. Алексея искали несколько дней и обнаружили окоченевшим у реки. Ему было всего 18. И если бы хоть кто-то обратил внимание на нетрезвого парня…

«Вытрезвители нужны однозначно. Не знаю, в честь чего было принято решение о закрытии — разве люди перестали пить?» — удивляется начальник нижегородского пункта оказания помощи лицам, находящимся в алкогольном опьянении, при муниципальном центре «Надежда» Михаил Булулуков.

В Нижнем Новгороде такой пункт один на весь город. Открыли в 2015 году по инициативе местных властей, все услуги бесплатные, за счет администрации. В смене работают четыре человека: фельдшер, санитарка, охранник и администратор. Проводят первичный осмотр, если нет серьезных травм, оставляют «уставшего» путника на ночь. Анонимно и добровольно.

Фото: РИА Новости/Михаил Мордасов

«Нужно понимать, что пьяный — это не самый добродушный и доброжелательный человек. Он начинает вставать, выходить. Это тоже целая проблема — укладывать, уговаривать или полицию вызывать. Было бы как в Прибалтике: двери железные (у нас все двери без замков), кроватей нет — матрасы на полу. Хочешь не хочешь… Что уговаривать? Это ж человеку на пользу. Бывает, бродит всю ночь туда-сюда, а утром уходит и исподлобья: «Спасибо», — говорит Михаил.

За время работы через этот пункт прошли 30 тыс. человек, 20 из них персонал реально спас жизнь — оказали первую помощь и вызвали «скорую». Сердце, оно ведь не железное, часто не выдерживает алкогольной нагрузки — человек задыхается, теряет сознание, и хорошо, что специалисты рядом.

«Ведем статистику: если раньше доставлялось больше людей, а оставалось меньше, то сейчас идет спад доставленных, но увеличился процент остающихся, — объясняет Михаил. — Поначалу люди вспоминали прошлые вытрезвители. «Нет, не останусь, еще в камеру посадите», а потом понимали, что никто тебе холодный душ устраивать не будет или привязывать, — всё достаточно демократично — и оставались».

Вытрезвитель

Проведение дактилоскопической регистрации в медицинском вытрезвителе

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

Перед чемпионатом мира по футболу в вытрезвитель трижды заглядывали английские журналисты — так, на разведку, из чистого любопытства. Всё понравилось, но ни один иностранец за время мундиаля здесь не появился, хотя персонал был готов, даже развернули больше положенного коек — 30 против обычных 16. Кроме спальных мест есть душ и сейф для ценных вещей — кошельки, портмоне, часы сотрудник охраны закрывает в присутствии полицейского или любого, кто привел не ровно стоящего на ногах гражданина, отмечает в журнале.

«Помню, в 2015 году привезли гаишники мужичка — как потом выяснилось, дальнобойщика. Только представьте: у него наличкой денег было чуть больше миллиона! Остался бы он на улице, чтобы с ним было? За 100 рублей убивают, а за миллион… Выспался, отдали ему всё, и он спокойно уехал», — не без гордости рассказывает Михаил.

Контингент разношерстный. Чаще привозят мужчин, некоторые еще те ходоки — по 3–5 раз посещают местный вытрезвитель. Что самое обидное, в основном это народ в самом расцвете сил и трудовой активности — 35–45 лет. Бывают и женщины. «Атомная война», как «ласково» описывает Михаил визиты дам. Если бы тихо засыпала, так нет — тянет поговорить.

Вытрезвитель

Пациент медицинского вытрезвителя химкинского УВД Московской области

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

«Наслушаешься… Сядет к охраннику и давай ему плакать, какая у нее жизнь плохая. И спляшут, и поплачут, и песни споют, — продолжается Михаил. — Была женщина, всё кричала: то у нее сумку украли, то еще что-то. А утром, уходя, встала в дверях, повернулась: «Ну вы, это, не обижайтесь… Спасибо!»

Михаил сокрушается: один вытрезвитель на весь город — это, конечно, маловато. Да и проблема с доставкой — «полицейские могут кого-то привезти, а медики пьяных возить не имеют право».

«Были бы у нас две машины, хотя бы одна, чтобы мы могли сами подбирать людей на улице, — мечтает. — Как-то профессора привезли. Отмечал защиту своей ученицы в ресторане, потом с другом зашли еще в какое-то кафе — выпили еще по 50 г. Потом пришел на остановку, сел, и дальше его выключило. Замерз до такой степени, что уже не мог встать, а человек-то порядочный. Хорошо, прохожие заметили».

Понять и простить

Прежде чем открыть вытрезвитель в Нижнем Новгороде, Михаил Булулуков изучал зарубежный опыт, консультировался с коллегами из Иваново. Как только открыли у себя, посыпались звонки из других регионов. Запрета на открытие вытрезвителей нет, так что пока федеральные власти в раздумьях, регионалы пытаются решить проблему на свой страх и риск без четкой и ясно прописанной нормативной базы. По словам Валерия Рязанского, в списке уже 20 регионов.

«Кто-то открывает такие учреждения ближе к социальным объектам, где-то появляются небольшие анклавчики на базе лечебных учреждений. Есть регионы, которые решили эту проблему более системно — Татарстан, Белгородская область, Нижний Новгород. Они создали свою нормативную базу, — поясняет Валерий Рязанский. — Мы подготовили проект закона, направили его в правительство с целью придания ему общефедерального стандарта. Предложили отдать полномочия субъектам Российской Федерации, а если они посчитают возможным — передать часть из них дальше на муниципальный уровень. Потому что вопрос сегодня решается в конкретных муниципальных образованиях, и как правило это города численностью не меньше 20–30 тыс. человек, потому что открывать вытрезвитель в небольшом поселке никто не будет, не говоря уже о деревне».

По словам сенатора, каждый медвытрезвитель обходится муниципалитету в 10–15 млн рублей — сумма огромная, не всякий бюджет потянет.

Григорий Сысоев

Сотрудники правоохранительных органов доставляют пациента в медицинский вытрезвитель

Фото: РИА Новости/Григорий Сысоев

«Почему это нужно делать бесплатно, за счет налогоплательщиков — людей, которые не попадают в вытрезвитель, не злоупотребляют алкоголем? Раз находят деньги на спиртное, то должны найти деньги и на подобную услугу. Конечно, это должно быть оплачено за счет самих нарушителей, а для этого надо развивать форму привлечения НКО к оказанию этих услуг. Государственная система на сегодняшний день не имеет право брать деньги. Раз мы не можем взять деньги с виновных, всё это ложится обременением на налогоплательщиков», — уточняет Рязанский.

В год только через вытрезвитель в Белгородской области проходит почти 10 тыс. человек, цифра по Башкортостану — 13–14 тыс. человек. Кто-то из клиентов уже смекнул, что в «трезвяке» тепло, светло и мягко спать, так что порой частенько  злоупотребляют гостеприимством. Но законодатели настроены решительно: вытрезвитель — это не просто перевалочная база. Так, например, в Татарстане о постоянных посетителях узнают и совет жильцов, и местный участковый, а информация о подростках ляжет на стол комиссии по делам несовершеннолетних.

«Если человек попадает не первый раз, надо посмотреть, что в семье, какая там ситуация, если есть дети — как ребята себя чувствуют в школе, — говорит сенатор. — Нужно лечение — тогда это дело медицины. Если алкоголем злоупотребляет папа или мама, то это уже сигнал тревоги участковому, органам опеки. Должны быть какая-то реакция со стороны общества. Мы с коллегами пытаемся найти ответы на эти вопросы, потому что в основе всё равно потеря здоровья, а порой и жизни людей по их халатности».

Валерий Рязанский надеется, что с порядком работы вытрезвителей удастся определиться до конца весенней сессии. «Известия» продолжат следить за ситуацией.

 

Загрузка...