Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Да будет танк: Турция запускает «Алтай» в серийное производство
2018-11-20 23:10:07">
2018-11-20 23:10:07
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В первой половине ноября в Анкаре состоялось подписание контракта между представителями Секретариата оборонной промышленности Турции и компанией BMC. Знаменитый «долгострой» — основной боевой танк «Алтай» наконец пошел в серийное производство. Причины возросшего интереса турецкой «оборонки» к бронетехнике — в материале «Известий».

Подписание контракта на серийное производство ОБТ «Алтай» (назван он не в честь российского региона, который многие исследователи называют прародиной тюркских народов, а в честь генерала Фахреттина Алтая) — не новость, намерения были озвучены еще в мае этого года главой президиума оборонной промышленности Турции Исмаилом Демиром.

Помимо оживления вокруг проекта «национального» танка, заметна активность турецких оборонных компаний в разработке и производстве другой бронетехники, а также в модернизации стоящих на вооружении образцов. В чем дело?

Назад в султанат

Основа сухопутных войск армии Турецкой Республики — это механизированные (14 бригад и 2 дивизии), моторизованные (11 бригад и 1 дивизия) и бронетанковые (1 дивизия и 7 бригад) соединения. По данным Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies), по состоянию на прошлый год парк боевых машин состоял из 325 танков «Леопард 2А4», 397 «Леопард 1» модификаций 1А4 и 1А3, а также порядка 920 танков М60 всех модификаций, из которых самой современной является М60Т «Сабра». В турецкой армии числится 170 машин такого типа.

Турецкий танк M-60 и БМП ACV-15

Турецкий танк M-60 и БМП ACV-15

Фото: Turkish army

Кроме того, в учебных частях есть 850 активных танков М48А5 Т1/Т2 и еще 2 тыс. машин такого типа находятся на хранении.

БМП, БТР и автомобилей с повышенной противоминной защитой всех типов насчитывается примерно 5 тыс., при этом большую часть из них составляют различные модификации американского БТР М113.

Вся эта сила, несмотря на внушительное количество, имеет главный недостаток — почтенный возраст многих боевых машин. Даже самые новые ОБТ, состоящие на вооружении — «Леопард 2А4» и модернизированные с помощью Израиля М60Т «Сабра», — в основе своей машины 1960–1980 годов, разрабатывавшиеся в других условиях и с учетом других угроз. Самая «молодая» машина в номенклатуре турецкой бронетехники — это МРАП «Кирпи».

МРАП «Кирпи» с колесной формулой 6х6 на EUROSATORY 2016

МРАП «Кирпи» с колесной формулой 6х6 на EUROSATORY 2016

Фото: flickr.com

В целом турецким специалистам давно было ясно, что армии требуется обновление, однако вопрос не стоял остро — всегда оставался резервный вариант с закупкой зарубежных вооружений. Отчасти по этой причине дела в оборонной промышленности развивались по-восточному неспешно.

Ситуацию в вооруженных силах и ОПК Турции кардинально изменила неудачная попытка военного переворота летом 2016 года.

В определенном смысле случился откат государственного управления к концу XIX – началу ХХ вв., то есть временам султана Абдул-Хамида. Все значимые политические и военные решения фактически «замкнулись» на одного человека и узкий круг приближенных к нему лиц, а механизмы, способные удержать от ошибок, были устранены или сильно ограничены.

Результаты не заставили себя ждать. Последовавшие за июльским переворотом внутри- и внешнеполитические действия Эрдогана привели к ухудшению взаимоотношений с целым рядом стран. Так сложилось, что именно эти страны либо уже были поставщиками вооружений для Турции, либо могли бы ими стать.

На послепереворотный период пришлась операция «Щит Евфрата» со спорными результатами. Именно тогда бронетанковые силы турок понесли количественно умеренные, но невосполнимые имиджевые потери. Фото сожженных и захваченных «Леопардов» в декабре 2016 года не публиковал только ленивый.

Брошенный «Леопард 2A4» турецкой армии, Сирия, Аль-Баб, 2017 год

Брошенный «Леопард 2A4» турецкой армии, Сирия, Аль-Баб, 2017 год

Фото: flickr.com

В этот момент «руководящая длань» президента Турции проявилась в оборонке как важный фактор, оказав непосредственное влияние на проект танка «Алтай».

Изначально он разрабатывался компанией Otokar Otomotiv ve Savunma Sanayi, которая, по логике, должна была бы и производить серийные боевые машины.

Однако Otokar фактически «отодвинули» от проекта, передав «Алтай» ВМС — компании турецкого бизнесмена Эдхема Санджака, известного своими тесными связями с Эрдоганом.

Как ни парадоксально, но в этих условиях в оборонной промышленности наметилось оживление. Не в последнюю очередь благодаря сближению Турции с Катаром и ОАЭ на почве исламизации турецкие компании получили инвестиции и заключили контракты на поставку боевой техники, в частности БТР «Рабдан» и МРАП «Амазон».

Гусеничная десантная машина-амфибия от FNSS

Гусеничная десантная машина-амфибия от FNSS

Фото: fnss.com.tr

Стоит упомянуть и достаточно широкий выбор новых боевых машин от турецких компаний: колесные платформы PARS III и Otokar ARMA, многоцелевая гусеничная платформа «Тулпар» и другие. Пока новинки уходят на экспорт либо красуются на выставках, но в обозримом будущем вполне могут поступить на вооружение сухопутных войск Турции. Разрабатывается даже гусеничная десантная машина-амфибия. Пока не ясно, будет ли она предложена на экспорт, но в любом случае пригодится для турецкого универсального десантного корабля «Анадолу» которы должны ввести в строй в 2019 году.

Виды на «Алтай»

По сообщению агентства «Анадолу», в течение 20 лет планируется произвести 1 тыс. танков «Алтай». Общая стоимость проекта оценивается в $25–30 млрд.

Конечную стоимость серийного «Алтая» прогнозировать сейчас сложно, поскольку в сумму контракта, помимо налаживания массового производства танков, входит изготовление силовых установок, разработка и производство необитаемой башни, логистическая поддержка в течение жизненного цикла боевых машин, а также строительство и деятельность «Технологического центра танковых систем» (Tank Systems Technology Center).

Кроме того, серийные машины разбиты на три партии, отличающиеся тактико-техническими характеристиками.

Первая партия «Алтай» Т1 будет состоять из 40 машин, которые армия получит в течение ближайших 18 месяцев, то есть уже в 2020 году.

Танки модификации Т1 будут оборудованы комплексами активной защиты AKKOR от ASELSAN и неким «дополнительным бронированием» от ROKETSAN. Скорее всего, под «дополнительным бронированием» имеется в виду комплекс, так как ROKETSAN еще в 2008 была приглашена в проект «Алтай» в качестве субподрядчика по разработке динамической защиты и пассивной композитной брони.

Один из прототипов основного боевого танка «Алтай»

Один из прототипов основного боевого танка «Алтай»

Фото: flickr.com

Вторая партия, обозначенная как «Алтай» Т2, будет состоять из 210 машин. Они получат «улучшенное бронирование» (вероятно, по сравнению с модификацией Т1), изолированную боеукладку, режим обучения экипажа, «возможность стрельбы боеприпасами с наведением по лазерному лучу», проще говоря, танковыми управляемыми ракетами — ТУР, и некой «мобильной системой маскировки».

По последнему пункту подробностей мало, но, судя по публикациям в турецкой прессе, можно ожидать целого комплекса, состоящего из средств РЭБ, радиопоглощающих покрытий и маскировочной сети нового поколения, аналогичной Saab Barracuda.

И, наконец, третья партия танков — «Алтай» Т3 получит необитаемую башню. Возможно, в таком варианте планируется произвести все оставшиеся 750 машин из запланированной 1 тыс., но подробности также пока не сообщались.

В перспективе новые «Алтаи» заменят наиболее устаревшие модели танков. Однако темпы обновления парка бронетанковой техники подразумевают, что параллельно продолжится модернизация М60 и «Леопардов-2».

По планам на первые две модификации «Алтаев» заметно, что акценты сильно смещены на повышение защищенности боевой машины. Это вполне укладывается и в содержание текущих работ, которые также сфокусированы на повышении защиты.

ОБТ «Алтай» с дополнительным оборудованием для ведения боя в городе

ОБТ «Алтай» с дополнительным оборудованием для ведения боя в городе

Фото: flickr.com

В 2017 году был объявлен конкурс на сумму $500 млн по модернизации танков M60A3, «Леопард 2» и M60T. Основой программы модернизации, по словам официальных лиц, является «улучшение бронирования и установка комплексов активной защиты». Можно предположить, что уроки «Щита Ефрата» были хорошо усвоены.

Эти планы, разумеется, следует воспринимать с изрядной долей скепсиса. На протяжении более чем 20-летней истории проекта по созданию «национального танка» (National Tank Production Project) в него регулярно вносились радикальные изменения, сдвигавшие сроки. Есть основания полагать, что и этот раз не станет исключением, ведь 20 лет, заложенные на производство,— это достаточно долго.

Танк как национальная идея

Оправданы ли все эти усилия? Очевидно, что с военной точки зрения — нет. Армия Турции не нуждается в новой бронетехнике прямо сейчас, у нее есть масса куда более актуальных проблем.

Начало серийного производства основных боевых танков «Алтай» — это, скорее, имиджевый проект и способ показать, что даже в условиях крайне ограниченных возможностей турецкая «оборонка» технологически независима и способна на реализацию крупных национальных проектов.

Демонстрация адресована сразу трем сторонам. Во-первых, скептикам внутри страны. В случае успеха они лишаются аргумента об отрицательных последствиях напряженных отношений с США и ЕС в виде ограничений на покупку вооружений и военных технологий.

Во-вторых, внешним партнерам на рынке вооружений дается сигнал, что страна по-прежнему способна участвовать в совместных проектах и разрабатывать современные вооружения.

И в-третьих, это показательный жест в сторону ЕС и, в частности, Австрии и Германии: «Мы справились и построили новый ОБТ без вас».

Украинский двигатель 6ТД-3

Украинский двигатель 6ТД-3

Фото: gurkhan.blogspot.com

На крайнюю политическую важность успешной реализации проекта указывают и неоднозначные, если не сказать отчаянные, шаги в поиске партнеров по некоторым критическим технологиям. Например, в конкурсе на производство двигателя для «Алтаев» принимала участие компания Tümosan, которая предлагала использовать украинский двигатель 6ТД-3. В то же время на «Сабры» (глубокая модернизация танка М-60, M60T Sabra), скорее всего, будут устанавливать украинский комплекс активной защиты «Заслон-Л». Производство этого комплекса активной защиты планируется в Турции под названием Pulat.

Надо отметить, что и тут политика является определяющим фактором. Тендер и на двигатели, и на производство «Алтаев» выиграла «придворная» и лояльная Эрдогану компания BMC, поэтому есть причины считать, что если бы именно они продвигали украинский двигатель, то сейчас в Харькове праздновали бы заключение большого контракта. К счастью для турецкой «оборонки» и армии, эта опасность миновала.

Проект выглядит чисто политическим еще и потому, что для войн, на которые турецкая армия способна в принципе и которые она ведет на протяжении последних десятилетий, настолько сложная техника выглядит избыточной. А для войн с технологически превосходящим противником Турции, скорее, стоит решать давно наболевшие вопросы с комплексами ПВО и положением дел в ВВС страны.

Украинский комплекс активной защиты «Заслон-Л», установленный на БТР-70

Украинский комплекс активной защиты «Заслон-Л», установленный на БТР-70

Фото: bm-oplot.livejournal.com

Кроме того, в результате политических событий сложилась непростая ситуация: с одной стороны, армия стремится обновить свои вооружения на более современные, а значит, и более сложные. С другой — не вполне понятно, кто и когда будет готовить кадры для этой армии. В результате чисток уже сейчас ощущается некомплект офицеров и, что более важно, инструкторов. Более того, армия лишилась изрядной доли самостоятельности и контролируется непосредственно президентом.

Есть основания полагать, что Эрдоган, получив возможности вмешиваться в процесс принятия решений в военной области, не преминет ими воспользоваться при первой же возможности, как он это уже сделал в области военного производства.

Сухой остаток

В оборонной промышленности контракты получают компании, лояльные лично Эрдогану или его Партии справедливости и развития. «Национальные» проекты хоть и превозносятся прессой как «небывалые успехи турецкой промышленности», реализуются со сложностями и в значительной степени основаны на заимствованиях. Касается это и танка «Алтай», в основе которого южнокорейский танк К2 «Черная пантера».

Эрдоган уже неоднократно проявлял себя как не слишком дальновидный политик, который вполне способен на непродуманные шаги, ведущие к серьезным последствиям, как, например, его открытые угрозы «затопить Европу волной мигрантов».

Армия частично лишена опытного руководства, частично деморализована чистками. Очевидно, что сейчас кадровые военные либо заменены с «умных на верных», либо не станут проявлять излишней инициативы, опасаясь стать жертвами чужих политических амбиций.

Южнокорейский танк К2 «Черная пантера»

Южнокорейский танк К2 «Черная пантера»

Фото: commons.wikimedia.org/Republic of Korea Armed Forces

Что будет с новыми танками? Скорее всего, «Алтаями» в первую очередь оснастят наиболее лояльные части и будут использовать в основном как и прототипы — для выставок, парадов и демонстраций.

Вероятность увидеть новые боевые машины на поле боя, напротив, исчезающе мала. Как показывает практика, даже элитные бронетанковые части вполне могут получить болезненный «щелчок по носу» от очередных иррегулярных формирований, а потеря даже одного «Алтая» приведет к весьма ощутимым репутационным потерям. Поэтому применение новой техники либо постараются откладывать как можно дольше, либо ее отправят в бой в «тепличных условиях».

 

Загрузка...