Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Неразведанные просторы: Москва поможет Ливану с добычей газа и обороной
2018-08-23 11:55:08">
2018-08-23 11:55:08
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошедшие на днях в Москве переговоры между министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и и.о. главы МИД Ливана Джебраном Басилем были в основном посвящены развитию ситуации в Сирии и вопросу возвращения туда беженцев. В то же время нельзя не обратить внимание и на заявления ливанского дипломата по поводу участия российских компаний в разработке углеводородных месторождений у побережья ближневосточной страны. Казалось бы, речь идет о сугубо экономическом сотрудничестве между Москвой и Бейрутом. Однако при ближайшем рассмотрении нефтяные и газовые вопросы обросли политическими факторами и давно вышли на региональный уровень. Почему так произошло и какая роль в данном случае отведена России — в этом разбирался портал iz.ru.

Нефтегазовая стабильность

Джебран Басиль, выступая на итоговой пресс-конференции после переговоров с Сергеем Лавровым, среди многочисленных региональных тем затронул и вопрос двустороннего сотрудничества.

— В области нефте- и газодобычи российские компании успешно участвовали в первом тендере на разработку нефтегазовых месторождений на средиземноморском шельфе ливанского побережья, — сказал ливанский дипломат. — Мы готовимся к проведению второго тура, и я просил министра (Лаврова), чтобы он поощрил российские компании к участию в этом туре.

Министр иностранных дел Ливанской Республики Джебран Басиль во время пресс-конференции по итогам российско-ливанских переговоров

Фото: ТАСС/Александр Щербак

По его словам, это «принесет <...> стабильность в регионе в целом».

Последнее замечание Джебрана Басиля по поводу региональной стабильности, которую в Бейруте намерены достичь за счет привлечения российских фирм к разработке месторождений, явно адресовано в том числе и Израилю. Тель-Авиву тем самым ясно дают понять, что любые притязания на ливанские нефть и газ не имеют под собой основания, ведь их принадлежность Бейруту признают даже на международном уровне. А такие притязания имеются.

Сокровище на дне морском

Еще десять лет назад сложно было представить, что Ливан и Израиль станут нефтегазовыми державами. Последний так вообще до сих пор упоминают в популярном анекдоте о том, что Моисей на всем Ближнем Востоке после 40 лет блужданий нашел для евреев единственное место, где нет углеводородов, огромными запасами которых располагают многие окружающие страны.

Однако всё изменилось в 2009 году, когда американская компания Noble Energy вначале обнаружила у израильского побережья месторождение «Тамар», содержащее 300 млрд куб. м газа. А годом позже было открыто еще одно месторождение, получившее название «Левиафан». В нем запасы природного газа, по некоторым оценкам, достигают почти 530 млрд куб. м.

Свои запасы есть и у Кипра. В его исключительной экономической зоне в 2011 году было обнаружено месторождение «Афродита». Правда, там цифры куда скромнее — всего около 170 млрд куб. м природного газа.

Что касается Ливана, то он до недавнего времени оставался в стороне: разведанных месторождений в его исключительной экономической зоне не было. При этом геологи считают подконтрольные Бейруту районы Средиземного моря очень перспективными в плане обнаружения нефти и газа: общие запасы Левантийского бассейна оцениваются, по некоторым данным, в 3,5 трлн куб. м, а кто-то называет цифру и 6,4 трлн куб. м.

Нефтеперекачивающая станция

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Между тем совсем недавно ливанцы также решили попытать счастье и сделаться, как и соседи, нефтегазовой державой: в его водах может содержаться до 700 млрд куб. м газа. Заявки на участие в предквалификационном отборе на поиск и разработку углеводородов подавали и российские компании. Однако потом в Ливане грянул кризис, связанный с тем, что политические силы страны никак не могли прийти к согласию по поводу фигуры президента (его избирает парламент), и вопрос об освоении шельфа был на время отложен. Уже в сентябре 2017 года он вновь вышел на повестку дня. А 14 декабря министр энергетики и водных ресурсов Ливана Сезар Абу Халил сообщил, что «Новатэк» в консорциуме с французской Total и итальянской Eni выиграл тендер на газовые блоки 4 и 9 на шельфе Ливана. Уже 9 февраля 2018 года правительство в Бейруте подписало контракт на разработку углеводородов.

Согласно условиям, «Новатэк» и его партнеры будут заниматься геологоразведкой в течение 5–10 лет. Если членам консорциума удастся подтвердить наличие запасов газа, то они должны будут представить властям страны план их освоения. После того как этот документ утвердят в Бейруте, они смогут получить право на добычу газа и нефти в течение 25 лет с правом продления.

— Мы объявляем всему миру, что Ливан сделал сегодня практический шаг к началу освоения своих нефтегазовых ресурсов, — заявил тогда Сезар Абу Халил.

Желающих много

Проблема в том, что не все согласны с принадлежностью этих нефтегазовых ресурсов Ливану. Точнее, части из них. Если по блоку 4 (всего исключительная экономическая зона страны в Средиземном море поделена на 10 блоков), где «Новатэк» вместе с европейскими партнерами будет вести геологоразведку, вопросов нет, то вот на часть блока 9 претендует Тель-Авив.

Так, министр обороны Израиля Авигдор Либерман назвал действия Бейрута по выдаче лицензий на разработку нефти и газа «очень провокационными» и выразил мнение, что «уважаемые компании совершают большую ошибку», когда участвуют в подобных тендерах.

Министр обороны Израиля Авигдор Либерман

Фото: Global Look Press/Tobias Hase

Реакция из Ливана не заставила себя ждать. Президент Мишель Аун назвал слова израильского министра «угрозой». Сезар Абу Халил отметил, что его страна «будет использовать все доступные методы, чтобы отразить израильскую агрессию, о которой было объявлено». Не промолчало и шиитское движение «Хезболла». Оно предупредило, что «любым израильским посягательствам на наши (то есть ливанские. — Прим. портала iz.ru) нефть и газ будет дан решительный отпор».

Такой обмен заявлениями вызван тем, что морская граница между Ливаном и Израилем до сих пор не размечена.

Сразу после обострения обстановки в регион прибыл помощник госсекретаря США Дэвид Саттерфилд. Он попытался в сжатые сроки урегулировать территориальный спор между Бейрутом и Тель-Авивом. По сведениям ливанской прессы, суть предложений американского эмиссара заключалась в том, чтобы отдать 60–65% спорных участков — а это не только блок 9, но и блок 8 — на шельфе Ливану, а остальное Израилю. Естественно, ливанские власти ни о чем таком и слышать не хотели и посреднические услуги американцев отвергли.

Справедливости ради надо сказать, что, по некоторым данным, геологоразведка российско-французско-итальянским консорциумом будет вестись в той части блока 9, которая совершенно точно принадлежит Ливану, то есть в его северной части.

Военные не отстают

История с добычей ливанского газа сразу обросла многочисленными политическими аспектами. Тот же Джебран Басиль, упоминая о стабильности в регионе, знает, что говорит. Взять хотя бы «Новатэк». Как сообщает РБК, эта компания работает в основном на российском рынке и практически не имеет активов за рубежом. Таким образом, ливанский проект является для нее абсолютно нестандартным. Можно лишь предположить, что в Москве сильно хотели, чтобы кто-то там закрепился.

Фото: ТАСС/Петр Ковалев

К таким выводам подталкивают и другие обстоятельства. Буквально за три дня до заключения контракта между правительством Ливана с одной стороны и «Новатэком», Total и Eni с другой на официальном интернет-портале правовой информации появилось распоряжение правительства России о подписании соглашения о военном сотрудничестве с Ливаном. В документе говорится о намерении проводить «обмен мнениями и информацией по оборонным вопросам, вопросам укрепления взаимного доверия и международной безопасности, усиления борьбы с терроризмом». Как показывает практика, такого рода совпадения далеко не случайны.

Как бы то ни было, Бейрут явно не намерен останавливаться на достигнутом и стремится закрепить успехи. Призывы Джебрана Басиля к Сергею Лаврову поощрять российские компании к участию во втором тендере на разработку нефтегазовых месторождений в ливанской исключительной экономической зоне Средиземного моря явно имеют под собой желание увидеть «Новатэк» или кого-нибудь еще не только в блоке 9, но и в спорном блоке 8. В логике ливанскому дипломату также не откажешь: стабильности в регионе с приходом России — пусть и кажущейся некоторым несправедливой — будет больше.

 

Загрузка...