Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Заводной мандарин: как китайское кино завоюет мир
2018-08-17 11:01:24">
2018-08-17 11:01:24
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В нынешнем году общие кассовые сборы фильмов, показанных в Китае, могут превысить $10 млрд. Это лишь чуть-чуть меньше, чем на главном кинорынке мира — североамериканском. Причем основной доход прокатчикам давно уже приносят именно китайские фильмы. Журналист Алексей Королев для портала iz.ru сделал небольшой ликбез по кинематографу на мандаринском языке, который, похоже, скоро будут смотреть по всему миру.

Они делают это давно

Снимать кино в Китае начали более-менее одновременно со всем остальным миром, в первом пятилетии XX века. Десятые-тридцатые годы считаются (хотя, наверное, скоро перестанут) золотым веком китайского кино, центром индустрии был Шанхай. Что этот город из себя представлял в то время, можно довольно корректно судить по первым сценам фильма «Индиана Джонс и Храм Судьбы» — мир кафешантанов, международных красоток, опиума, смокингов, мафии и авантюристов со всего света. Шанхайские киностудии выпускали продукцию вполне мирового уровня, а красота актрисы Чжоу Сюань и до сих не может никого оставить равнодушным.

Китайская певица и актриса Чжоу Сюань (1918–1957)

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Мао был против

Мао к кино был почти равнодушен, считая его всего лишь средством агитации: чуть получше радио, чуть похуже оперы. Его правление — время полного упадка китайской кинематографии. И если сперва речь шла о падении качества при сохранении количества, то с 1967 по 1972 годы в стране не было снято ни одного художественного фильма вообще.

Хунвейбин и сын врага народа

Пекинская киноакадемия была основана еще в 1956 году, но во времена Культурной революции, разумеется, закрыта. Решение о возобновлении ее работы было принято Дэн Сяопином в 1976 году, год ушел на раскачку, и первые студенты начали заниматься в 1978-м. Люди они были разные, все — энтузиасты. Был среди них, например, один бывший хунвейбин, сын кинорежиссера, проклявший своего отца, и один сын гоминдановского офицера, отправленный на перековку на текстильную фабрику. Первого звали Чэнь Кайгэ, второго — Чжан Имоу. С этих двух режиссеров-ровесников началось возрождение китайского кинематографа, его подлинный золотой век. «Прощай, моя наложница» Чэня и «Красный гаолян» Чжана до сих пор считаются лучшими китайскими фильмами всех времен. Оба титана, впрочем, уже двадцать лет помимо серьезного кино с удовольствием снимают исторические и псевдоисторические полотна разной художественной ценности, но неизменно превосходного кассового результата.

Чжан Имоу (кинорежиссер) на съемках фильма «Дом летающих кинжалов»

Фото: Global Look Press/Supplied by FilmStills.net

Что такое уся

Уся — специфически китайский жанр (сперва литературный, затем — киношный), который можно охарактеризовать как «кунг-фу с волшебниками». Фильмы уся снимались всегда, правда, не столько в КНР, сколько в Гонконге и — в меньшей степени — на Тайване. Именно тайванец Энг Ли (режиссер всё же в большей степени американский, чем китайский) своим «Крадущимся тигром, затаившимся драконом» (2000) ввел глобальную моду на уся, и — сам того, возможно, не желая — подсказал Китаю самую удачную стратегию для превращения в ведущую кинодержаву планеты. Не обошлось в этом жанре и без Чжана Имоу, снявшего в начале столетия сразу три отличных уся — «Герой», «Дом летающих кинжалов» и «Проклятие золотого цветка».

Они любят смотреть свое

Еще в 2014 году самым кассовым фильмом на китайском рынке стали очередные «Трансформеры». С тех пор голливудская продукция, хотя и собирает свою долю аудитории, безусловно уступает первые места в хит-парадах лентам местного производства. Причем переломил ситуацию не какой-нибудь Чжан Имоу, а сравнительно малоизвестный до того гонконгский мультипликатор Рейман Хуэй. В Голливуде он выступил сопостановщиком «Шрека 3», а в 2015 году государственная China Film Group Corporation доверила ему режиссерское кресло на фильме «Охота на монстра». Фантастическая комедия эта заработала почти $400 млн — именно отсюда, вероятно, можно начинать отсчет новой эры китайского кино.

Режиссер Рейман Хуэй и Монстр Буба на 68-м международном Берлинском кинофестивале

Фото: Global Look Press/Jens Kalaene

При чем там Alibaba

Джек Ма — человек, который, как правило, превращает в золото всё, на что падает его заинтересованный взгляд. Создатель Alibaba в 2014 году купил студию ChinaVision Media и переименовал ее в Alibaba Pictures. Всего за год она потеснила государственного монстра CFGC и стала крупнейшей кинокомпанией Китая. Секрет прост: Джек Ма мыслит глобально, и фильмы про императоров и драконов его интересуют постольку-поскольку. Alibaba Pictures, разумеется, снимает и такое кино (в этом году, например, вышла «Ашура» с
бюджетом $100 млн), но основой интерес Ма — в Голливуде. Он сейчас — основной инвестор двух мегафраншиз, «Миссия: невыполнима» и «Стартрек». Кроме того, Alibaba Pictures купила гонконгскую студию Block 2 Pictures, а вместе с ней — и ее владельца, великого Вонг Карвая (правда, пока его используют в качестве продюсера).

Они заманивают звезд Голливуда

В чемпионате Китая по футболу играет сразу несколько звезд мирового уровня — Суарес, Витсель, Маскерано, Лавесси, Фернандиньо, Демба Ба. Иметь хотя бы одного такого игрока — дело престижа для каждого клуба. Точно так же решили поступить и в китайской киноиндустрии. На роль первого суперлегионера выбрали Ренни Харлина, когда-то снимавшего великое кино вроде «Долгого поцелуя на ночь» и «Глубокого синего моря», а впоследствии самодисквалифицировавшегося до провального «Геракла: Начало легенды» и совсем уж позорных «5 дней в августе». Для начала Харлин снял для Джеки Чана комедийный боевик «Отпетые напарники», принесший колоссальные барыши. Тут же его заарканила Alibaba Pictures — в октябре выходит «Легенда о древнем мече», бюджет которой не раскрывают, очевидно, чтобы не нервировать окружающих. А в планах Харлина — еще два блокбастера, в том числе китайский ремейк его же «Крепкого орешка 2».

Ренни Харлин — финско-американский кинорежиссер, актер

Фото: Global Look Press/KPA

Они не жалеют денег

В 2018 году китайское кино впервые взяло планку расходов в $100 млн за фильм — помимо уже упоминавшейся «Ашуры», это вторая часть «Охоты на монстра». Но это если не считать только что вышедшего «Мега». Фильм этот — очередной шаг вперед для китайской киноиндустрии. Китайцы не просто профинансировали проект, они выступили фактически в качестве сопродюсеров: ввели в сюжет китайских персонажей, взяли на главную женскую роль главную китайскую кинозвезду Ли Бинбин — одним словом, адаптировали кино для своего рынка еще на стадии запуска. В результате фактически китайский «Мег» рвет китайский рынок, успешно притворяясь американским фильмом. Судя по всему, таких проектов будет всё больше и больше.

Hengdian World Studios, крупнейшая киностудия в Азии

Фото: Global Look Press/Li Zuorong

У них самая большая в мире киностудия

Самая большая киностудия в мире находится в провинции Чжэнцзян, на самом востоке Китая, и называется Hengdian World Studios. 330 га, 13 автономных съемочных комплексов (назвать их павильонами не поворачивается язык), копия Запретного города в натуральную величину. К 2020 году количество комплексов увеличится до 53. Самому китайскому кинематографу, как бы он ни рос, столько явно не нужно. Так что готовьтесь: скоро в Китае будут штамповать не только айфоны, но и голливудские блокбастеры.

 

Загрузка...