Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Сестринское дело: три дочери зарезали отца-тирана
2018-07-30 16:23:39">
2018-07-30 16:23:39
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Трех сестер из семьи московских армян задержали за убийство родного отца. Несмотря на жестокость преступления, общественность встала на сторону девочек. По многочисленным свидетельствам мужчина терроризировал семью, угрожал девочкам сексуальным насилием, бил их и держал взаперти. Как жизнь с неадекватным тираном закончилась кровавой резней — в материале портала iz.ru.

Нож в сердце отца

Тело 57-летнего Михаила обнаружили на лестничной клетке на севере Москвы в пятницу, 27 июля. Полицию вызвала старшая из сестер. В разговоре с диспетчером она рассказала, что отец бросился на одну из девочек с ножом, но ей удалось выхватить оружие из его рук. Завладев орудием, она несколько раз ударила им мужчину в грудь. Две другие девочки помогали сестре добивать отца. Когда в квартиру на Алтуфьевском шоссе приехали оперативники, девушки сознались в убийстве.

По информации РЕН ТВ на теле убитого обнаружили пять ножевых ударов, из них два — в область сердца. По данным источника агентства «Москва», ударов на теле было более 40: одна из девушек нанесла мужчине 36 ножевых ударов в область груди, другая — 10 в область шеи, а третья распылила газовый баллончик в лицо. Всем троим уже предъявлено обвинение по статье 105 УК РФ «Убийство». 

О том, что толкнуло трех юных особ на жестокое убийство собственного отца, стало известно сразу после допроса. Мужчина систематически избивал их, в том числе прикладом от пистолета, угрожал оружием, а один раз в воспитательных целях «вывез в лес», обещая убить и оставить там. Почти два года с того момента, как мать ушла из семьи, отец фактически держал их дома взаперти. Две девочки не успели закончить школу, старшая не смогла поступить в институт. Общаться с матерью им было запрещено, созванивались редко в тайне от отца.

Фото: youtube.com

В квартире погибшего был проведен обыск. Оперативники обнаружили целый арсенал оружия, а в багажнике его Audi Q7 нашли пакет с наркотическими веществами.

Мужчина выдвигал абсурдные требования к дочерям: обнаружив однажды ворсинки собачьей шерсти на ковре, он заставил одну из дочерей вычесывать собаку и есть шерсть. Аудиозапись одного из монологов отца, обращенного к дочерям, достаточно быстро стала достоянием общественности. Судя по содержанию записи, мужчина угрожал девочкам сексуальным насилием и расправой.

По словам подруги одной из девочек, отец склонил дочь к действиям сексуального характера, после чего она предприняла попытку суицида. Сестры вовремя вызвали скорую, и девочку спасли в больнице. По словам подруги, благодаря деньгам и связям отца историю удалось замять. Она также рассказала, что все остальные члены семьи были в курсе того, что происходит с девочками, но никак не пытались им помочь.

«Они знали, что он их бил, что он их никуда не выпускал. Но они считали это нормой, и всё», — сказала она. По словам собеседницы РЕН ТВ, перед приходом отца девочки расставляли в прихожей иконы. Он заставлял их молиться в категоричной форме.

«Мама за них боялась очень. Он угрожал постоянно, что он убьет всех, что он изнасилует кого-то. Она долго бегала по подругам, не могла на месте остаться. Потому что он какое-то время ее искал. И не давал связываться с девочками. Девочкам говорил, что, если я узнаю, что общаетесь с мамой, я вас убью, изнасилую, в лес отвезу. Я знаю, что одну из сестер отвозил в лес. Я помню, она писала мне об этом. Он отвозил ее в лес. Оставлял по середине, говорил: «Я тебя сейчас убью» и всё. Но он ничего не делал, забирал ее обратно. Избивал и привозил обратно. Вторую тоже отвозил в лес, шугал ее постоянно. То есть это было в пределах нормы», — вспоминает подруга сестер.

Набожный тиран

На окружающих глава семейства производил впечатление глубоко верующего человека. На его странице в соцсети почти 3,5 тыс. фотографий, большая их часть связаны с религиозным паломничеством: ездил в Израиль, купался в Иордане. На одной из опубликованных в сети фотографий он стоит возле Армянской церкви в Москве, на другой — внутри храма со свечой, еще на одной виден большой нательный золотой крест. Немало там и фотографий известных людей, в основном членов армянской диаспоры. Там же много фотографий дочерей.

Фото: youtube.com

Пока отец был в отъезде, к девочкам приехал их брат вместе с другом, чтобы забрать собаку. Узнав об этом, отец назвал сына сутенером и добавил, что «барыжничать стало невыгодно». Брат девочек тем не менее не встал на сторону девочек. Он заявил, что не верит в то, что они оборонялись, а просто решили убить родного отца. На странице молодого человека в соцсетях есть отсылки к теме наркоторговли. В частности, в комментариях предлагают работу «почтальоном» с зарплатой от 6 тыс. в день. На жаргоне наркодилеров «почтальонами» называют курьеров. Несмотря на то что отец выгнал из дома его и мать, молодой человек полностью был на его стороне.

«Просто если человек рукоприкладствует — это не значит, что он плохой», — сказал молодой человек, добавив, что его сестры и так уже якобы «были потерянные».

Соседи утверждают, что из квартиры, где проживал отец с тремя дочерьми, часто был слышен мужской крик. Погибшего характеризуют как крайне авторитарного и строгого отца, у него были конфликты с другими жителями дома, в частности на почве неправильной парковки.

Взрастил своих убийц

Криминологи утверждают, что насилие в семье ведет к заметному ослаблению гуманизма в семейном воспитании, способствует формированию жестокости и безнравственности подростков. «Семейное насилие имеет способность трансформироваться в девиантное и преступное поведение», — говорится в научной работе Ольги Яловой из Краснодарского университета МВД России «Виктимологическая детерминация преступных посягательств, совершенных в отношении женщин». Автор имеет в виду такие последствия для молодежи, как бродяжничество, попрошайничество, проституция, наркозависимость. При этом в работе отмечается, что число семей, где актуальна тема насилия, с каждым годом растет.

Расследование обстоятельств, предшествующих убийству мужчины, только началось, но уже открылась масса случаев, характеризующих покойного не с самой хорошей стороны. Во всяком случае, аудиозаписи, на которых он угрожает своим близким, вызывают сомнения во вменяемости погибшего.

Между тем безумный родственник в семье — случай не уникальный. Но что оставалось делать несовершеннолетним, чтобы оградить себя от беспокойного родителя?

Фото: РИА Новости/Макс Ветров

«Первоначально нужно обратиться к участковому, во всем мире эта функция отдана полиции. Полиция связывается с психиатром, человека направляют на исследование, экспертизу. А уже позже он направляется в суд для признания его недееспособным. Но сразу нужно оговориться, что недобровольная госпитализация — довольно сложная процедура. Есть и еще один способ оградить душевнобольного человека от семьи — возбуждение уголовного дела. Если в действиях подозреваемого обнаруживаются признаки преступления, полиция возбуждает уголовное дело, в рамках которого также проводится судебная экспертиза, а позднее судья решает вопрос о вменяемости подсудимого» — рассказал порталу iz.ru криминальный психолог, психиатр Сергей Ениколопов.

По словам ученого, процедура усложнена не случайно. «В советское время положить человека в психиатрическую клинику было значительно проще, но всё это обернулось тем страшным явлением, которое мы сегодня называем карательной психиатрией. Клали человека, а потом оказывалось, что он здоров», — говорит Ениколопов.

Текущий алгоритм действия по «насильственному» водворению человека в психушку действует чуть более 20 лет. Но не исключено, что в ближайшее время пункты лояльного законодательства будут пересмотрены в связи с участившимися преступлениями, участниками которых становятся люди с психическими отклонениями.

Напомним, нижегородец Олег Белов с диагностированной шизофренией убил своих шестерых детей, жену и мать. Супруга и ее родственники пытались привлечь его ранее к уголовной ответственности за угрозы и побои, но по их обращениям не было принято должных мер.

Нафантазируют себе

Трагедия в столичной семье была осложнена и тем, что сестры находились не только в психологической зависимости от своего отца, но также в финансовой и правовой. Погибший обеспечивал детей, а страх потерять источник постоянного дохода — существенный сдерживающий от похода в полицию фактор. К тому же еще несколько лет назад ни одна из сестер не могла самостоятельно обратиться за правовой помощью к государству в силу несовершеннолетия. Вместо подростка заявление пишет законный представитель — мать или отец.

«Закон предусматривает механизм, при котором следователь или дознаватель могут возбудить дело в отношении человека даже без заявления. Это как раз касается случаев, когда преступление было совершено в отношении лица, которое «в силу зависимости или беспомощного состояния» не может защищать свои права. На практике это, как правило, случаи с нерадивыми родителями, когда речь идет о серьезных преступлениях. Что же касается возбуждения по этим основаниям дел о побоях, угрозе убийством — это утопия, лично я с этим не сталкивался и с практикой по таким ситуациях не знаком. Были случаи, когда, например, врачи находили следы мужского семени у ребенка и оказывалось, что насиловал дочь отец, но, оговорюсь, это тяжкое преступление. Что же касается истязаний, пощечин и угроз — в российском обществе это считается делом семейном. Нужно отметить, что в таком подходе тоже есть здравый смысл — иначе в стране уже восторжествовала ювенальная юстиция. Но нельзя отрицать и того, что насилие в семье одна из главных проблем на сегодня — добрая половина латентных преступлений происходят в семье», — рассказал порталу iz.ru столичный участковый.

И тем не менее правоохранительные органы обращают особое внимание на ситуацию, которая называется «ребенок в опасности». Существует всероссийский телефон доверия, на который могут позвонить дети. Однако есть большие предубеждения о том, что ребенок может преувеличить и нафантазировать, считает общественный деятель, соосновательница «Проекта W: сеть взаимопомощи женщин» Алена Попова.

Фото: TASS/FA Bobo/PIXSELL/PA Images/Chris Radburn

«Такие случаи, как это убийство, как раз и происходят из-за того, что этой информации не уделяется должного внимания. По сообщению ребенка должна проводиться проверка, которая включает в себя проверку органов опеки, правоохранителей в отношении фактов, которые были озвучены ребенком, а также проведение психолого-педагогической экспертизы», — подчеркнула Попова.

По ее мнению, девочки оказались в ситуации, в которой оказывается 90% жертв семейного насилия: не знали куда обращаться, никто им не сообщал об инструментах защиты.

«В закон о домашнем насилии как раз должна быть включена статья о насилии в семье. Но консервативная часть законодателей считает это вмешательством в семью. Они говорят, что якобы дети начнут жаловаться на родителей, из-за того что те не дают им деньги, — добавляет правозащитница, — Законом дети защищены больше, чем взрослые, и внимания таким случаям уделяется больше. Но то, что они не знают, куда обращаться, как раз говорит о том, что ничего нормально не работает. Самая порочное в этой истории — то, что обо всем знали свидетели: родственники, соседи, которые могли заявить, но не хотели вмешиваться в дела семейные».