Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Не ту банду прозвали GTA
2018-04-23 19:49:49">
2018-04-23 19:49:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Больше ста лет колонии в общей сложности запросило гособвинение на шестерых членов банды в Приморском крае. Присяжные ранее посчитали доказанными участие Александра Ковтуна, Владимира Илютикова, Максима Кириллова, Романа Савченко, Алексея Никитина и Вадима Ковтуна в ОПГ и совершение ими всех инкриминируемых преступлений, в том числе убийств. На днях решится судьба каждого из фигурантов эпохального расследования. История дерзкой банды, охотившейся на сотрудников полиции, и хронология многолетних судебных тяжб — в материале iz.ru.

Представитель прокуратуры Приморья запросил от восьми до 25 лет лишения свободы для обвиняемых по резонансному уголовному делу. Больше всего, с учетом роли и степени тяжести преступлений, гособвинитель предложил назначить в качестве наказания  Александру Ковтуну — 25 лет в колонии строго режима. Наименьший срок — его брату Вадиму: восемь лет и один месяц.

Текущий процесс по делу о бандитизме, убийстве и посягательствах на жизни сотрудников правоохранительных органов — уже третий с момента поимки предполагаемых преступников.        

Поле чудес

Первым делом участников кировской банды (по названию поселку Кировский) правоохранители считают убийство четырех их односельчан. Жертвами, по одной из версий, были охранники конопляного поля, у которых был давний конфликт с лидером преступной шайки — Андреем Сухорадой (покончил с собой при задержании).

        

Фото: ТАСС/Дмитрий Чеботаев

По словам матери Сухорады, ее сын и его приятели поджигали поле, где культивировали наркосодержащее растение. За этим занятием его и застали хранители плантации. Якобы молодого человека заставили рыть себе могилу. О том, как он остался в живых, не сообщалось. Не исключено, что это послужило мотивом для дальнейшей расправы над сторожами конопли.

ПОДРОБНЕЕ ПО ТЕМЕ

Следствие считает, что охранники были убиты 27 сентября 2009 года. Сообщники якобы перестреляли из охотничьих ружей своих недругов, трупы сложили в микроавтобус и вывезли для захоронения в лесополосу. В этом эпизоде помимо пятерки предполагаемых бандитов (Сухорада, Александр Сладких, Владимир Илютиков, Максим Кириллов и Александр Ковтун), составлявшей костяк шайки, участвовали еще двое — младший брат Ковтуна Вадим и Алексей Никитин. Первый, как утверждает следствие, подвез соучастников к месту расправы, второй — помогал зарывать трупы. Наркотики, которые хранились у убитых охранников, банда присвоила себе.

Охота за патрулями

С февраля 2010 года костяк банды совершил еще несколько тяжких преступлений. 10 мая они нападают на двух парней и девушку в пригороде Лесозаводска с целью разбоя. Спустя неделю, 16 мая, они совершили угон легкового автомобиля. Угрожая расправой женщине-таксисту, они засунули ее в багажник и добрались до интересующего их пункта, где на безлюдной дороге отпустили потерпевшую, пригрозив расправой в случае обращения в полицию. Спустя еще неделю они вновь отбирают автомобиль у случайного автомобилиста и избивают его.

На следующий день, 25 мая, бандиты поджигают ОВД на станции Варфоломеевка. А спустя еще двое суток сообщникам удается пробраться в опорный пункт милиции села Ракитное Дальнереченского района, где они убивают участкового. Сержанта зарезали ножами. Там преступники похищают милицейскую форму, бронежилеты, средства связи и оружие.

29 мая они обстреливают автомобиль ДПС на трассе Спасск-Дальний–Варфоломеевка (Яковлевский район). Ранен один инспектор. 8 июня члены шайки расстреливают еще один наряд ДПС — смертельно ранены два сотрудника. Также на совести молодых людей нападение на еще один патруль милиции во Владивостоке. Всего от рук банды погибли четыре милиционера. Примерно в то же время предполагаемые сообщники совершили несколько квартирных и магазинных краж — они забирали провизию, одежду, охотничьи ружья.

В мае–июне 2010 года на поиски убийц были брошены больше 1000 милиционеров и военнослужащих. Силовики прочесывали тайгу, где укрывались злоумышленники.

Поимка

Молодые люди во время погони успели записать видеообращение, в нем налетчики хвастались, что провели милицейский спецназ «как детей». Рассказали, что во время облавы прошли против течения по речке, чтобы служебные собаки потеряли их след.

Владимир Илютиков и Александр Ковтун (слева направо) на повторном рассмотрении дела «приморских партизан» в Приморском краевом суде

Фото: ТАСС/Алексей Корчагин

«Не думайте, что мы убегаем, потому что боимся вас. Просто глупо выходить вшестером против трехсот», — говорилось в обращении бандитов. Молодые люди обещали «умереть красиво» в неравном бою с правоохранителями позже. Также они высказывали намерение «дальше убивать» сотрудников милиции исподтишка. «И мы не боимся этого слова (исподтишка), потому что ваши методы еще коварнее», — говорилось в послании преступников.

Через полтора года, в апреле 2012-го, этот видеоролик был признан судом экстремистским и занесен в список запрещенных материалов. Спустя год с небольшим житель Томска был приговорен к шести месяцам исправработ за публикацию «обращения» в соцсетях. Широкую известность эта запись получила лишь осенью 2010 года, тогда как сделана она была незадолго до задержания бандитов.

Экстремистов удалось блокировать в Уссурийске 11 июня 2010 года. Четверо предполагаемых преступников находились в съемной квартире в центре города. Двое, Андрей Сухорада и Александр Сладких, покончили с собой. Илютиков сдался первым. Александр Ковтун сложил оружие спустя несколько часов после переговоров с участием адвоката и матери. Во время перестрелки от рук разбойников пострадали два сотрудника МВД.

Ковтун-младший и Никитин были задержаны позже в рамках следствия.

В поисках мотива  

На первоначальном этапе расследования от подозреваемых поступали сообщения о том, что силовики подвергают их пыткам. В частности, отец Романа Савченко обратился к российскому президенту (тогда страной руководил Дмитрий Медведев) с просьбой прислать в Приморский край комиссию, «чтобы наших детей не уничтожали, а взяли, как говорится, в плен и узнали истинную причину, из-за чего все началось».

Некоторое время следствие считало одним из организаторов банды бывшего сотрудника спецслужбы Романа Муромцева, но позже объявило о том, что эта версия оказалась ошибочной. Как сообщал «Интерфакс» со ссылкой на источник в правоохранительных органах, подозрения возникли из-за того, что отставной силовик «стал периодически писать письма в органы власти, в том числе в краевое УВД, с просьбами «остановить милицейский беспредел». Собеседник агентства объяснил это изменением психики бывшего военнослужащего. Сообщалось также, что Муромцев сменил фамилию на «Присяжный».  

В частности, Муромцев обвинял местную милицию в крышевании предприятий и коррупции. Якобы отставник собрал вокруг себя молодых людей, которые пострадали от произвола милиции — среди них были те, кого ложно обвинили в преступлениях и избили в одном из райотделов МВД. Выдвигалась версия о том, что этот кружок и стал колыбелью этого своеобразного братства.

Облагородили на фоне Евсюкова

Недостаток информации о преступлении и многочисленные мифы о банде способствовали необоснованной романтизации образа преступников. К тому же информация о «деятельности» бандитов совпала с негативным для МВД фоном — в это время шел процесс над печально известным бывший начальником ОВД «Царицыно» Денисом Евсюковым, убившим двух и ранившим еще семь человек в столичном супермаркете «Остров» в апреле 2009 года. Эти обстоятельства помогли фигурантам снискать симпатии в обществе.

По данным исследования «Левада-центра», 34% опрошенных в 2010 году граждан, слышавших о событиях в Приморье, посчитали, что преступники — это люди, доведенные до крайности произволом и беспределом милиции. 

Бывший майор милиции Денис Евсюков (в центре), обвиняемый в убийстве людей весной 2009 года в супермаркете на юге Москвы

Фото: ТАСС/Олег Еленин

Отрезвление наступило после того, как стали известны подробности о личности вожака бандитов, свидетельствующие не в пользу версии о борьбе экстремистов за справедливость.

Предводителем бригады был покончивший с собой во время штурма  Андрей Сухорада, к экстремизму он тяготел с подросткового возраста. Уже в 16 он состоял в запрещенной в России Национал-большевистской партии. Как сообщало Радио Свободы со ссылкой на двух членов организации Романа Попкова и Елену Боровскую, будучи несовершеннолетним, он приехал в столичный штаб лимоновцев в 2004 году (юноша добирался до Москвы автостопом). Он расклеивал листовки и участвовал в акции «мирного захвата» штаба «Единой России».   

Одновременно с этим в региональном управлении СКП (в 2011 году функции переданы СКР) сообщили о том, что молодой человек имел ультраправые убеждения, ездил во Владивосток из поселка, где нападал на граждан Таджикистана, за что, собственно, и задерживался милицией.

Сухорада участвовал в организации «русских маршей в своем поселке» и в то же время героизировал чеченских боевиков.

Появилась и версия о том, что первое убийство было совершено ради крупной партии дорогостоящего наркотика.

Начальник УВД Приморского края Андрей Николаев сообщил впоследствии, что целью нападений на сотрудников милиции было завладеть огнестрельным оружием.

Не походили подследственные и на борцов с коррумпированными блюстителями порядка — ни один из сотрудников милиции Кировского не подвергся нападению. Погибли рядовые милиционеры, случайно подвернувшиеся отморозкам под руку. Кроме того, во время обысков в схронах преступников были найдены предметы фашистской символики и литература радикального толка.

Любопытно, что один из основных фигурантов расследования, Ковтун, находясь в СИЗО, принял ислам, сменив имя на Сейфуллу, и объявил себя ваххабитом. Об этом стало известно из его открытого письма. Адвокат обвиняемого подтвердила,  что автор послания — ее клиент. В обращении молодой человек признается, что тяготел к исламу еще до заключения. Принял ислам и другой подследственный — Роман Савченко.

В то же время в мусульманском сообществе неоднозначно восприняли это заявление. Некоторые представители конфессии посчитали, что Ковтун дискредитирует ислам.

Судебные зигзаги

В феврале 2014 года коллегия присяжных признала шестерых молодых людей виновными по 11 инкриминируемым им статьям УК РФ. Ковтун-старший, Никитин и Илютиков получили пожизненное, остальные от восьми до 25 лет колонии.

Однако Верховный суд усмотрел грубые нарушения в части, касающейся Никитина и Вадима Ковтуна, и отменил приговор в отношении них, отправив материалы на новое рассмотрение в Приморский краевой суд. Другим осужденным, за исключением Илютикова, инстанция смягчила наказание — Ковтуну-старшему с пожизненного до 25 лет колонии, Савченко с 25 лет до 24-х, Кириллову — до 19 лет.

Во время оглашения приговора в Приморском краевом суде

Фото: ТАСС/Юрий Смитюк

В результате повторного рассмотрения эпизода с убийством четырех охранников 20 июля 2016 года присяжные усомнились в причастности к нему Вадима Ковтуна и Алексея Никитина. Кроме того, невиновными в убийстве плантаторов признали всю банду — они отправились досиживать сроки за оставшиеся преступления, тогда как Никитин и Ковтун-младший вышли на свободу в зале суда.

И тем не менее, это решение оказалось не окончательным. В декабре Верховный суд вновь отменяет решение суда нижестоящей инстанции, посчитав неправомерным исключение из числа доказательств  признательных показаний фигурантов расследования. Также инстанция признала неправомерным недопущение в качестве доказательств протокола допроса Никитина — в краевом суде документ не приняли во внимание из-за родственных связей одного из следователей, работавших над делом, и  защитника (они были братьями). Также было выявлено еще несколько серьезных оснований, позволяющих отменить решение.

 

Читайте также