Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Смирительная Губаха
2018-07-09 15:24:26">
2018-07-09 15:24:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Трое девушек задержаны за жестокие издевательства над школьницей в селе Губаха Пермского края. Подруги ворвались в квартиру потерпевшей, остригли ей волосы, избили, изнасиловали посторонним предметом и нанесли ей тяжелые увечья. Истязания продолжались четыре часа. Мучительниц было четыре — одна из них беременная 17-летняя девушка избежала задержания из-за своего «интересного положения». Как особые обстоятельства помогают подследственным оставаться на свободе даже за совершение тяжких преступлений — разбирался портал iz.ru.

Вынашивала месть

Трое обидчиц, оказавшихся в СИЗО, уже признали вину, но раскаиваться в содеянном не намерены. Наоборот, подозреваемые уверены, что своими руками вершили правосудие. 17-летняя Сара увела молодого человека у их беременной подруги, которая и стала инициатором экзекуции. Будущая мать находится под домашним арестом и обязана отмечаться в полиции. Хотя именно ее считают инициатором пыток.

«В отношении четвертой соучастницы в связи с ее беременностью применена мера принуждения в виде обязательства о явке», — рассказали в СК.

По версии следствия, девушка вынашивала план мести и подбила подруг на совершение преступления. Всем четырем уже предъявлено обвинение по двум статьям УК: «Истязание несовершеннолетнего группой лиц по предварительному сговору» и «Действия сексуального характера, совершенные группой лиц по предварительному сговору в отношении несовершеннолетней».

Фото: Getty Images/AngiePhotos

Жестокость нравов в маленьком поселке возмутила пользователей Сети. В первоисточнике новости паблике «Плохие новости» опубликовали свыше 5 тыс. комментариев . Большинство пользователей сходятся во мнении, что беременная должна понести наказание за содеянное. Однако из-за особенностей законодательства у девушки есть шанс остаться на свободе и воспитывать ребенка в комфортных условиях.

Отложенный срок

Беременность — одно из смягчающих обстоятельств, однако это не является поводом для освобождения от уголовной ответственности. Статья 82 УК РФ предусматривает возможность отсрочки приговора для беременных и матерей малолетних детей, впрочем, в тексте закона нет прямого обязательства на это действие. Решение о замене реального срока выносится на усмотрение судьи.

В марте 2017 года вступил в силу законопроект, который упростил право предоставления отсрочки для беременных и недавно родивших. По новым правилам женщинам в положении не придется писать ходатайство об освобождении. Наручники могут снять уже в зале суда, если будет принято соответствующее решение. Однако в законе есть оговорка: за совершение преступления в отношении половой неприкосновенности несовершеннолетних отсрочку не дают. Впрочем, и тут закон играет на руку беременной садистке — возраст потерпевшего должен быть меньше 14 лет.

Стоит отметить, что даже когда беременных отправляют в места лишения свободы, условия их содержания существенно отличаются от условий остальных заключенных. Смягчающие обстоятельства указаны в Федеральном законе «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в преступлении».

К примеру, беременные могут получать посылки без ограничений по весу, их нельзя помещать в карцер или применять по отношению к ним спецсредства. Беременные имеют право на оказание медицинской помощи, а также улучшение условий питания и неограниченное время прогулки. Главное, чтобы прогулки происходили в светлое время суток. Кроме того, беременные получают приоритетное право на покупку продуктов питания в магазине следственного изолятора. Дети, родившиеся в местах лишения свободы, должны получать питание в соответствии с нормами, и оно не должно быть хуже, чем в детских домах-интернатах.

Гуманизм или справедливость?

Главная причина, по которой люди с тяжелыми заболеваниями, несовершеннолетние и беременные, совершившие преступления (в некоторых случаях тяжкие) могут остаться на свободе на время следствия, а порой и без реального наказания в дальнейшем, — отсутствие в пенитенциарных учреждениях условий для пребывания «особенного» арестанта.

Суды вообще не арестовывают несовершеннолетних за преступления небольшой тяжести. И лишь в исключительных случаях это допускается по средней. Арест за тяжкие и особо тяжкие преступления также воспринимается как исключительная мера пресечения для несовершеннолетнего субъекта преступления. Малолетки, попавшие за колючку, имеют большие привилегии по сравнению со взрослыми — им обязаны предоставлять улучшенное питание, возможность заниматься спортом, обучаться, обеспечивать достойные условия заключения и прочие бонусы, что естественно есть далеко не в каждом отечественном СИЗО. Те же учреждения, которые создаются с прицелом на таких арестантов, нередко переполнены.

К тому же наблюдения криминологов показали, что так называемые малолетки  (воспитательные колонии. — iz.ru) лишь способствуют формированию криминального поведения личности. Выходцы из этих пенитенциарных учреждений чаще других затем возглавляли преступные группы и сообщества.

Заключенные челябинской исправительной женской колонии № 5 на приеме у врача в больнице в отделении акушерства Дома ребенка на территории колонии

Фото: РИА Новости/Александр Кондратюк

Что же касается подследственных беременных и единственных (независимо от пола) родителей детей до 14 лет, то их участь собираются облегчить депутаты. В январе текущего года законопроект, позволяющий поместить под стражу эти категории граждан лишь за особо тяжкие преступления (за которые дают свыше 10 лет колонии), вносился на рассмотрение в Госдуму.

«На практике избрание меры пресечения в отношении беременных, заподозренных в тяжких особо тяжких преступлениях, часто зависит от субъекта федерации, где расследуется уголовное дело. Например, в столичных изоляторах, как правило, есть всё необходимое для содержания подследственных в положении. И тем не менее следствие, как правило, старается избрать в отношении них домашний арест. Все понимают, что девушка в стрессовой ситуации может разрешиться от бремени, например во время этапирования. А последствии этого могут быть самые печальные», — рассказал порталу iz.ru столичный адвокат Дмитрий Субботин.

Что касается обвиняемых и подозреваемых с инвалидностью (в том числе инвалидов I группы), то за последние годы в отношении них система действует строже. Существует утвержденный правительством перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления.

К таким недугам относятся некоторые виды туберкулеза; болезни, связанные с иммунодефицитом человека (ВИЧ), если они привели к стойкому нарушению функций организма и требуют лечения в стационаре; злокачественные образования независимо от их локализации на угрожающих стадиях; тяжелые формы сахарного диабета, болезни щитовидной железы при невозможности их хирургической коррекции и других эндокринных желез при наличии осложнений и стойких нарушений функций организма; ряд болезней нервной системы — атрофические и дегенеративные с прогрессирующим течением, если они требуют лечения в стационаре; паралитические синдромы и болезни нервно-мышечного синапса; слепота; некоторые болезни сердца, связанные с недостаточностью кровообращения; гипертоническая болезнь в опасных стадиях; последствия цереброваскулярных болезней; некоторые болезни дыхания, требующие стационарного лечения; болезни органов пищеварения, в частности печени; прогрессирующие костно-мышечные заболевания; болезни мочеполовой системы (требующие стационарного лечения недуги почек); анатомические дефекты и ампутации, требующие постоянного медсопровождения; хроническая лучевая болезнь 4-й степени.

Отступать от этого списка суд и следствие не рискуют. То есть, человек с другими заболеваниями, которые не вошли в перечень, скорее всего, окажется за решеткой.

«В моей практике был случай, когда суд арестовал человека, у которого отсутствовали внутренние органы. Понятное дело, тюремная медчасть едва ли сравнится по комфорту и качеству с обычной поликлиникой. Но судью часто остаются глухи к жалобам на изменение меры пресечения по этому основанию, особенно если речь идет о насильственном преступлении — в моем случае подзащитный нанес ножевое ранение родственнику», — приводит пример Субботин.

Напомним, в августе 2017 года Мосгорсуд смягчил приговор инвалиду I группы Антону Мамаеву. У мужчины, приговоренному нижестоящей инстанцией к 4,5 года колонии за разбой, полностью атрофированы мышцы. В СИЗО «Матросская Тишина», куда он был направлен после оглашения приговора, не было условий для содержания лиц с его заболеванием. На несправедливость обратили внимание правозащитники, после чего вышестоящая инстанция изменила наказание на штраф в 200 тыс. рублей. Вместе с сообщником Мамаев, угрожая оружием похитил у мотороллер. Соучастник преступления Василий Сероштанов получил три года колонии.

Особо опасен

Между тем оперативники в рядах полиции отмечают, что инвалиды, многодетные матери, да и беременные женщины часто используются в криминальных схемах именно из-за своего статуса, позволяющего уходить от реального наказания.

«Еще с 1990-х содержателями наркоманских притонов нередко были люди с тяжелыми недугами — колясочники и слепые. На эти же категории граждан нередко оформлялись конторы для различных темных делишек — хищений. Человека привлекали к уголовной ответственности, но инструмента назначить наказания такому осужденному не существовало, хотя такие люди также могут быть опасны для общества и требуют изоляции. Со временем, когда изоляторы и колонии были обустроены для таких осужденных и обвиняемых, судьи начали выносить реальные сроки наказания этой категории граждан», — рассказал порталу iz.ru источник в органах МВД.

Исправительная колония № 7 в замке Тапиау в Калининградской области

Фото: ТАСС/Виталий Невар

По его словам, в некоторых этнических оргпреступных группировках активно использовались и продолжают использоваться беременные.

«Распространенное явление, когда старшие в цыганских общинах отправляют на рискованные преступления беременных соплеменниц. Их сектор работы — карманные кражи. Мы часто ловим их, но приходится отпускать под подписку. Увы, добиться направления в суд такого дела в суд крайне сложно, так как подследственные скрываются от следствия в дальнейшем», — приводит примеры из практики один из оперативников полиции.

Другая мошенница, проживающая в одном из центральных районов Москвы, уже пять раз была осуждена по статье о мошенничестве и каждый раз реальный срок ей заменяли условным либо следовала отсрочка наказания.

«Эта в целом интеллигентная женщина одна воспитывает двух малолетных внуков. Для того чтобы сводить концы с концами, она придумала оригинальный, но незаконный способ заработать. Размещает объявление на столбах о том, что сдает комнату в своей квартире. Люди, чаще всего иногородние, приходят к ней, отдают плату за два месяца, а она им ключи с условием, что заехать можно только завтра. В назначенный день новые жильцы приходят заселяться, а ключи не подходят. Иногда по несколько обманутых квартирантов сталкиваются друг с другом на лестничной клетке. А она лишь гонит их прочь через стальную дверь и обещает вызвать полицию», — рассказал участковый, работавший на территории, где проживает аферистка.