Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Запретить доступ к папке
2018-06-28 18:18:37">
2018-06-28 18:18:37
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уголовные дела о халатности представителей власти, не предупредивших тяжкие преступления, стали спутником громких судебных процессов. Так, 28 июня были осуждены два участковых, которые не провели должную работу по жалобам многодетной матери на своего неуравновешенного мужа. В июле 2015 года Олег Белов войдет в криминальную историю как нижегородский детоубийца. Как участковый должен был поступить после сообщений о том, что от человека с диагностированной шизофренией поступают угрозы его близким, выяснял портал iz.ru.

Беспокойный участок

«28 июня Нижегородский районный суд города Нижний Новгород вынес приговор подсудимым, которые признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного третьей частью статьи 293 УК РФ «Халатность». Им назначено наказание в виде лишения свободы на срок три и четыре года, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанных с осуществлением функций представителя власти на срок три и четыре года соответственно (...) назначенное наказание считать условным с испытательным сроком на три и четыре года», — сообщили в пресс-службе судов общей юрисдикции Нижегородской области, передает РИА Новости.

 

 

Фото: depositphotos/fizkes

Дело участковых стало своеобразным ответвлением расследования жуткой трагедии в Нижегородской области. Глава многодетной семьи Олег Белов, инвалид второй группы с диагнозом шизофрения, в 2015 году, летом, после очередной ссоры со своей супругой на почве ее желания развестись, расправился с женщиной (она была беременна в тот момент) и шестью общими детьми с помощью топора. После страшного преступления он расчленил тела и отправился к своей матери — ее он тоже убил топором, расчленил и закопал. Преступника задержали и в июне 2016 года осудили к пожизненному сроку заключения, а также назначили ему принудительное лечение по месту отбывания наказания.

Расследование преступления выявило тот факт, что погибшая жена Белова неоднократно обращалась в отдел №5 по Нижнему Новгороду по поводу неадекватного поведения своего мужа. Она сообщала, что он угрожает ей и детям и избивает их.

«Непосредственное проведение проверки было поручено подсудимым участковым уполномоченным полиции, которые не выполнили ни одного проверочного мероприятия, ограничившись составлением рапорта о том, что осуществили выход по адресу. Бездействие участковых уполномоченных полиции повлекло существенное нарушение прав и законных интересов погибших», — говорится в материалах уголовного дела.

Упреждать — неблагодарное дело

Больше всего полиция не любит связываться с так называемыми превентивными составами, то есть незначительными преступлениями, которые гипотетически могут перерасти в трагедию. В первую очередь речь идет о «кастрюльных» разборках между сожителями и родственниками — таким широким понятием полицейские окрестили действия, подпадающие под статьи о побоях (116 УК РФ), причинении вреда здоровью небольшой тяжести (115 УК РФ), и угрозе убийством (119 УК РФ).

— Часто бывает, что ситуация ясна как белый день — муж бьет жену. И это факт — собирается материал, фиксируются травмы, опрашиваются соседи. Ничего не мешает возбуждению уголовного дела, казалось бы. Но нужно понимать, что, например, муж с женой находятся в обоюдно зависимых отношениях — у них общая жилплощадь, дети. Жена в процессе проверки осознает, что если сядет муж по ее заявлению, то некому будет кормить ее детей. Я не знаю деталей, предшествующих трагедии в Нижнем, но из открытых источников известно, что жила семья, в том числе, на пенсию по инвалидности этого убийцы. Не исключено, что женщине приходилось забирать поданные ею заявления, как это случается в практике. А если речь идет о побоях, это ее законное право, и дело в этом случае не возбуждается. Но это когда речь идет о побоях, — рассказал порталу iz.ru столичный участковый.

Фото: Global Look Press/imagebroker/Bernhard Classen

По его словам, женщина, когда пишет заявление, желает, как правило, одного — чтобы мужа оградили от нее на какое-то время без юридических последствий, в том числе для самого виновника. Но у закона таких инструментов нет.

— Довольно эффективной мерой был институт лечебно-трудовых профилакториев. Там чаще всего находились как раз семейные «террористы». Мои наставники рассказывали, что многим семьям помогали такие меры. Сегодня же единственное, что предлагает закон, — посадить супруга по статье УК РФ. Многих женщин это останавливает от того, чтобы довести дело в полиции до конца. Кто-то жалеет супругов, кого-то родственники упрашивают. Мне одна женщина призналась, что перед детьми будет стыдно в будущем, что отца их за решетку упрятала, — рассуждает сотрудник полиции.

Еще более сложная ситуация обстоит с составами об угрозе убийством.

— Это дело публичного обвинения, иными словами, если женщина пишет заявление сегодня, то завтра, когда она передумает, полиция не может прекратить уголовное дело в отношении ее супруга. Я в практике сталкивался со случаем, когда после возбуждения уголовного дела в отношении настоящего мерзавца, избившего женщину и угрожавшего выкинуть ее из окна, мы столкнулись с безвыходной ситуацией. После того как следователь пояснил, что дело не может быть прекращено, женщина написала заявление о том, что оговорила его. И это не рядовой случай, а распространенная практика. Потерпевшая была готова сама сесть за решетку, чтобы выгородить этого подлеца. Все это привело к тому, что прокуратура начала косо смотреть на все эти дела в принципе — слишком велика вероятность, что дело развалится. Нужно помнить и о том, что на любом этапе супруга имеет право не свидетельствовать в отношении своего супруга в соответствии со статьей 51 Конституции РФ, — говорит участковый.

«Сговорились всем подъездом»

Опрошенные порталом iz.ru коллеги осужденных полицейских из разных регионов считают, что в нижегородской трагедии виновны не только участковые. По их мнению, до сих пор существуют глобальные проблемы в части, касающейся изоляции от общества лиц с психическими расстройствами.

Фото: depositphotos/diy13@ya.ru

— Чтобы оградить своих жителей от шизофреников и лиц с другими психическими расстройствами, участковому часто приходится нарушать закон, изобретать авантюры. Случай из практики: женщина с душевным недугом терроризировала соседей сверху и снизу по лестничной клетке. Писала заявления об изнасилованиях, о хищениях из ее квартиры. Все эти вещи происходили только в ее голове. Но те, кто этого не знал, требовали принять меры к ее обидчикам, реальным людям, которым просто не повезло с соседкой — она писала во все инстанции. А однажды она натравила случайного подвыпившего прохожего на другого своего соседа — дескать, тот обижает бабулю. Парню досталось ни за что. Затем ситуация усугубилась — она, вооружившись молотком, стучала по дверям, по стенам на лестничной клетке. Но на все обращения участкового к дежурному психиатру полицейский получал ответ — у нее нет стадии обострения заболевания. Еще одно обстоятельство, когда можно отправить в стационар психбольного — если в его действиях присутствует явная опасность для окружающих. Что это за опасность, законодатель разжевать не потрудился. Жильцы сговорились с участковым, и все дали показания, что женщина била молотком не только по стене, но и по газовой трубе. А это уже, извините, угроза взрыва. После этого ее наконец-то поместили в стационар, — поделился тонкостями службы с порталом iz.ru столичный полицейский на условиях анонимности.

Чужой опыт

Наиболее внятной мерой против домашнего насилия с юридической точки зрения мог бы стать так называемый запретительный приказ, считает собеседник портала iz.ru.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

— Коллеги из МВД ездили по обмену опытом в США и познакомились с такой юридической практикой, когда судья выносит решение о запрете приближаться к человеку и контактировать с ним каким-либо образом — писать письма, СМС, звонить по телефону. Безусловно, неадекватный человек может нарушать такие распоряжения, но по первому звонку охраняемого лица приезжает наряд, у которой есть железобетонная инструкция в виде судебного решения — нарушителя изолируют, доставляют в участок, подвергают аресту, штрафу и так далее. И это действует — не нужно никаких разбирательств, опросов-допросов. Есть судебный запрет и он должен быть исполнен, — пояснил начальник службы участковых одного из райотделов столичной полиции.

Увы, такая норма характерна для государств с англосаксонским правом, а такой опыт отечественные законотворцы перенимают со скрипом. Справедливости ради стоит отметить, что даже такие меры не всегда способны предотвратить трагедию — о чем свидетельствуют нередкие заокеанские трагедии во время семейных разборок.

 

Загрузка...