Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Принятие закона о декриминализации семейного насилия вызвало такой шквал негодования «демократической общественности» в нашей стране и за ее пределами, что всякий, кто попытается как-то пояснить мотивы законодателей, рискует прослыть апологетом домостроевских порядков. К тому же он неизбежно станет жертвой бесчисленного рода юмористов, которые с нетерпением ждут, когда, например, депутаты, голосовавшие за закон, сами станут жертвами разъяренных супругов и будут являться на думские заседания с синяками под глазами. Мне, правда, трудно вообразить, что все эти депутаты — сторонники семейного насилия.

Ни о каком снисходительном отношении к этому явлению речь не идет. Это нужно разъяснять неустанно — в первую очередь сотрудникам правоохранительных органов. Однако для эффективной борьбы с ним наказание должно быть, во-первых, неотвратимым, а во-вторых, соразмерным.

Сейчас места лишения свободы стали «университетами преступности»: человек, оказавшийся там, быстро приобретает криминальные навыки и очень редко впоследствии возвращается к нормальной жизни. Поэтому в идеале чем меньше людей окажется за решеткой — тем лучше. Разумеется, есть случаи, когда изоляция от общества неизбежна. Речь идет о таких деяниях, как убийство, терроризм, торговля наркотиками, шпионаж, грабеж, изнасилование, развратные действия в отношении несовершеннолетних и многие другие преступления. Лица, их совершившие, сознательно бросили дерзкий вызов обществу, и оно вынуждено надолго ограждать себя от их присутствия.

В то же время есть немало правонарушителей, чье исправление возможно и без лишения свободы. Президент России Владимир Путин в послании Федеральному собранию от 2015 года выдвинул предложение о декриминализации ряда статей Уголовного кодекса. Вслед за этим Верховный суд РФ внес в Госдуму законопроект, направленный на декриминализацию части первой ст. 116 «Побои» УК РФ. Федеральным законом № 323-ФЗ эта статья была декриминализирована путем перевода состава в КоАП в том случае, если данное деяние совершено впервые.

Здесь, однако, возникла юридическая коллизия. Дело в том, что в ст. 116 УК РФ также установлена ответственность за побои в отношении «близких лиц», то есть супруга или супруги, детей, близких родственников и т.д. Этот раздел остался без изменений.

Возникла странная ситуация: внутрисемейные побои остались уголовно наказуемым деянием, в то время как побои чужих людей декриминализированы. Если человек ударил свою жену, не причинив существенного вреда здоровью, или даже шлепнул своего ребенка, он мог быть привлечен к уголовной ответственности и осужден к лишению свободы. А если он поколотил соседа, то на первый случай наступает административная ответственность и только при повторных побоях — уголовная.

Для устранения этого противоречия 14 ноября 2016 года группой депутатов Госдумы, а также членами Совета Федерации был внесен законопроект, в соответствии с которым побои, совершенные впервые в отношении близких лиц, также будут считаться административным правонарушением; при повторном их совершении в течение года наступает уголовная ответственность. Этот законопроект недавно был принят.

Административная ответственность за нанесение побоев достаточно жесткая — штраф в размере от 5 тыс. до 30 тыс. рублей, либо административный арест на срок от 10 до 15 суток, либо обязательные работы на срок от 60 до 120 часов.

К сожалению, само слово «декриминализация» воспринимается некоторыми юридически неграмотными людьми как своего рода индульгенция для домашних дебоширов. Это не так. Напротив, данные изменения законодательства направлены именно на то, чтобы как можно меньше случаев домашнего насилия остались безнаказанными. Сегодня многие женщины боятся заявлять в полицию о случаях побоев со стороны мужей. Представьте некий провинциальный городок, где пьяный муж поколотил жену. Предположим, она обратилась в полицию, и мужа «упекли» в места, не столь отдаленные на два года. Вообразите себе эту картину: все соседки показывают на нее пальцем — смотрите, вот стерва, мужа упрятала в тюрьму, ну выпил, ну погорячился, с кем не бывает. В результате в громадном большинстве случаев домашнего насилия женщины не обращаются в правоохранительные органы. Теперь, будем надеяться, эта ситуация изменится. 15 суток ареста могут стать хорошим предостережением для любителя распускать руки.

Как свидетельствуют зарубежные публикации, примерно так же обстоит дело в Италии, Испании и других странах. Там также женщины нередко опасаются заявлять о совершенных в отношении них насильственных действиях со стороны мужей и партнеров. А потому не совсем понятно, почему новый российский закон был встречен на Западе с таким неприятием. В частности, генеральный секретарь Совета Европы Турбьерн Ягланд призвал Государственную думу и Совет Федерации не принимать этот закон. «Я призываю вас сделать все, что будет в ваших силах, для того чтобы реализовать право российских семей на жизнь без насилия и страха», — заявил он.

Некоторые гражданские активисты утверждают, что этот закон возвращает нас во времена «Домостроя», который детально прописывал, как именно следует наказывать жен и детей. Но можно задать риторический вопрос: «Считаем ли мы правильным осудить на два года лишения свободы мать-одиночку, которая, воспитывая своего сына-подростка, дала ему подзатыльник за хулиганскую выходку?» Не станут ли следствием такого решения как минимум ограничение матери в родительских правах и дальнейшее воспитание подростка в учреждениях для детей-сирот?

Нельзя забывать, что речь идет о побоях, то есть о действиях, причинивших физическую боль, но не повлекших вреда здоровью, — синяках, царапинах, ссадинах. Если же вред здоровью причинен, то для этого есть другие статьи Уголовного кодекса. При легком вреде здоровью — ст. 115 УК РФ, при систематическом нанесении побоев, причиняющих физические или психические страдания, — ст. 117 УК РФ «Истязание» с максимальным наказанием в виде лишения свободы до трех лет. А в отношении несовершеннолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, либо в отношении беременной женщины — от трех до семи лет.

По данным ВЦИОМа, россияне в большинстве своем осуждают семейное насилие, но поддерживают инициативу смягчить наказание за первый случай нанесения побоев. С этим согласны 59% опрошенных. Значительная доля также полагает, что эта мера снизит число семейных побоев.

Проблема семейного насилия стоит чрезвычайно остро во всем мире. Решить ее исключительно посредством уголовного законодательства невозможно. Ничего не дадут и попытки поставить семейную жизнь под тотальный контроль государства.

Автор — профессор, доктор юридических наук, член Общественной палаты РФ

Прямой эфир